Глава СНБО Украины Турчинов вновь обвинил СССР в развязывании Второй мировой войны. На это предельно жестко отреагировал вице-премьер РФ Дмитрий Рогозин, припомнивший Турчинову комсомольское прошлое. Эта история вновь обнажила интересный парадокс: почему бывшие пламенные коммунисты из постсоветских стран превратились в русофобов?

 

Александр Турчинов

 

Разбирать текст за подписью Александра Турчинова, опубликованный на сайте СНБО, с исторической точки зрения бессмысленно. Это то же самое, что всерьез спорить с Фоменко и Носовским, утверждающими, что Иван Грозный – это четыре разных человека, а Новгород – это на самом деле Ярославль. Заявления про доблестные украинские войска, остановившие продвижение «москалей» на недооценившую этот подвиг Европу, – той же степени достоверности. А вот с точки зрения психологии этот документ, безусловно, дает большое поле для исследования комплексов и фобий как лично Турчинова, так и конструкта «украинской нации», каким его видят нынешние киевские власти. А равно – русофобии современных лимитрофов в целом.

 

 

Немного энтомологии

 

Сперва остановимся на самом секретаре СНБО. Термин «гнида», то есть яйцо вши, который применил по отношению к нему российский вице-премьер Дмитрий Рогозин, довольно точно характеризует особенности карьерного роста Александра Турчинова. Гниды закрепляются на волосах или в швах одежды, где в тепле вызревают, после чего из них выводятся взрослые вши, начинающие сосать кровь у зараженного педикулезом человека.

 

В 1987–1990 годах Турчинов был сперва секретарем райкома, а потом – заведующим отделом агитации и пропаганды Днепропетровского обкома комсомола. То есть закрепился в теплом месте, из которого ушел, когда место перестало приносить выгоды.

 

Похожая ситуация была и в годы независимости Украины: пока место вечного первого заместителя Юлии Тимошенко было удобным, Турчинов сидел в тени «леди-босс». Когда выяснилось, что вышедшая из тюрьмы начальница не так сильна, как прежде, Турчинов покинул Блок Юлии Тимошенко и вошел в «Народный фронт» Арсения Яценюка (он тоже, кстати, прикрывался брендом БЮТ, пока это было выгодно).

 

Паразитарный тип поведения свойственен политикам второго ряда во многих странах, но беда Украины в том, что в этой стране они оказываются на первых ролях. Этим можно объяснить и экономические провалы страны, и иностранцев в ее правительстве, агрессивные намеки Европе на то, что пора бы уже взять Украину на содержание.

 

В турчиновском письме «на Брюссель дедушке», напомним, говорится следующее: «Европа нас предала (в 1920 году), выбросив УНР за рамки переговорного процесса, и заключила мир, по которому нашу страну разорвали на куски». Молчание европейских чиновников по этому поводу выглядит странно: обвинение в предательстве обычно не относится к тем, которые легко игнорируются.

 

Но это еще не самое интересное. В стремлении напугать Европу Россией Турчинов сперва говорит о том, что «сталинская империя» и «Рейх Гитлера» развязали «наикровавейшую войну в истории человечества», а потом заявляет, что «сегодня мы находимся в очень похожей ситуации».

 

Внимание, вопрос: если современную Россию Турчинов сравнивает со «сталинской империей», то кого тогда он считает «Рейхом Гитлера»? Саму Европу – вряд ли, иначе бы Турчинов к ней не обращался. Неужели США? За такое можно и креслом поплатиться.

 

Впрочем, искать и логические, и исторические соответствия в заявлениях киевских властей бессмысленно. Это монолог обиженного ребенка, который рассорился со своей старой компанией и не понимает, почему его не пускают в новую. Он же все сделал как надо – выбросил общие игрушки, назвал заводилу матерным словом, даже мультики те же самые больше не смотрит. Почему не берут к себе? Почему не отменяют визы, не дают денег, требуют каких-то реформ? Стоит мальчик посреди двора, плачет, обернется назад – там о его уходе никто особенно не печалится, смотрит вперед – там всем и без него хорошо. Так и перерастают слезы в истерику и обвинения в «зраде» 95-летней давности.

 

 

Ударенные Союзом

 

Безусловно, все советские люди, бывшие совершеннолетними в конце 80-х, прошли через жесточайший психологический стресс. Очень тяжело, когда на твоих глазах рушится то, что казалось незыблемым, когда почти 300 миллионов жителей единой страны вдруг оказываются разбросанными по независимым республикам, когда то, за что еще несколько лет назад сажали, называют единственно правильным и полезным.

 

#{ussr}Люди переживали этот стресс по-разному. Кто-то утешался в работе, кто-то уходил в эскапизм – от религиозного до алкогольного, кто-то искал себе новые убеждения и ценности в надежде, что они станут более стойкими. Большинство вылечило время: когда стресс забывается, человек вспоминает о дострессовой реальности с некоторой ностальгией, но, как правило, без желания «все вернуть». «Кто не жалеет о распаде СССР, у того нет сердца. А у того, кто хочет его восстановления в прежнем виде, у того нет головы», – автор цитаты известен.

 

Но есть небольшой процент людей, для которых психологическая травма оказалась слишком сильной. Они начинают ненавидеть причину этой травмы сильнее, чем прежде любили. Такие люди есть не только во всех постсоветских странах, но и в Восточной Европе. Многие политики, бывшие молодыми активистами правящих партий в 80-е годы и славившие нерушимую дружбу народов и коммунистический выбор, начиная с 90-х стали радикальными националистами и антикоммунистами. Коммунизм для них ассоциировался с Москвой, поэтому неизбежной стала и русофобия. Но поскольку эти убеждения были выбраны не в рамках нормальной ситуации, а в результате стресса и кризиса самоидентификации, с возрастом психологическое состояние этих политиков неуклонно ухудшалось.

 

На Украине из подобных ярких персонажей, помимо Турчинова, можно назвать львовянку Ирину Фарион. В 80-е годы она возглавляла кружок марксистко-ленинской эстетики, входила в «клуб интернациональной дружбы», помогала иностранным студентам учить русский язык. В 1988 году вступила в КПСС и стала членом партбюро своего факультета. А в 2010-м состоялась ее знаменитая лекция в детском саду, где она предлагала детям с «неправильными» (то есть русскими) именами «ехать в Московию». Дальнейшие высказывания Фарион по поводу России и русского языка также свидетельствовали о серьезной обсессии, что, впрочем, до сих пор не мешает ей выступать с публичными заявлениями по разным поводам.

 

Президент Литвы Даля Грибаускайте – член КПСС с 1983 года, преподаватель Вильнюсской высшей партийной школы. Защитила кандидатскую работу на тему «Взаимосвязь общественной и личной собственности в функционировании личного подсобного хозяйства» в 1988 году в Академии общественных наук при ЦК КПСС в Москве. В 2015-м она назвала Россию «террористическим государством», с которым «переговоры бессмысленны». Другие ее русофобские высказывания известны не менее хорошо.

 

Гонитель «Бронзового солдата» – многолетний премьер Эстонии Андрус Ансип – вступил в КПСС, а с 1986 по 1989 годы работал инструктором промышленного отдела и заведующим орготделом Тартуского райкома КПЭ.

 

Этот список легко продолжить. Но есть и политики, проделавшие обратный путь. Например, президент Венгрии Виктор Орбан, который в конце 80-х был антисоветским активистом, а через 25 лет понял, что Вашингтон и Брюссель в качестве хозяев ничем не лучше Москвы.

 

Словом, если потереть практически любого русофоба из бывших советских республик или стран СЭВ, неизбежно вылезет комсомольское или партийное прошлое. Турчинова и Грибаускайте можно было бы пожалеть за то, как тяжело они пережили крах СССР, если бы не их нынешние возможности в качестве представителей высшей политической элиты своих государств. Поэтому жалеть не надо. Надо просто помнить о том, что людям с фобией или обсессией бесполезно что-либо объяснять или доказывать – они не услышат. Но их время пройдет – так же, как прошло время СССР. Возможно, закончив политическую деятельность, они найдут время обратиться к специалистам и разобраться с подоплекой своей иррациональной ненависти к России. Впрочем, это уже будет их частное дело.

 

Антон Крылов

 

 

 

Метки по теме: