Обуяло нынче самых разных людей. Вне зависимости от пола и возраста.

 

Бешенство

 

Я поясню.

 

Термин «истерия» происходит от древне-греческого ὑστέρα  и долгое время означал именно то, что в сабже.

 

По прошествии лет расстройство, свойственное — как следовало из названия — исключительно женщинам, стало трактоваться иначе.

 

Теперь «истерия» —  истерическое расстройство личности, которому присущи поверхностность суждений, внушаемость и самовнушаемость, склонность к фантазированию, неустойчивость настроения, стремление привлечь к себе внимание, театральность поведения.

 

И только название осталось неизменным.

 

И — так вижу — оно это самое бешенство матки обуяло нынче сотни, если не тысячи пользователей Сети. Вне зависимости от пола, возраста и сексуальной удовлетворённости.

 

Кстати, в офлайне ничего даже близко пожего я не наблюдаю.  Хотя общаюсь в самых разных средах.

 

Только в Сети.

 

И в точности с описанной симпотматикой — поверхностность суждений, внушаемость и самовнушаемость, склонность к фантазированию, неустойчивость настроения, стремление привлечь к себе внимание, театральность поведения.

 

Нужны примеры?

 

Их есть.

 

Ну, главное, вестимо — нефть/рубль.

 

Сдаётся мне, что каждый пятый  пользователь Сети проснулся в один из августовских дней этого года и, отправившись чистить зубы,  обнаружил в зеркале серьёзного нефтяного аналитика.  Хранить в себе этот дар не смог.  Начать решил с того, чтобы разнести  в пух и прах всех, кто числился таковым прежде.

 

Показательно так разнести —  с инфографикой, фоточками, рейтингами худших прогнозов.

 

Маленькие мои, я  попробую кое-что объяснить вам  максимально просто, чтобы поняли даже самые слабенькие, те, кого затяжная истерика довела до полного изнеможения.

 

Вот представьте.

 

Некоего человека  в разное время обследовали разные врачи. И даже целые медицинские консилиумы. Долго обследовали. И всё как положено — общий, биохимия, УЗИ, МРТ… далее везде.

 

Нашли кое-какие отклонения от нормы, но в целом — больной был скорее здоров, чем болен.

 

И тут случилось непредвиденное — наш герой, прогуливаясь вечером по улице, заступился за маленького и слабого человечка, которого собирались бить «гопники на раёне». Человечка отбил, но гопники злость затаили. И в недобрый час — собравшись с силами — напали на нашего героя.  Били ногами, битами, ударили ножом…

 

Едва живого героя доставили в больницу, врачи собрали консилиум, но тут странные, совсем не знакомые с героем люди, подняли страшный визг в Сети, утверждая, что врачи эти —  и не врачи вовсе.

 

«Как же так? — с пафосом и придыханием вопрошали эти люди — Вот же их заключение: больной здоров. Вот справки, анализы, снимки. Разве ж это врачи? Он  ведь при смерти сейчас»

 

Теперь — по существу.

 

Тот, кто не впал в бешенство, буде он страшно далёк от нефтяной аналитики и вообще плохо себе представляет, что, кто, когда и зачем делает с нефтью,  должен понимать одну очень простую и очень явную истину: всё происходящее —  не про нефть ни разу.

 

Одна страна пытается — всего лишь — сохранить свою гегемонию. Ради этого — всю мировую систему холодно и тупо проверяют на разрыв.

 

Нефть здесь всего лишь инструмент.

 

Конечно же, имеет место быть сговор США и саудитов, но не спешите бросать камни в последних.

 

Задача, которую Вашингтон ставит Саудовской Аравией проста и понятна: ни на баррель не снижать уровень добычи, тем самым не допустить даже намёка на дефицит.

 

Да, саудиты «стреляют себе в ногу», рассчитывая на то, что нога заживёт, а профит полностью покроет лечение. И компенсирует боль.

 

Некоторые основания полагать именно так у саудитов есть.

 

Во-первых, США, конечно же, компенсируют потери. К слову уж,  не обязательно, что материально. По крайней мере, сейчас клятвенно обещают это сделать.

 

Во-вторых, отвалятся  слабые игроки  (Африка, Персидский залив)

 

Но тут — продолжая аналогию — рука может дрогнуть (руку могут аккуратно подтолкнуть ) и пуля уйдёт выше.

 

И то, что выше может… как бы это помягче…. отвянуть навсегда.

 

Но это их — саудитов  — сознательный выбор.

 

Рубль — тем более в условиях изоляции страны — связан с нефтью, как никогда прежде. Сиречь, напрямую.

 

Но всё это чистой воды теория, считай — присказка.

 

Теперь — сказка. В форме вопроса.

 

Скажите мне те, кто сейчас отчаянно истерит в Сети по поводу нефти-рубля-крахаэкономики-голода-разрухи-хаоса-смерти, вы правда думаете, что завтра (послезавтра, через месяц, полгода, год) вам нечего будет есть?

 

Не будет света, воды, тепла, бензина, одежды, лекарств?

 

Мы все — кроме тех, кто внял призыву г-на Яковлева и уехал  — в ближайшее время мучительно умрём?

 

К тем обращаюсь, кто пережил горбачёвские и гайдаровские реформы, кризис 98-го и последствия 2008 — а таковых большинство среди сегодняшних истериков — вы правда уверены в том, о чём голосите сейчас  в Сети?

 

Себе ответьте.

 

Мне — не надо.

 

Я  — как человек переживший всё означенное в самом эпицентре событий  — знаю точно: всё проходит и это пройдёт

 

За истериками, в этой связи, наблюдать очень забавно.

 

Кстати уж — из наблюдений — истерят нынче все.

 

Либералы:   кровавый Пу привёл страну к катастрофе, у народа отобрали пармезан, у олигархов отберут недвижимость в Лондоне. Озверевшие  без лондонской недвижимости олигархи возглавят озверевший без пармезана народ и режим падёт. Путина — в Гаагу, соратников — на дыбу, Касьянову — 2%, Ходорковскому — Роснефть.

 

Профессиональные русские:  у Путина  есть последний  шанс не слить: ввести войска на Юго-Восток, расстрелять Медведва и Суркова, национализировать всё, что пока не национализировано, запретить американское кино, назначить Гиркина вместо Володина.

 

Словом — если отбросить литературщину — внушаемость и самовнушаемость, склонность к фантазированию, неустойчивость настроения, стремление привлечь к себе внимание, театральность поведения.

 

И — собственно — она, истерия, сиречь бешенство матки.

 

Народ,  ну честное слово, ну стыдно же.

 

Нет?

 

Марина Юденич