«Уезжаете? Уезжайте», – это написал поэт Александр Галич в Москве в 1971 году, когда советские диссиденты шли к трапам самолетов, чтобы совершить исход из мира тьмы в царство света.

 

Уезжайте, но зачем стулья ломать?

 

Сам Галич планировал остаться, песня заканчивается так: «Уезжайте! А я останусь. / Кто-то должен, презрев усталость, / Наших мертвых стеречь покой!» Но уехал и он. Умер за границей, в Советский Союз так и не вернулся.

 

Сегодня сюжет, когда-то бывший трагедией, обернулся даже не фарсом, а форменным балаганом.

 

Известный борец с режимом Мария Гайдар отправилась в Одессу, помогать государству, где политические преследования инакомыслящих давно стали делом вполне будничным, а убийство оппонента (такого, скажем, как Олег Бузина) считается делом житейским. Начальником Гайдар стал Михаил Саакашвили, о котором в Тбилиси (где я и пишу этот текст) прямо говорят как о диктаторе-неудачнике.

 

Сразу после отъезда Гайдар – еще не стих стон либеральной общественности «О, страну покидают лучшие, какая потеря» – выяснилось, что бороться против власти и получать от этой власти гранты ей ничего не мешало. Ей-богу, Евно Азеф, узнай о таком, удавился бы от зависти.

 

Засобиралась неожиданно и вернувшаяся из изгнания Маша Слоним, внучка сталинского наркома Литвинова, в прощальном интервью (журналист старается и сравнивает героиню с Пеппи Длинныйчулок – ох, хорошо Линдгрен этого не видит) наговорившая столько, что и Маше Гайдар не снилось.

 

После жеманного уточнения, что у нее есть «знакомый спецборт», и традиционного для тусовки рассказа о знакомстве с Иосифом Бродским Слоним совершенно серьезно утверждает следующее:

 

«Если бы я была Ельциным, я бы повесилась. Потому что упустить такой шанс… Горбачев не был ни к чему готов. Он ничего не понимал. А вот Ельцин мог бы при своей популярности развернуть страну, он мог сделать со страной все! И что-то недотянул. А мы – делали то, что могли, в полную силу. Россия попала в плохие руки… но не мы же ее передали в них. И предали».

 

Потрясающее бесстыдство, конечно, но за отъезжающих, которые теряют гранты, ни в чем не виноваты и докрутили бы за Ельцина, если бы смогли (Басаев бы как обрадовался, да не дожил), заступаются вполне всерьез. Вот Наталья Исакова пишет, например: «Враг» уезжает – радуйтесь. Но радости не видно, желчь, яд, наброс на вентилятор. Ненависть от того, что кто-то смеет не любить их новый дивный мир».

 

Случись «Великая Либеральная Революция», такого бы не было. Мол, вы «ватники», отъезжающим отъезжать не даете, называете нехорошими словами, а мы бы на вашем месте так себя не вели.

 

К счастью, еще не стерлась память о том, как именно они вели себя на нашем месте, но дело даже не в том, что всякий в России знает, чем именно всегда заканчивается либеральная революция. Напомню кратко вехи: расстрел парламента из танков, пропагандистские выборы 1996 года, дефолт 1998-го, а потом Примаков вас спасай. Эх, не докрутили, могли бы вообще страну угробить, да тут пришли скучные люди, без – процитирую Наталью Исакову – «куража, частной инициативы, расцвета науки, религиозного нигилизма, личной ответственности, гражданского общества, конкуренции, борьбы разных сил, пармезана, сисек» – и все исправили.

 

Так вот дело вовсе не в том, что уезжающих кто-то «ненавидит», а в том, что Россия – свободная страна, и никто никого не держит и даже никто никому не плюет в спину, просто совесть нужно иметь. Недовольство, густо замешанное не на ненависти, а на брезгливости, вызывает только одно: рассуждения о том, что «уезжают лучшие» и «страна так много теряет».

 

Уезжают лицемеры, пропагандисты и номенклатура. В запале никто уже не стесняется рассказывать о грантах и спецбортах, однако каждый корчит из себя то Галича, то Пеппи Длинныйчулок.

 

Об этом невозможно не сказать, потому что выглядит все это … не страшно, не гнусно, а очень забавно.

 

Смеяться не грешно. Не мы одни такие. Вот американцы потешаются над рэпером под псевдонимом 50 Cent, который долго носил золотые цепи и швырялся деньгами, а как дело дошло до суда, рассказал печально, что ювелирные изделия сдавал в магазины, дорогие автомобили арендовал, а разбросанные деньги прилежно поднимал с пола. Нет денег, в общем, просто очередной фарс очередного эпигона Тупака Шакура.

 

Никто не желает незадачливому рэперу зла, пусть себе читает. Никто не желает зла Маше Гайдар, пусть поможет Саакашвили. Да и Маша Слоним пусть себе летит, куда хочет.

 

Но после признаний 50 Cent никто не пишет почему-то пронзительно и грустно: «Ах, честный парень, голос улиц, наша кровинушка, вот когда мы совершим великую афроамериканскую революцию, дадим ему много денег и золотых цепей, бронированный лимузин и платиновый ствол, ведь это лучший наш, талантливейший наш, хрустальная наша звездочка». Никто не говорит с нескрываемой болью: «Ах, не смейте, не смейте, черствые вы люди, писать о том, что наш 50 Cent – врун, лицемер и дурак, как вы смеете, откуда столько зла?»

 

Нет никакого зла, просто врать не надо. Скажите просто и честно: «Мы вас ненавидим, мы не можем взять и уехать тихо, как уезжают в Америку китайцы или в Германию – турки. Нет, мы должны устроить балаган и обязательно написать, какие вы все гадкие, а мы – воины света, рыцари гранта и спецборта, жалейте о нас».

 

Да вы сбрендили на старости лет.

 

Уезжаете? Уезжайте. А мы уж тут прекрасно без вас обойдемся. Как американская культура без рэпера 50 Cent.

 

Михаил Бударагин