«Глава МИД Франции назвал возмутительной миграционную политику восточноевропейских стран» — сообщил в минувшее выходные телеканал RT. Увидев это сообщение, я поначалу подумал: неужели европейские политики (в данном случае — министр иностранных дел Франции Лоран Фабиус) взялись за ум? Но, дочитав новость до конца, убедился: ничего в Европе не меняется.

 

Предсказуемый финал европейских игр в демократию

 

Ничего в ней не изменилось ни после того, как на европейский континент после совершенных с помощью ЕС и НАТО в ряде арабских стран «революций» хлынули сотни тысяч беженцев из Азии и Африки, ни после того, как после поддержанного Западом госпереворота в Киеве в Европу потянулись сотни тысяч украинцев.

 

Ничего не изменилось в европейской политике и после того, как вокруг нелегальных маршрутов доставки людей в страны Европы сформировалась черная индустрия криминальных перевозчиков, в результате чего только в течение последнего года только на море погибли 2,5 тысячи беженцев.

 

 

Главная проблема — «жесткость восточноевропейских стран»

 

«Когда я вижу, что определённые страны не принимают группы беженцев, я нахожу это возмутительным. В частности, восточноевропейские страны. Они проявляют чрезвычайную жёсткость», — вот как звучит вторая часть заявления Фабиуса.

 

Бедная Франция! С министром иностранных дел, который обрушивается на бедных восточноевропейцев по поводу ещё более бедных беженцев, этой стране придется тяжело: цунами мигрантов скоро сметет не только Фабиуса, но и саму Францию. Заодно с Германией, канцлер которой тоже явно запуталась в причинно-следственных связях.

 

Понятно, что Фабиус, желая соответствовать нынешнему общеевропейскому тренду, лицемерит: вместо того, чтобы обрушиться с филиппиками на Госдеп и ЕС, по вине которых и началось очередное великое переселение народов, он обвиняет в жесткости страны, политикам которых (например, Венгрии) нынешний проамериканский тренд явно начинает надоедать.

 

В самом деле: все понимают, что главной причиной наплыва в Европу сотен тысяч беженцев стали войны и псевдореволюции на юге и востоке от неё, организованные в последние годы США при поддержке их европейских союзников по НАТО.

 

Войны в Афганистане, Ираке, Ливии и Сирии уничтожили складывающиеся в регионе тысячелетиями системы межплеменных и этноконфессиональных связей, сломали несущие стены традиционных государственных конструкций и разрушили и без того хрупкий мир между мусульманами и христианами, между традиционалистами и сторонниками прогресса.

 

В названных выше и некоторых других странах (Йемене, Турции, Египте, Иордании, Тунисе, Украине) доступ к власти или к оружию и теневым бизнесам получили не демократы, как это декларировали западные политики, а разного рода радикалы, как и планировали организаторы «революций». Те же силы, которые веками обеспечивали стабильность в регионе, либо уничтожены, либо по-прежнему противостоят (как в Сирии) получающим скрытую поддержку от западных спецслужб боевикам Исламского государства.

 

После того, как миллионы жителей Ближнего Востока прозрели и поняли, что война в регионе — это надолго, а помощи от мирового сообщества не будет, они ударились в бега. Побежали туда, где не только, возможно, дадут кров и хлеб, но и не будут стрелять.

 

Между тем, сотни тысяч беженцев — это лишь начало той агонии, которая ожидает Европу Олланда, Меркель, Магерини, Фабиуса, Туска и иных представителей нынешнего поколения политических банкротов.

 

 

Сколько джиннов вылетели из бутылки Исламского государства

 

Еще в 2002 году известный режиссер Люк Бессон в фильме «Перевозчик» поднял проблему нелегальной перевозки беженцев в Европу из Азии, организуемой международной мафией. И ничего. За последнее десятилетие международная мафия перевозчиков только укрепила свои позиции.

 

На днях в Австрии был обнаружен грузовик с семью десятками тел задохнувшихся мигрантов — и снова ничего. Кроме задержания нескольких возможных посредников и лицемерного заявления Фабиуса, ничего вменяемого от чиновников ЕС не последовало.

 

Лично у меня возникают подозрения, что если доставка одного беженца до Германии или Великобритании оценивается в среднем в 10 тысяч евро (а число беженцев за 8 месяцев текущего года составило 340 тысяч человек), то в этих трех с лишним миллиардах евро имеется доля европейских политиков, закрывающих глаза на истинные масштабы охватившей континент катастрофы.

 

Я уже писал, что в XXI веке самыми конкурентными и прибыльными рынками — помимо энергетического — становятся рынки наркотиков, оружия и, особенно, человеческих органов.

 

Список следует расширить: еще одним сверхприбыльным транснациональным бизнесом, судя по всему, становятся нелегальные перевозки людей в Европу, контролируемые наемными армиями боевиков и их кураторами из самых разных спецслужб.

 

И это тот джинн, которого западные политики выпустили из бутылки себе на погибель под разговоры о продвижении за пределы цивилизованного мира идей свободы и демократии.

 

 

Второй джинн — это праворадикальные силы в самой Европе.

 

Не секрет, что национально-ориентированные партии и движения в европейских странах получают сегодня повод и пищу для реабилитации и восхождения. И как реагирует на это, к примеру, руководство Германии — страны, которая уже однажды дошла до края в своем увлечении праворадикальной идеологией?

 

На днях канцлер Германии заявила, что «в Евросоюзе готовы подумать о формировании регистрационных центров в странах, на которые приходится основной поток беженцев» и еще: «должна быть честная система распределения беженцев по странам ЕС». То есть Германия готова и дальше принимать тысячи беженцев, надо, мол, только сделать систему их распределения по странам честной.

 

Между тем, немецкое общество уже расколото. По мнению журнала Spiegel, количество нападений на места проживания беженцев в Германии резко увеличилось. А журнал Zeit сообщает, что в Дрездене на демонстрацию в поддержку беженцев и политики Меркель собралось около пяти тысяч человек.

 

Что должен сделать истинный лидер Германии в нынешней ситуации? Только ли осуждать ксенофобию и призывать европейских политиков соблюдать законы, как это делает Ангела Меркель?

 

Полагаю, что ситуация с нарастанием потока беженцев в Германию должна быть использована руководством этой страны как повод минимизировать навязчивую и явно убыточную дружбу Берлина с Вашингтоном и основание для того, чтобы пересмотреть принципы всей нынешней европейской политики.

 

Очевидно ведь, что «честное» распределение беженцев по странам Евросоюза не решит проблемы, как не решит её игнорирование факта нарастания гражданского противостояния в Германии и других странах в связи с полярным отношением коренных европейцев к мигрантам.

 

Во всяком случае, принципиально разное отношение руководства и граждан тех или иных стран европейского континента к проблеме миграционных потоков — это тот вопрос (третий джинн), который начинает реально раскалывать и уничтожать Евросоюз.

 

О необходимости решать проблему беженцев принципиально иначе —устранять причины, побуждающие сотни тысяч людей покидать родные места в Азии и Африке и переправляться с риском для жизни в Европу, — говорит сегодня, не стесняясь, президент Чехии Милош Земан. Об этом же говорят премьер Словакии Роберт Фицо, бывший канцлер Германии Герхард Шрёдер, премьер Сербии Александр Вучич и многие другие европейские политики. Но их сегодня в Евросоюзе не слышат.

 

По факту ЕС реализует сценарий, написанный для современной Европы за океаном. Сценарий, согласно которому европейский континент должен стать терзаемой проблемами и нарастающими гражданскими конфликтами (а потому — легко управляемой из Вашингтона) периферией США.

 

Владимир Лепехин

 

 

 

Метки по теме: