Международная научная конференция «Владимир Святой и его место в отечественной истории» прошла 28 июля 2015 года, в День Крещения Руси и день 1000-летия со дня преставления князя Владимира по Григорианскому календарю. И прошла в Киеве, где князь правил и прославил не только себя, но и свою державу, железной рукой и несгибаемой волей заложив ее политические, экономические, военные и – это самое главное – нравственно-этические основы. Именно в Киеве князь Владимир крестил Русь, на века дав ей не просто религию, а нравственный закон бытия, одну из сущностей восточного славянства и русской души.

 

 

Один из организаторов конференции, украинский академик Петр Толочко назвал князя «личностью циклопической для всего средневековья». И все участники конференции, памятуя, видимо, в КАКОЕ время и в КАКОЙ Украине она, конференция, проходит, старательно и, как мне показалось, излишне нарочито держались исключительно научной канвы, не экстраполировали события тысячелетней давности на современность. А зря. Наследие князя Владимира – общее и для Украины, и для России, как бы ни пытались политики и всевозможные деятели двух стран что-то приватизировать и растащить по, как говорится, национальным квартирам.

 

И в этом наследии князя – великое множество уроков именно для современности. Для современной Украины, которая все никак не может определиться, как, с кем и по каким нравственно-политическим канонам ей жить. Точнее, она вроде бы определилась, а вот жить не получается – все время скатывается в режим выживания, теряя авторитет, мощь, даже территорию. А при князе Владимире Русь только прирастала территориями…
В этом наследии князя – великое множество уроков именно для современности. Для современной Украины, которая все никак не может определиться, как, с кем и по каким нравственно-политическим канонам ей жить. Точнее, она вроде бы определилась, а вот жить не получается – все время скатывается в режим выживания, теряя авторитет, мощь, даже территорию.

 

Князь, крестивший Русь и ставший потом святым, правил в непростое время. Он, по наблюдениям специалистов, чуть ли не первым понял, что древняя Русь не может дальше существовать как государство варяжско-славянской вольницы, живущее с грабежей соседних государств и с войн с этими государствами. Прозвучала эта мысль и на упомянутой киевской конференции. Всю деятельность князя Владимира вполне можно попытаться вместить в шесть пар взаимосвязанных процессов, зацикленных в некий замкнутый метафизический и реальный круг.

 

Владимир осознал необходимость перемен в государстве; государство встало перед выбором; обстоятельства подвели к выбору православия; реалии до и после крещения сотворили с Русью чудо – она стала могучей и процветающей. Хотя на самом деле князем двигал жесткий прагматизм, предвосхитивший, если хотите, некое озарение и заставивший выбрать православие. Но на этом прагматизме зиждился и четкий расчет князя, который прозрел и осознал необходимость перемен. И не просто осознал, но и вошел в историю древней Руси как великий реформатор. И в понимании этого – уроки «циклопической личности» для, увы, мельчающей во всех отношениях Украины.

 

По мнению академика Толочко, первое, что на века, в том числе и для современной Украины, сделал князь Владимир, – это его европейский выбор. Сегодняшняя Украина тоже утверждает, что она сделала свой европейский выбор и возвращается в европейское лоно. А академик Толочко считает, что именно князь Владимир первым ввел свою державу в европейский византийский мир. И Украине не надо делать в этом плане что-то дополнительно – она уже в Европе. «И когда сегодня мучаются с новым европейским выбором, хочется сказать: не надо, этот выбор уже сделал князь Владимир», – сказал академик. Но князь киевский вводил свое государство в Европу могучим и процветающим, а не нищей просительницей, фактически попрошайкой, какой сегодня у европейского порога выглядит Украина.

 

С Русью Владимира считались все, в том числе и «сверхдержава» того времени – Византия. Русь пытались переманить на свою сторону и католический Рим, и хазарские иудеи, и волжско-булгарский и арабский ислам. А современную Украину снисходительно похлопывают по плечу, обещают все, но не дают ничего и пренебрежительно и тихо вытирают об нее ноги. Вот и вся разница. Страшная разница…

 

Во-вторых, князь Владимир первым прекратил походы на соседние страны исключительно с целью погрома и грабежа, чем особенно прославился его отец, князь Святослав, всех предупреждающий: «иду на вы». Нет, Владимир тоже воевал, но он, в отличие от Святослава, никогда не заходил слишком далеко от Руси. А завоевав земли, уже не уходил с завоеванного окончательно и, как уже было сказано выше, прирастал территориями. Владимир укреплял и Киев, и границы государства, строя новые города с гарнизонами, которые тогда назывались «дружинами». А в Украине внутренний конфликт на «евромайдане» обернулся для нее потерей Крыма и гражданской войной в Донбассе, чреватой «уходом» и значительной части шахтерского края. Тоже страшные уроки и аналогии…

 

Владимир первым провел то, что сегодня называют «административно-территориальной реформой» и чем с самого рождения мается независимая Украина. Киевский князь, женолюбивый и многодетный, просто посадил в удельные княжества своих сыновей и таким образом создал и покорные центру регионы, и пресловутую вертикаль власти.

 

В-третьих, князь Владимир первым провел то, что сегодня называют «административно-территориальной реформой» и чем с самого рождения мается независимая Украина. Киевский князь, женолюбивый и многодетный, просто посадил в удельные княжества своих сыновей и таким образом создал и покорные центру регионы, и пресловутую вертикаль власти. Не все у князя получилось. Под конец жизни против него восстали сыновья. Но не для того, чтобы разрушить централизованное государство, а чтобы усовершенствовать его и править в нем самим. Это с лихостью и размахом проделал сын Владимира Ярослав, вошедший в историю как Мудрый и, продолжая курс отца, благополучно уничтоживший удельную княжескую вольницу и вырезавший врагов.

 

Тридцать лет «федеративная» княжеская древняя Русь мощно управлялась из Киева. Об Украине в этом плане и говорить не хочется – она шарахается в своих исканиях, как пьяная, от централизации до децентрализации. Не умея предложить что-то путное ни центру, ни регионам…

 

В-четвертых, по мнению питерского профессора, археолога и доктора исторический наук Анатолия Кирпичникова, князь Владимир предопределил закат так называемой варяжской элиты на Руси. Сам потомок варяжского князя Рюрика, который завевал Новгород и придал Руси основы динамичного централизованного и агрессивного государства, Владимир стал славянским князем. И всеми силам старался урезонить варяжскую вольницу и в дружине, и в управлении частями своего государства. Он медленно, постепенно, но системно заменял варягов-наемников, ярлов и полководцев, чиновников и управленцев из скандинавов, которые не хотели ославяниваться и ассимилироваться в славянстве, представителями, как мудро заметил профессор Кирпичников, «базового этноса». То есть славянами, если хотите, русичами, которые составляли основную часть населения тогдашней страны.

 

А что в независимой якобы Украине, которая так удачно наследовала территориально знаменитый путь «из варяг в греки»? Она, увы, в кадровом плане сегодня торит путь, что называется, «из прибалтов в грузины». Украинцы же хоть и названы «великой титульной нацией» (что, в принципе, обидно для остальных «нетитульных», которые исчисляются миллионами человек), но постепенно вытесняются из управления своей страной. Украина де-факто, а не де-юре медленно, но уверенно – целыми регионами (Одесщина), отраслями народного хозяйств и институтами власти (таможни в разных регионах, прибыльные и стратегически важные госпредприятия) – переходит под внешнее управление. Формально это еще Украина, но на самом деле – кто рулит, тот и управляет. И, конечно же, стрижет купоны…

 

Князь выбрал православие. И выбор этот, сказал академик Толочко, во всех отношениях стал не столько вероисповедальным (давшим вместо язычества новую религию и основы веры), но государствоукладным (то есть определившим законы жизни общества и существования государства). На Руси с православием сначала появились нравственные законы, которые потом оформились в чисто юридические.

 

И, наконец, в-пятых, Русь при Владимире стала православной. Князь выбрал православие. И выбор этот, сказал академик Толочко, во всех отношениях стал не столько вероисповедальным (давшим вместо язычества новую религию и основы веры), но государствоукладным (то есть определившим законы жизни общества и существования государства). На Руси с православием сначала появились нравственные законы, которые потом оформились в чисто юридические. Уже, кстати, при сыне Владимира, упомянутом выше Ярославе Мудром Русь обрела первый свод писаных законов – «Руську правду».

 

А в Украине сегодняшней не просто продолжается, а специально разжигается и провоцируется «фехтование на крестах», когда представители христианских конфессий, позабыв, что «христианство – это любовь», с кулаками и мордобоем выясняют, кто из них «нэньке-Украине» более ценен. Религия, вопросы веры, лежащие в основе общественной морали, стали предметом торга и спекуляций, орудием в политической игре и геополитическом противостоянии. А травмируя веру, подтачивая нравственные устои, убивают и душу народа. И очень кому-то хочется, чтобы так и было, чтобы душа истончилась и была заменена прагматичной целесообразностью. Остается только спрашивать: зачем?..

 

…Научная конференция не могла ответить на этот вопрос. Да и душа – не предмет науки, и многим прививается мысль, что и души-то вовсе нет. Но на склоне Днепра, на Владимирской горке по-прежнему застыл величественный и смиренный человек с крестом в одной руке, и с шапкой – в другой. А под плащом угадывается меч. Вот его бы спросить, что он думает по этому поводу. Он бы точно ответил. И, может быть, потому его и не спрашивают. А конференции проводят только научные. Чтобы современникам не было стыдно за то, что так разбазарили наследство предков…

 
Владимир Скачко

 

 

Метки по теме: