На днях в ленте пробежало: «Крымских енотов забрали в ФСБ. Пытают» Стало любопытно. «Еноты» нашилсь в один клик:

 

 

 

 

Словом, весь набор «юного бандеровца» — Московская народная республика, ДоМбас, восстание, вата, русские мрази, долой Путина . Ну и вобщем — итог.

 

 

 

Словом, это была очень типичная история — призывы свергать, громить, стрелять и… старая песня о главном : «А нас за що?!!»

 

И я почти забыла про «енотов», но тут снова в ленте промелькнуло: В Севастополе блогера допрашивала ФСБ после размещения в Facebook новости с пресс-конференции Джемилева.

 

Мне почему-то показалось, что речь идёт об одном и том же блогере. Ну, не каждый же день в Севастополе блогеров допрашивает ФСБ.

 

«Предчуствия меня не обманули», но реальность удивила изрядно. В Twitter-е «еноты» стремительно переобулись в воздухе, представ в образе Грейс Пандоры, вдобавок зачем-то собственноручно деанонимизировались )))

 

 

В точном соответствии с классикой, корнет оказался женщиной. Юные бандеровцы — дамой почтенного возраста, похожей на скромную домохозяйку.

 

 

И я сейчас попробую объъяснить, что в этой истории меня и забавляет, и удивляет одновременно.

 

Вот — честное слово — я беузсловно признаю безусловное право г-жи Гореликовой не участвовать в рефернедуме, равно, как и участвовать, голосуя проитв того, что ей не любо, не любить русских и Путина, любить Порошенко и Джамилева, мечтать о вовзращении Крыма на Украину и сообщать об этом городу и миру в социальных сетях. И даже — в СМИ. И даже — в одиночных пикетах.

 

Я не понимаю другого — почему взрослая и с виду добропорядочная дама делает это в формате «гопник на раёне»? Вот что это — проблемы коммуникации, одиночество, болезнь, внезапно вернувшееся детство?

 

Ну вот не могу себе представить обстоятельств, которые заставили бы меня явиться в Сеть в образе «подмосковного хомяка», нацепить на аватарку героиню Аватара и начать писать тексты в стиле: «хохляцкие (хохлиные?) мрази скоро сметут своего ублюдочного Пороха»

 

Вот не приведи Бог такого, честное слово.

 

Марина Юденич