Проблема с беженцами есть, и она усиливается. Как ее решить? Закрывать границы – бессмысленно. Напичкать средиземноморские пляжи минами и колючей проволокой невозможно. Есть лишь один метод, действующий на сто процентов.

 

Беженцы из Африки в Европу

 

Новости из Европы напоминают военные сводки. По числу жертв происходящее пока не сравнилось с полноценной войной (хотя знаем ли мы, сколько на самом деле тонет лодок в Средиземном море?). Но тональность сообщений и риторика европейских политиков и СМИ весьма схожи.

 

Для начала ответим всем тем, кто называет сообщения об этом «кремлевской пропагандой» и убеждает своих наивных читателей в том, что «в Европе все спокойно». Так вот, эти пропагандисты (а те, кто позиционирует себя борцами с пропагандой, являются пропагандистами, если кто не в курсе) ничем не отличаются от тех украинцев и заукраинцев, которые во всем плохом, что есть в их стране, обвиняют Путина.

 

Если собрать вместе все их заявления, то получается, что 31 августа возле Верховной рады агенты Путина взорвали гранатой агентов Путина, протестуя против того, что агенты Путина приняли выгодный Путину законопроект о децентрализации. Шизофрения, как и было сказано.

 

Если европейские газеты публикуют передовицы, посвященные беженцам, а европейские политики забыли про Украину и Россию и говорят исключительно про беженцев – при чем тут кремлевская пропаганда?

 

У меня в «Фейсбуке» есть несколько французов и француженок, с которыми я познакомился в археологической экспедиции. Это абсолютно аполитичные люди, которые публикуют в своих уютных дневничках в основном фотографии с вечеринок. Сейчас многие из них репостнули фотографию несчастного утонувшего ребенка-беженца, а один – школьный учитель истории – назвал европейских политиков «за..анцами» и потребовал сделать хоть что-нибудь.

 

В прошлый раз эти французы обращали внимание на политику сразу после «Шарли Эбдо», поэтому не будет большой натяжкой сказать, что нынешний кризис с беженцами сравним по значимости с тем январским расстрелом.

 

Пока руководители Германии и Франции пытаются придумать хоть что-нибудь, чтобы перевести горячую часть кризиса в вялотекущую, как оно и было все последние годы, британский премьер Дэвид Кэмерон решил поискать виноватых.

 

Это, как ни странно, не Путин, а сирийский президент Башар Асад, который, напомним, на протяжении долгих лет противостоит поддержанным Западом боевикам. И неотъемлемой частью этих боевиков является ИГ.

 

Не будем сразу возмущаться двуличием и ханжеством Кэмерона, а попробуем принять его высказывание за истину. Хорошо, мистер, давайте мы вам поверим, что в огромном количестве сирийских беженцев виноват Асад.

 

А теперь откроем официальную европейскую статистику. «За первый квартал 2015 года за убежищем в Европе обратились граждане 144 государств, большинство из которых – граждане Косово (48 900 прошений), Сирии (29 100) и Афганистана (12 900)».

 

Скажите, мистер Кэмерон, почему Косово, для обретения независимости которым НАТО в целом и Британия в частности сделали так много, является поставщиком беженцев номер один, опережая Сирию, где идет кровопролитная война, почти в два раза?

 

Кто в этом виноват? Покойный Слободан Милошевич? Вы серьезно? А в непрекращающемся потоке беженцев из Афганистана кто виноват? Покойный президент Наджибулла? Или лично Леонид Ильич Брежнев?

 

В общем, логика Кэмерона имела бы право на существование, если бы люди бежали только из стран, где у власти находятся, по европейской версии, «плохие парни». Но, опять процитируем официальную статистику, приведенную в исследовании Ольги Гулиной из берлинского Института миграционной политики: «По сравнению с прошлым годом количество обращений за убежищем из Косово выросло в 19 раз, с Украины – в пять раз, из Ирака – в три раза, из Ливии и Албании – в два раза».

 

Что происходит на Украине, мы знаем – поддержанный Западом госпереворот и гражданская война. Что происходит в Ираке, мы тоже знаем – уничтоженная США и НАТО государственность и гражданская война. В Ливии – аналогично. Но что же происходит в мирных европейских Косово и Албании? Кто виноват? Башар Асад? Милошевич? Брежнев? Путин?

 

Выше приведены официальные данные. В реальности число приезжающих подсчитать невозможно даже приблизительно. Неудивительно, что министр иностранных дел Польши Гжегож Схетына говорит о том, что миллионы беженцев могут заполонить Европу, если ЕС не перейдет от механистического распределения к борьбе с причинами их появления. Его слова – тоже кремлевская пропаганда?

 

Проблема с беженцами есть, и она усиливается. Как ее решить? Закрывать границы – бессмысленно. Это лишь увеличит число жертв нелегальных перевозчиков и стоимость услуг современных работорговцев. Превратить Средиземноморское побережье в аналог «пляжей» Северной Кореи, напичканных минами и колючей проволокой, физически невозможно.

 

Есть лишь один радикальный метод, действующий на сто процентов. Это стать беднее и опаснее той страны, из которой бегут люди. Никто не бежит из Сирии в Афганистан или из Эритреи в Сомали. Потому что бессмысленно. Впрочем, вряд ли Европа готова к такому.

 

Поэтому самый очевидный выход – платить и не вмешиваться. Европа на протяжении столетий выкачивала ресурсы из Африки и Ближнего Востока. Если теперь не вернуть хотя бы часть в создание нормальной инфраструктуры для жизни в этих странах, поток беженцев не прекратить.

 

Проблема в том, что может быть слишком поздно, и эти деньги не дойдут до тех, кому они в самом деле нужны, осев в карманах полевых командиров. Запад столько сделал для разрушения самих основ государственности в этих странах, что наивно было бы надеяться на то, что она быстро восстановится естественным образом, без десятилетий войны всех против всех.

 

Последнее, что в этой ситуации стоит делать нам в России, – это радоваться тому, что у соседа хата загорелась. Главными пострадавшими являются не европейские бюргеры и поддержавшие санкции против нашей страны политики. У них запас прочности огромен. Главные пострадавшие – те миллионы мужчин, женщин и детей, которые не могут прекратить войну и нищету в своих странах и, рискуя жизнью, бегут от голодной смерти для того, чтобы утонуть в море или задохнуться в грузовиках.

 

Ситуация с беженцами, как и с ИГ – повод забыть о противоречиях и вместе решать эту главную гуманитарную проблему наших дней.

 

Антон Крылов