Я знаю, чего от меня некоторые ждали. Знаю и напишу… Прошёл год, год с того дня, как в мой город пришла Украина, с того дня, как я покинул дом. Год пролетел как месяц, но тогда каждый день тянулся целую вечность. Я не забуду ободряющих телефонных звонков с фразами: «Вот ещё немного — и мы у вас!», не забуду желто-синюю тряпку на дереве, не забуду ужин под свист снарядов, когда в километре от нас стояла часть ВСУ и вела огонь по Ясиноватой, а им на подавление отвечала артиллерия республики…

 

 

Как-то слишком жалостливо и пафосно выходит, сомневаюсь, что от меня ждут соплей. Давайте перейдём к разбору причин. Заранее хочу отметить, мною не будут названы ни виновные, ни герои, не будет сказано ничего, кроме фактов. Всё, что написано в тексте, воспринимайте за чистую монету, без какого-либо подтекста.

 

27 июля 2014 года началась активная фаза штурма города. На самом деле артиллерия ВСУ стала работать раньше, подготовка к зачисткам была длительной и нудной. Ваш покорный слуга взял выходной, первый выходной за долгое время. Пятница, суббота, воскресенье, понедельник…

 

Нет, я не так уж и сильно устал, мне просто не на чем было выехать. Город оказался в частичной блокаде: со стороны Водяного давила артиллерия, с Ямы выезжали танки, из Опытного шел прорыв пехоты при поддержки брони. Говорят, что для обороны численность армии может быть в десять раз меньше, чем для наступления. На деле мы имели до сотни человек пехоты в обороне города да пару «утёсов», один из которых в этот же день был выведен из строя.

 

Царство небесное пулемётчику, если не ошибаюсь, его успели после боя доставить в больницу, но, увы, после прямого танкового попадания это было бессмысленно. Да, у нас были миномёты, или миномёт, и одна или две лёгких брони. Достаточно было этого для обороны? Спросите у выживших! Не один день сдерживать наступление сил, превосходящих тебя по численности, оснащению и поддержке…

 

Другой вопрос, возможно ли было прислать подкрепление в город? Ведь 20 километров — это всего лишь пара-тройка часов марша сил поддержки, техники, пехоты, связи…

 

Но хватит мечтать, вернёмся к дате события. Что происходит в этот период? Бои везде, фронт горит, по всей его линии потери территории. Откуда брать людей для усиления?! Снимать с обороны Донецка? Кидать в прорыв на соединение со Спартака? Оголять тылы? Не забывайте, бои за аэропорт в то время блистают победными сводками Украины, а «площадки» стабильно становятся полигонами действий вражеской пехоты.

 

Итак, имеем расклад: карманными картами у вас выпадает пара десяток — не худший расклад, да и блайнды сделаны, начинаем стучать по столу (кто понял — молодец, всем остальным читать правила Техасского холдема). Продолжаем партию. Ваш оппонент резко повышает ставки и заставляет вас идти чуть ли не ва-банк. Что вы сделаете? Да, верно, вы пожертвуете малым. Именно так вы и поступите, вы же ещё не выжили из ума? Кто захочет в начале игры терять всё, тем более что перед этим была сыграна чудесная победная партия: три котла и Саур-Могила.

 

К чему все эти словесные упражнения? Отход частей сопротивления от Авдеевки был закономерным. Да, нам до последнего не хотелось в это верить, до последнего все ждали чуда и прорыва с фланга частей подкрепления. Ваш покорный слуга был в городе 28 июля, всего лишь за два часа до отступления покинув передовой блок-пост. И да, я застрял в городе, на 6 дней, 6 мучительных дней, сопровождавшихся зачистками и прочими «прелестями»…

 

Что могу сказать от себя? Война показывает настоящее нутро человека, война сближает до этого абсолютно чужих людей… Когда война приходит к тебе в дом, ты перестаёшь мыслить шаблонами… Мне по телефону был дан совет уходить лесополосой, одевать пайту, собирать рюкзак и пробираться ночью к своим…

 

Мой город вот уже год — недосягаемая цель. И когда меня спросят, что для меня эта война, я отвечу, что это путь домой… Длинный, полный неожиданностей, путь домой… Прости нас, город, за каждую лишнюю трещину в твоих домах, прости нас за каждую невинно пролитую каплю крови. Мы не смогли тебя защитить, но мы не бросим тебя! Мы честно будем скоро… Спасибо, что ты жив!

 
P.S. И немного по самообстрелам города. Для местных не секрет, а вот остальным поведаю. Между вылетом и прилетом — меньше трёх секунд. Подумайте, кому выгодно бить по заводу, учитывая отсутствие на нём как таковых важных огневых точек. Три секунды… Да ещё и огонь ведётся с района «водокачки». Нет, не стоит списывать с себя всю вину, но в сухом остатке она выглядит как случайность, а странные самообстрелы — как закономерность.

 

 

P.P.S. Свободу неграм в Сингапуре и белым в Гондурасе. Всем мир и покой, с уважением, ваш фотокорреспондент — Фото Кошкин.

 

 

Метки по теме: