Порошенко сегодня, в день независимости Украины, сравнил Новороссию с Мордором. «Украина есть и будет, а Новороссия — это толкиеновский миф под названием Мордор».

 

Мордор и Порошенко

 

У меня эта новость вызвала эффект дежа вю. Я прекрасно помню как Донбасс сравнивали с Мордором. В 2004 году, во время оранжевой революции. Тогда как раз вышло «Возвращение короля» и Майдан был украшен плакатами с Донбассом — Мордором, Януковичем — гоблином и его избирателями — орками. Мифологическая демонизация индустриального региона: заводы, шахтеры, отходы производства, жесткая властная иерархия — так похоже!

 

Так что у Порошенко как у человека и уроженца Винницы сегодня вырвалось из глубин подсознания глубинное и заветное. А как политик он очень точно попал в нерв своего западноукраинского доиндустриального электората. Это он не про Новороссию, а про Донбасс так сказал — я всегда был против того, чтобы называть Донбасс Новороссией, потому что это два разных региона и украинцы всегда отделяли Донбасс от остального русскоязычного Юго-востока. Для них это много лет был донецкий Мордор и, к сожалению, не только на западе, но и в Киеве и даже, увы, в Запорожье я тоже сталкивался с отношением к дончанам как к гоблинам. Так что это расчеловечивание сограждан, живущих в отличном от другой страны регионе, не с АТО началось. Война — логическое следствие этого противоречия: я много раз говорил, что ни по Харькову, ни по Днепру Порошенко с Яценюком не добились бы от общества такой поддержки военной операции, как по Донбассу.

 

А еще на Украине есть шутка: Россия — это такая очень очень очень большая Донецкая область. Так что то, что Россия для них даже не Мордор, а мета Мордор — это тоже факт. И это не только к украинцам относится. Пару лет назад я написал шуточную статью «Геополитическая мифология: евразийский Мордор против людей Запада» о том, как эксперты из Восточной Европы демонизируют евразийскую интеграцию. Теперь понимаю, что этой шуткой предсказал будущую идеологию. Россия — это Мордор, особенно для всяких восточно-европейских «хоббитов».

 

В разгар моды на Толкиена, 13 лет назад, я узнал, что в Советском Союзе был запрещен «Властелин колец» — переводы делались и издавались самопально. Мне это тогда показалось вершиной абсурда. Сейчас запрет книги мне по-прежнему кажется абсурдным, но мотивы советских цензоров, кажется, начали проясняться.

 

Александр Носович

 

 

 

Метки по теме: