Все-таки люблю я по утрам слушать выступления всяких-разных украинских политологов. Не потому, что они, за редким, можно даже сказать редчайшим, исключением говорят что умное, а потому что представляют из себя этакий коллективный барометр или градусник для определения средней температуры по больнице нервных и умственных расстройств, которой сейчас является Украина…

 

 

 

Да, ну вот и сегодня «нарыла» на просторах youtube интервью с господином по фамилии Аристович. Кто он такой — понятия не имею, до сих пор не слушала. Наверное, участники обсуждений с просторов Украины лучше меня знают ответ на вопрос «who is Mr. Aristovich?”, а может, и они не знают. Из речей понятно только, что перед нами еще один «патриот», но с претензиями на оригинальность и самостоятельность мышления. То есть, в своих рассуждениях он немного выходит за рамки «незалежна, унитарна, едина, неделима», и, скромно потупив очи, рассуждает о специфических особенностях европейского феодализма, Аристотеле и природе москальского империализма.

 

Сначала слушала вполуха, потому что, как пел в свое время Александр Галич, «гремела та самая опера, где Кармен свово бросила опера». Потом взбодрилась, потому что г-н политолог заговорил о том, что Украина хронически не в состоянии справляться с собственной субъектностью, и на протяжении всей своей истории ищет, кому бы сбыть этот товар за умеренную, а лучше — неумеренную плату. Конечно, излагал он это гораздо корректнее и более обтекаемо, чем я, но смысл, по сути, оставался тем же. Вот, мол, есть уникальная страна Украина, населенная уникальным народом и одаренная уникальными богатствами, и есть конкурирующие между собой за право обладания ее субъектностью покупатели, и…

 

«И» повторяется из века в век. Покупатели действительно определенное время конкурируют между собой, пока к ним не приходит понимание, что право обладания украинской субъектностью — дело страшно дорогое и неблагодарное. Причем, как справедливо пояснил г-н Аристович, это самое дело не ограничивается исключительно финансовыми расходами. Надо как-то взять под контроль «уникально свободолюбивый дух украинского народа» — то, что в России называют «гуляй-полем», а в политкорректной Европе — «нежелательными эксцессами». Как брать этот «дух» под контроль, не прибегая к жесточайшим репрессиям, никто не знает, а к проведению жесточайших репрессий, как показывают события последних нескольких месяцев, ни Россия, ни ЕС не готовы ни морально, ни практически. И в результате начинаются «самоотводы», и остается только один претендент, имя которого всем известно…

 

И тут я снова не могу не согласиться с украинским политологом: этот самый обладатель украинской субъектности категорически не хочет платить за приобретенный товар (в этот момент в голосе г-на Аристовича прозвучали нотки вполне объяснимого и закономерного разочарования). Его вполне устраивает сделка, при которой субъектность передается ему без каких-либо жертв с его стороны. Его совершенно не волнует «уникально свободолюбивый дух украинского народа» — подобно Третьему Рейху, его волнует только то, чтобы этот самый «дух» был направлен в нужную сторону. Если носители «духа» будут выпендриваться, то плохо кончат, если будут вести себя правильно, то… им позволят еще какое-то время просуществовать.

 

Планов создать на территории Украины хоть какое-то подобие государственного образования нет, планов стабилизировать экономическую и социальную ситуацию тоже нет — к тому же, последнее небезопасно для выгодоприобретателя, потому что укрепление даже самого плохонького украинского государства неизбежно повлечет за собой большую (по сравнению с нынешней) самостоятельность и правящих элит, и Украины в целом. А оно выгодоприобретателю надо?

 

Могут ли Россия и ЕС воспрепятствовать действиям «третьей силы», которой Украина передала свой суверенитет в полное и, как выясняется, безвозмездное пользование? Теоретически — да, могут. А практически — см. выше — для обеих сторон это чревато очень большими и долгосрочными проблемами, поскольку им, хотят они этого или нет, придется восстанавливать государственность Украины. С прицелом на то, что она через какое-то время вернется к прежней дореволюционно-гидной модели поведения: и нашим, и вашим всем споем и спляшем…

 

PS. Рассматривается ли вариант «разбора» Украина на пазлы и инкорпорирование ее частей в состав существующих и устоявшихся государств? Как мне кажется, в теоретической плоскости — да, а в практической число желающих реализовывать его стремится к нулю. Очевидно, чтобы он оказался задействованным, нужна какая-то колоссальная по размерам катастрофа, которую сейчас даже трудно себе представить.

 

Анастасия Скогорева