— Слушай, ну тебе не надоела эта вся война?

 

— Надоела.

 

— Не хочешь уйти от нее в мирную жизнь? Уехать куда-нибудь?

 

— Хочу, конечно. Только сначала надо, чтобы эти с нашей земли ушли. У меня родня…

 

Только любовь, ничего, кроме любви

 

…в Северодонецке…

 

…в Попасной…

 

…в Лисичанске…

 

…в Золотом…

 

…в Харькове…

 

— Я же мира хочу, Ань. Чтобы мир был на нашей земле. Я же ее люблю, Ань. Думаешь, мне убивать нравится?

 

…и глаза взрослые, взрослые.

 

у пацанов.

 

Восемнадцати, девятнадцати, двадцати лет.

 

— Ну вот ты журналист, Ань, ты читаешь много. Зачем они пришли на нашу землю?

 

…только любовь, ничего, кроме любви…

 

— А уехать — не вариант?

 

— Ну куда я уеду? Лучше, чем дома, нигде не бывает.

 

Они победят.

 

Эти мальчишки с усталыми глазами.

 

Эти мальчишки, которым не случилось доучиться, потому что война пришла на их улицу.

 

…у меня своя боль, временами она пересиливает меня.

 

— Иногда, — говорю в сердцах, — жалею, что я журналист. Сама бы убивать пошла.

 

— Нет, Ань. Зачем тебе убивать? Убивать — это неправильно. Мы-то уже по этой дороге пошли, мы с нее не свернем. Но это все равно страшно. Они, хоть и не с нашей земли, все равно — такие же люди…

 

…такие же люди.

 

Эти мальчишки, взявшие автоматы, чтобы защищать родную землю, эти мальчишки это понимают.

 

Другие мальчишки, воюющие в «Азове», «Айдаре», «Торнадо», в 95-й бригаде ВСУ, в 81-й бригаде ВСУ — не понимают. Для них по ту сторону прицела — мишени. «Российские наемники». Объекты ненависти.

 

Для этих, ополченцев на передовой, по ту сторону прицела — люди.

 

Ненависти нет.

 

Только любовь. Любовь к своей земле, на которую пришли чужие люди.

 

Только любовь побеждает ад.

 

Анна Долгарева

 

 

 

Метки по теме: