В четверг вступает в силу постановление главы киргизского правительства Темира Сариева о денонсации соглашения с США о сотрудничестве. Этот межправительственный документ был подписан 19 мая 1993 года в Вашингтоне и официально назывался «соглашением относительно сотрудничества по облегчению оказания содействия».

 

США теряют плацдарм в Центральной Азии

 

Оно было заключено «с целью облегчить оказание гуманитарной помощи и экономического и технического содействия» народу Киргизии со стороны Соединенных Штатов.

 

В соответствии с ним, американские товары могли ввозиться и вывозиться из Киргизии без обложения какими-либо налогами и таможенными пошлинами. Гражданскому и военному персоналу американского правительства, находящемуся в республике в связи с программами содействия США, предоставлялся статус, равный дипломатическому.

 

Летом 2014 года с территории международного аэропорта «Манас» под Бишкеком была полностью закрыта американская военная авиабаза, дислоцировавшаяся там с 2001 года, и с 2009 года переименованная в Центр транзитных перевозок США.

 

Она являлась основным логистическим узлом для переброски грузов и сил антитеррористической коалиции в Афганистан. По официальным данным, в транзитном центре размещались около 1500 американских военных и гражданских сотрудников, участвовавших в операции «Несокрушимая свобода» в Афганистане.

 

 

«Пришло время слезать с двух стульев»

 

Постановление о денонсации соглашения о сотрудничестве с США глава киргизского правительства подписал 21 июля. А 12 августа вступил в силу договор о присоединении Киргизии к Договору о Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС). Таким образом, республика шаг за шагом демонстрирует последовательность своей внешней политики, определив собственные приоритеты, утверждает сотрудник Российского института стратегических исследований Аждар Куртов.

 

«Хотя ЕАЭС — экономическое объединение государств, но экономики без политики не бывает, а в данном случае — и без геополитики тоже. Киргизия долго «сидела на двух стульях», получая помощь Запада и одновременно сотрудничая со своими ближайшими соседями — партнерами по Евразийскому союзу. Теперь политическая ситуация изменилась настолько, что пришло время киргизскому руководству определяться — с кем и как оно строит свои стратегические отношения. Процесс этого самоопределения мы с вами и наблюдаем», — говорит он.

 

По словам аналитика, договоры 90-х годов прошлого века, заключенные Киргизией с зарубежными странами, были неравноценными. Одни (например, об освоении и разработке канадской компанией Centerra Gold Ltd. иссык-кульского золоторудного месторождения Кумтор) носили не вполне равноправный характер. Другие (в частности, денонсированное соглашение о сотрудничестве с США) подразумевали очевидные отступления от норм международного права, поскольку в нем предполагалось предоставление дипломатического иммунитета расширенному кругу лиц.

 

Такого рода международные соглашения неоднозначно расценивались партнерами по постосоветскому пространству — скажем, Россия усматривала в них очевидные нарушения суверенитета республики с целью поставить ее руководство под определенный контроль или создать некую систему зависимости Киргизии от Запада.

 

«Ликвидация такой системы соответствует и интересам нынешней киргизской власти, и интересам России. Это продолжение уже сделанных шагов, среди которых ликвидации американской авиабазы «Манас», а также активизация Бишкека в работе ОДКБ», — говорит Аждар Куртов.

 

Участие Киргизии в этом оборонном союзе, по мнению эксперта, подтверждает, что официальный Бишкек разделяет оценки своими партнерами рисков, существующих в центральноазиатском регионе. Это и продолжающаяся в Афганистане гражданская война, связанная с длительным присутствием там воинского контингента США и их союзников, и угрозы, исходящие с Ближнего Востока.

 

«Совершенно очевидно, что киргизское руководство решило показать своим партнерам по ЕАЭС и ОДКБ, что оно однозначно будет придерживаться определенной линии в своей оборонной и внешней политике», — убежден Куртов.

 

 

Оглядываясь на Китай

 

Киргизскому руководству приходится считаться не только с позицией России, но и с мнением другого своего большого соседа и партнера по Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) — Китая, напоминает сотрудник Института стран СНГ, постоянно работающий в Бишкеке, Григорий Михайлов.

 

«Китайское влияние в Киргизии в последнее время возрастает. Тут надо помнить, что сама Киргизия является неким местом, где пересекаются интересы влияния России, Китая и США. Демонстративное отстранение от Америки дает Бишкеку шанс рассчитывать на более активное экономическое сотрудничество с КНР и рост китайских инвестиций», — говорит он.

 

«Китай всегда — явно или неявно — выражал свою озабоченность тем, что американские военные присутствуют в некоторых чувствительных для него точках. В частности, поблизости от тех регионов КНР, где у нее есть проблемы. Это, прежде всего, Тибетский и Синьцзян-Уйгурский автономные районы (СУАР). Киргизия расположена в непосредственной близости от СУАР, и уменьшение американского присутствия в этом регионе Китай, конечно же, может только приветствовать», — соглашается и Аждар Куртов.

 

Так или иначе, многовекторный внешнеполитический курс, взятый в свое время первым президентом республики Аскаром Акаевым, ныне изжил себя, подчеркивает Григорий Михайлов. «Дружить со всеми» стало сложно. И нынешнему руководству страны во главе с Алмазбеком Атамбаевым пришлось, наконец, определяться с приоритетами страны.

 

 

Что взамен американской помощи?

 

Эксперты подчеркивают: денонсация договора о сотрудничестве вовсе не означает в какой-либо степени сворачивание отношений Киргизии с Америкой, но ограничивает возможности влияния США на внутриполитическую ситуацию в республике. Дипломатическая миссия США будет работать по-прежнему, тогда как разного рода неправительственные организации будут функционировать там на общих основаниях.

 

Посольство США в Киргизии выразило сожаление в связи с односторонней денонсацией договора. При этом не забыв подсчитать, что Киргизия получает сегодня самый большой объем помощи со стороны Соединенных Штатов, и за все 22 года действия договора предоставила стране почти $2 миллиарда, «чтобы поддержать переход Кыргызской Республики к демократии», как сказано в официальном сообщении пресс-службы посольства.

 

Эта цифра сопоставима, например, с прямыми инвестициями в экономику Киргизии соседнего Казахстана ($1,5 млрд) или с торговым оборотом с Россией за один лишь прошлый год ($1,9 млрд).

 

«Финансовая помощь США «на развитие демократии» предназначалась для финансирования образования, обеспечения деятельности неправительственных организаций, для проведения всевозможных конференций, семинаров, тренингов. Это не вложения в экономику республики», — поясняет Аждар Куртов.

 

«В любом случае, «расходы на демократию» и реальные инвестиции в экономику, поставки товаров из России, Китая, Казахстана — несопоставимые вещи в плане реальных потребностей Киргизии, по-прежнему переживающей серьезные социально-экономические трудности. Тем временем, только трудовые мигранты ежегодно присылают из России суммы, достигающие трети ВВП республики [ВВП Киргизии, по данным Минэкономразвития, в 2013 году составил $7,2млрд — Ред]», — утверждает Григорий Михайлов.

 

Случилось так, что именно забота о развитии демократии и защите прав человека в Киргизии стала причиной для разрыва в одностороннем порядке действовавшего 22 года соглашения с Америкой. Поводом для этого послужило то, что в июле Государственный департамент США наградил премией «Защитник прав человека» киргизского оппозиционера узбекского происхождения Азимжана Аскарова, которого Верховный суд Киргизии приговорил к пожизненному заключению за подстрекательство к массовым беспорядкам и убийство милиционера в ходе «революции тюльпанов» в 2010 году.

 

Власти Киргизии расценили американский шаг как выражение недоверия национальному правосудию. После чего и было принято решение о денонсации соглашения. В итоге страна отказалась сотрудничать с США в области строительства демократического общества, выбрав приоритетом ставку на экономическое развитие.

 

«Для Киргизии жизненно важно не оставаться десятилетиями в состоянии разоренной страны, постоянно отстающей от своих более успешных соседей, а развиваться с опорой на их ресурсы в рамках ЕАЭС. И она сделала свой выбор», — говорит Аждар Куртов.

 

Владимир Ардаев

 

 

 

Метки по теме: