Практически одновременно произошли два события в двух настолько близких странах, что иногда их даже называют единым целом — хотя лично я такой точки зрения не придерживаюсь, особенно учитывая отношения, существующие сейчас между этими двумя субъектами мировой геополитики. Но сейчас, впрочем, мы поговорим не об этом, поскольку оба события имели отношение к политике, а к финансам, и были внешне похожи друг на друга как близнецы-братья. Внешне — но не по результатам.

 

 

Итак, в середине июля, как поведал министр финансов РФ Антон Силуанов, Россия разместила облигации федерального займа (ОФЗ) на сумму в 75 млрд рублей. В качестве покупателей выступили внешние инвесторы. Через пару дней после этого Украина попыталась разместить облигации государственного внутреннего займа (ОГВЗ). В первом случае налицо, судя по цифрам, успех. Во втором даже не провал, а полный провал, который не смог бы компенсировать сбором денег даже небезызвестный Остап Бендер.

 

Честно говоря, обе страны вышли на рынок заимствований не в лучшей для себя ситуации.

 

Россия отлучена от международных рынков капитала, и стараниями рейтинговых агентств «большой тройки» имеет спекулятивные уровни рейтингов. Украина от тех же самых рынков не отлучена и более того — получает донорскую помощь «на проведение структурных рыночных преобразований». Правда, рейтинги у нее еще ниже, чем у России и находятся на преддефолтном уровне, а правительство страны инвесторы подозревают в неумолимой тяге к дефолту. Что и сказывается на отношении потенциальных покупателей к ее ценным бумагам.

 

Надо сказать, что вопреки расхожему убеждению инвесторы не являются «рабами лампы», точнее рабами «большой тройки» — они вполне способны сами определять привлекательность тех или иных ценных бумаг и платежеспособность тех или иных стран. И вот тут возникает весьма интересный момент. Россия разместила ОФЗ со сроком обращения 8 лет. Украина попыталась разместить ОГВЗ со сроком обращения 2 года. Своим поведением инвесторы дали понять следующее: они верят в то, что Россия будет платежеспособной через 8 лет, но не верят в платежеспособность Украины, по крайней мере, в перспективе двух ближайших лет. Срок в 8 лет украинский Минфин предусмотрительно и вполне логично даже не рискнул озвучивать.

 

Вот такие дела, и вот такое небольшое сравнение теплого с мягким. Все произошедшее — лишнее доказательство того, что инвесторы являются самыми беспринципными существами, которые только порождает планета Земля. Их совершенно не интересуют европейские или анти-европейские устремления эмитентов ценных бумаг, их не интересует состояние демократии и свободы слова в тех или иных государствах, их даже не интересует, разрешается ли проведение гей-парадов на территории тех или иных стран.

 

Больше всего их интересует одно — будет ли страна-эмитент через заявленное количество лет платежеспособной и политически стабильной, то есть будут ли ее новые власти признавать долги, сделанные «старыми». Или же она будет метаться по миру, признавая одни долги «попередников», и пытаясь квалифицировать другие в качестве «одиозных долгов» или в качестве «политически-мотивированных взяток».

 

Украина, как обычно, даже не догадывается, какую свинью она подложила сама себе, устроив в конце весны — начале лета этого года, извините за выражение, «срач» по поводу «взятки Януковичу». Провал аукциона по размещению ОГВЗ — наглядное свидетельство того, что устроенная истерика имеет финансовые последствия для страны, и еще не раз поимеет те же последствия.

 

Анастасия Скогорева

 

Метки по теме: