Большой праздник сегодня. Не хочется о грустном. Но вот только что мне позвонил друг. Очень расстроен. Ругается. Был в книжном магазине. На Крещатике. Искал книгу. Не нашел. Ему сказали, что книги этого автора, изъяли из продажи. Не только этого автора. Еще многих других. Изъяли в соответствии решением Минкульта.

 

Просвещенная нация

 

Мой друг и раньше об этом слышал, но здесь он воочию столкнулся с действительностью. Эта действительность с покрасневшим лицом и каким-то особенным удовольствием тыкнула в лицо моего друга уже засаленную бумажку с распоряжением Министерства культуры.

 

«Как так можно! Это же двадцать первый век. Мы же просвещенная нация!» — шумел он мне в трубку.

 

Я ему ответил: «Класс!» Он на секунду замолчал и тут же набросился на меня: «Василий! Ты что сбрендил?! Ты чему радуешься? Меня просто трусит всего. Так ведь нельзя!».

 

Класс, мой дорогой, в том, что это все происходит на наших глазах. Класс, что иллюзии в отношении XXI-го века и, как ты там еще говорил? просвещения? Так вот, иллюзии в отношении просвещенной нации испаряются. Остается реальность.

 

Тупая.

 

Невежественная.

 

Злая.

 

А мы с тобой, лет так через двадцать, если доживем, конечно, будем рассказывать детям наших детей, что здесь происходило. И какой болезнью мы болели. И как убивали друг друга и как книги жгли.

 

Они нам, конечно, верить не будут. Ведь такое средневековье в XXI-м веке невозможно. Да и мы бы с тобой тоже не поверили, не происходи все это с нами.

 

С нашей просвещенной нацией в XXI-м веке.

 

Василий Волга

 

 

 

 

Метки по теме: