Журналист Пронько вытащил на днях внезапно старый фильм канала «Россия» о Волынской резне. Ну и понеслось (см. скрин). Не понравилось Пронько, что украинцы, оказывается, убивали детей. Представляете? Было такое. Отгеноцидили аж 200 000 поляков. Весь фильм об этом. Поэтому ни еврейский, ни русский, ни венгерский вопросы особо там и не подымаются.

 

image

 

Единственное, чего предусмотрительно не написал Пронько, так это то, что «преступник не имеет национальности». Тут он на опасную почву не ступил (не ступил, то есть, и во втором смысле). Поскольку убивали действительно «во славу Украине».

 

Видно на примере, как либеральный журналист передергивает. В фильме нет , само собой, и речи о том, что украинцы — этнические фашисты. Речь о том, что ОУН использовала в качестве идеологии этнический фашизм (нацизм, проще-то говоря). Более того, сказано, что ведь украинские наци не жалели соплеменников: и тех, которые прятали поляков, и тех, кто просто не желал никого убивать.

 

А самое примечательное: в фильме пытаются найти причины таких зверств. То есть, хотя бы как-то понять, простить и оправдать. Поляки храмы рушили, школы полонизировали, унижали человеческое достоинство. Земли польским колонистам на Волыни раздавали. В общем, бедные там люди были, накопилось у них. Без страны жили, как детдомовский ребенок… Но даже эти оправдания Пронько воспринимает как оскорбления.

 

Фильм, само собой, антифашисткий насквозь. Если там и есть пропаганда, то она в современных кадрах, на которые наложен рассказ об исторических событиях. Но ведь сегодня режим в Киеве сам соотносит себя и с Бандерой, и с Шухевичем — чего уж тут булки мять? Чего заказывали.

 

Кстати, в фильме хорошо видны границы настоящей Украины. Приблизительно по границам польской резни они и проходят. Галиция, западэнщина. Они там за эти земли в свое время душу дьяволу продали — ну, пусть живут, чего теперь. Отдайте им. Тем паче, что оттуда как-то в АТО не торопятся. Отделили бы их сразу при распаде в 1991-м, глядишь, Восточная Украина тоже могла бы состояться — по типу Белоруссии.

 

Но теперь, конечно, все куда сложнее там.

 

Там сложнее, а здесь — Пронько. В шоке.

 

Ольга Туханина

 

 

Метки по теме: