Для того чтобы написать книгу о нашем времени не нужно ничего выдумывать. Необходимо просто записывать разговоры с людьми. С людьми разными. С рабочими, таксистами, официантами, бизнесменами, врачами, со всеми.

 

 

Помните мой недавний пост о двух патриотических бизнесменах, которые себе гербы Украины на спины накололи? Ну, о тех, которые с чувством глубокого националистического уважения грабят Украину. Помните? Так вот после этой статьи мне позвонили шесть человек и четверо написали в личку. Все они сказали, что я сволочь антиукраинская и что они совсем не такие. Но самое смешное, что те, о ком я написал и с кем я разговаривал, мне так и не позвонили.

 
И вот сегодня у меня опять состоялась прелюбопытнейшая беседа . Не могу удержаться, расскажу. Личность уж больно колоритная. Чиновник!

 

Да и позволения я испросил у него наш разговор передать. Правда, он согласился при одном только условии, что ни фамилии, ни имени его я упоминать не буду и никаких обстоятельств, которые могли бы хоть как-то его выдать, я тоже не передам.

 
Чиновник сегодня он большой. Еще два года назад о такой жизненной удаче он даже и не помышлял. Жил себе человек в Западно-Украинском захолустье, ездил на заработки в Москву и периодически на всякие сходки националистов наведывался.

 

И вот закрутило-завертело! 2014-й год пьяным угаром, кровушкой, да долларами дармовыми, как жахнул! И человечек наш маленький, совсем для себя неожиданно, оказался на Майдане.

 
Рассказывал мне сегодня, как его рвало, когда прямо возле него у парня на баррикаде голова, от прямого попадания снайпера, на куски разлетелась. Это уже потом, когда ему разъяснили что хорошо, а что плохо, он себя героем чувствовать начал. А сначала боялся всего. Боялся, что убьют. Боялся, что посадят. Боялся, что командир сотни, в которой он состоял на Майдане, обманет его и денег не даст. Боялся и пил много. Как он мне сказал сегодня: «Все пили много. В 2004-м пили меньше. Может, тогда не так страшно было?».

 

Этот простой парень, пережив страх и пьянство на Майдане, всем своим сердцем поверил в то, что делал он святое дело. Он действительно думал, что килограммы денег, которые каждый день разгружали в его палатке – это пожертвования киевлян. Ведь он их видел – киевлян-то.

 

Видел, как они приходили и стояли вместе с ним на баррикадах. Видел, как они приносили еду и одежду и деньги. Значит и зарплату ему за революцию платили из народных денег. Значит и хотел народ революции, если платил за нее.

 
Так он думал. И верил. И лучшей жизни хотел. И деньги неплохие ему за это хотение давали.
Никогда раньше он так не зарабатывал. Даже подумалось ему, что нет более доходной профессии, чем революционер! Но позже он эту мысль отбросил.

 

Янукович бежал. Революция победила. Учитывая территориальное происхождение и «национальную» сознательность, новые революционные лидеры Украины предложили ему начальником стать. Большим и сразу! Предупредили при этом, что его заместителем будет молодой хлопец из одной очень известной украинской корпорации и всеми финансовыми делами именно этот хлопец заведовать и будет. Собеседник мой не возражал. Он понимал, что его дело – это осуществлять общее патриотическое руководство ведомством и в дела финансовые особенно не лезть. Тем более, что ничего в этих самых финансовых делах он не понимает. Образование не позволяет.

 
Зарплату положили ему хорошую. Раз в десять больше, чем на Майдане. Автомобиль хороший дали. Секретаршу. Квартиру трехкомнатную. Правда, документов никаких на эту квартиру не оформили.

 

Жена уже год как пилит его, чтобы он у лидеров революции поинтересовался, что же это за квартира такая, в которой они вместе с тремя малолетними детьми проживают, и что с этой квартирой будет, если его уволят? Но, как сказал мой собеседник – это от глупости женской. Не понимает она ничего в революционном братстве. Времена теперь новые. О стране думать надо, а она тут со своим мещанством сунется. Новое революционное руководство, конечно, ценит его как героя Майдана и в обиду не даст и документы оформит. Да и вообще…

 

Я долго слушал моча. Но все же перебил своего собеседника и спросил: «Ты чего со мной встретиться хотел? Что от меня твоему революционному счастью надо?».
Он замолчал. Закурил. Всей своей огромной рабочей ладонью вытер рот и спросил: «Как думаешь – зачем я им нужен? Я ведь ни хрена в том, что подписываю, не понимаю!».

 

Я не смог сдержать улыбки: «Все ты понимаешь, парень. Все понимаешь. Иначе ты не задавал бы мне этого вопроса. Шестерка ты и расходный материал. И совета ты у меня ищешь — как шкуру свою спасти. Я отвечу тебе: Беги Форест, беги!»

 

Он смотрел на меня и втягивал свою сигарету так сильно, будто не курил ее, а ел.

 

— А куда бежать-то? — спросил он, кусая губы – В Россию, что ль?

 

Я промолчал. Заплатил за свой кофе и ушел.

 
Мне было весело. Даже не знаю от чего))

 

Василий Волга

 

 

Метки по теме: