Вчера, как заправский демократ, проехал две остановки на метро. И не понял, за что стоял майдан. Во-первых, эти «нови кыяны», якобы «звильнэни майданом» от тоталитаризма Януковича, совсем не умеют пользоваться этим чудным подземным транспортом. Их буквально клинит уже на эскалаторе, а потом они совсем не понимают, что когда «двэри видчиняються», надо либо проходить дальше в вагон, либо выходить из вагона, а не устраивать пробку в проходе. Они же скапливаются в проходе, и все, ни войти, ни выйти. И дикий ужас в глазах: «як воно йидэ!?».

 

Десоветизация с вонью

 

Во-вторых, почему они так воняют?! Да-да, в нос немедленно шибает, как нашатырем, едкий и чрезвычайно вонючий запах немытых тел, нечищенных зубов и перегара с непонятным кисло-сладким, мертвенно-затхлым налетом, который немедленно захватывает и охватывает втиснувшегося так, что в первое время дышать тяжело. Потом попускает. Но мысль о противогазе или хотя бы о марлевой масочке – в которой Юлия Тимошенко когда-то крайне мужественно побеждала и победила, набив свои карманы баблом, свиной, собачий, куриный и барсучий грипп после разгрузки вагонов, воздушных, надводных и подводных судов, самолетов и кораблей с «тамифлю», – всю дорогу является доминирующей. Хочется вырваться на свободу. На майдан. Неужели это и есть тот запах свободы, за который он, майдан, якобы «стояв»? Непонятно…

 

Зато продышавшись и оклемавшись, сразу понимаешь: «злучка» таки состоялась. В нехорошем смысле этого слова. И не совсем от слова «злука». Помните, советские пропагандисты, коммунистические следы которых сегодня так старательно затирают на станциях метрополитена, говорили о «смычке города и деревни». Долго говорили, пока от деревни – хранительницы народных традиций и глубинных национальных устоев – остались одни колхозы или, того хуже, совхозы, квази-индустриальные предприятия сельского хозяйства, где все народное, где все мое и ничье одновременно.

 

Но смычка, если и состоялась, то только путем недоурбанизации сельского населения, прибывшего в город строить коммунизм на открывающихся промпредприятиях. Сейчас в деревнях исчезли и колхозы, и совхозы, дающие работу и заработок, и человеческие ошметки деревни ломанулись в города. Совершенно трагично для себя. И для городов. Это уже по-настоящему, а не по-литературному, как в XIX веке, «лишние люди». Они не нужны ни там, откуда уехали, ни там, куда прибыли…

 

…Сразу хочу отметить. Есть сельская культура, и есть городская. Они разные, но равнозначные. Первая существовала и кое-где еще существует как более медленная, более чувственная и размеренно спокойная, стыдливая что ли в проявлении чувств и эмоций, внутренних планов и чаяний, поведения на людях и дома. В городе все быстрее, ускореннее в проявлении чувств и эмоций, в манере поведения, в жестикуляции и т. д. В селе архаичнее (в хорошем смысле этого слова), в городе урбанистичнее. Там сдержаннее, там раскрепощеннее. Но все мы – это продукт слияния и смешивания в разной пропорции этих культур. Как бы хорошо или как-то иначе, представляя себя графьями и, как пел поэт, пиковыми дамами с Германами вместе, мы о себе ни думали.

 

И обе культуры дополняют друг друга, придавая портрету современного человека самые удивительные мазки и штрихи. Но только в одном случае – если это взаимопереплетение и дополнение ведет к совершенствованию человеческой натуры, а не к оскотиниванию гуманоида. Если путь пролегает вверх к человеческому, а не вниз по социальной и эволюционной лестнице, к животным проявлениям. А именно последнее сегодня, кажется, и происходит: при виде гужующихся безнаказанно украинских неонацистов и радикалов-неофашистов не хотелось бы обидеть животных. Даже у бобров-трансвеститов не было и нет своего Гитлера. Или его украинских союзников и последователей времен Степана Бандеры, внезапно вернувшихся в наше время…

 

Но об этом – чуть ниже. Одна моя знакомая, которой я пожаловался на «ароматы майдана в метро», объяснила их просто: «Они же отменили 23 февраля, день, когда мужикам подруги дарили дезики (дезодоранты), вот они сейчас и воняют». Гениальное, в принципе, объяснение. По своей простоте и прозорливости. Сегодня в Украине идет перекодирование идеологической, а вслед за ней и культурной, этической и эстетической матрицы. Одно уходит само, другое насильственно запрещают и изгоняют из жизни общества, третье навязывают, а оно не лезет. Как говаривал незабвенный и уже, увы, покойный спикер Рады Иван Степанович Плющ, «навищо його пхаты, колы воно нэ лизэ?». Забыли старика, забыли, а он как в воду глядел. В воду в полынье, в которой бьется и истончается от безысходности и никому ненужности известный продукт, от одного края оторвавшийся, а к другому не прибившийся…

 

Так уже было в истории нашего общества. В начале ХХ века, когда после октябрьской революции (действительно революции по содержанию, а не госпереворота по форме) народ вдруг весь мир насилия разрушил, отринул все его устои, в том числе и культурные, этические и эстетические, отряхнул его прах с ног и начал с нуля строить что-то свое, новое. Страшно и дико шло это строительство, когда гадили на блестящий паркет, чтобы только «угнетателям» отомстить. И с душами поверженных «врагов» так же поступали, уничижительно уничтожая «панов», «господ» и «барышень»…

 

Но за 70 лет советской власти все же выработался некий свой культурный код. Во всем – от манер поведения до моды и привычек одеваться, норм языка, нравственных устоев. «Кроха-сын к отцу пришел, и сказали крохе, что такое хорошо, что такое плохо», – это было в том, уже разрушенном мире. И долгое время даже в Украине сохранялось нравственно-эстетическое и духовно-культурное «послевкусие» «морального кодекса строителя коммунизма», принципы которого прививались с детсадика и школы до нравственного осуждения аморальности и скотства в трудовых коллективах. Разные люди были, но плевать мимо урны, харкать на тротуар, сморкаться на пол и срыгивать за столом, распространяя запах нечищенных зубов и нестиранных носков, все же считалось моветоном. Даже если 80% граждан «з сэла в городи» не знали этого «вражеского» слова. И из какой бы деревни «носитель народности» не появлялся в городах. Да и в селе подобное поведение все-таки возбранялось. Смычка города и деревни медленно, но продуктивно работала. Грубый город деревня смягчала и очеловечивала, а в деревню перекочевывали городские культурные привычки. И как-то оно все срасталось…

 

Но вот случились сначала «оранжевая революция-2004», а потом и «евромайдан-2013/2014», одной из целей которых было перекодирование общества. Отрыв его от старого, от «совка», объявленного отстоем, и переориентирование на Европу, где даже содомия провозглашалась нравственной манной небесной, очищающей и облагораживающей по-новому заскорузлую «совицьку» сущность. После 20 лет развала прежних устоев существования в городе и деревне, сплошной дезориентации в политическом, духовном, нравственном пространстве, в условиях морального и материального оскудения, забвения общепринятых норм поведения, при нищенском существовании образования и культуры на арену медленно, но уверенно, совершенно естественным путем – путем размножения – начал выходить «новый человек». Недоучка, но с высшим образованием, ибо «выши» (так в Украине начали называть вузы) в ранге университетов появились даже на хуторах и в поселках, где нашлись ушлые «прохвесоры». Хам, который выдавал свое естественное бескультурье за новую раскрепощенность и освобождение от «совка». Социальный тип, у которого при таком хозяйственном раздрае нет и не могло быть никакого социального оптимизма и уверенности в гарантированном светлом будущем, с работой, заработком, получением жилья и т. д. В конце концов, быдло, которое почувствовало свою безнаказанность и начало навязывать свои привычки и навыки как новые нормы поведения. Более того, объявило их нормой, эталоном, мерилом подражания…

 

Подлило масла в огонь, сжигающий того, «старого» человека, и строительство «украинской Украины» («УУ»), главным «зодчим» которой и объявили этого самого «нового» человека. Не важно, кем он есть, как воспитан и как образован – навязываемый как беспрекословная нравственная максима «украинский патриотизм», уверенность в том, что «Украина – понад усэ!», «УУ – для украинцев!» и «украинец (по-новому – укр) – это венец природы», определяет все. И если назначает не венцом природы, то, по крайней мере, сущностью эволюции, ибо, судя по новым вводным, укры наряду с мамонтами бегали по планете 140 тысяч лет назад. А москали в это время были гамадрилами и необразованными гориллами, только собиравшимися взять палку в руку и порадовать Чарльза Дарвина…

 

И ведь новые конструкторы новой жизни в Украине не только объявили укра главным, но и сделали опору на него. Как в свое время ушлые большевики стали опираться на рабочих и крестьян, на люмпенов и откровенные асоциальные элементы и маргиналов, объявив их «становым хребтом первого в мире рабоче-крестьянского государства» и неплохо жируя на этом хребте все 70 лет «строительства коммунизма». Но большевики этот элемент и свою опору все же окультуривали. А главное – давали работу и уверенность в завтрашнем дне, бесплатные образование и медицину, жилье, какой-никакой досуг, доступ к чужой культуре и возможность создавать свою. Да, многие критики «совка» называют это «равенством в нищете». Но был свет в конце тоннеля. А сегодня этот свет – это фара идущей навстречу чужой, бездушной и жесткой электрички, ведомой из-за бугра циничными машинистами, что называется, себе на уме…

 

Сегодня у «нового укра» есть лишь призрачная надежда стать «офисным планктоном» после «выша». А так – безработица или жизнь разнорабочей прислуги «куда пошлют», нищета, безнадега, стресс, безысходность и бесперспективность существования. И общая атмосфера, в которой ушлыми манипуляторами и социально-политическими спекулянтами на чужие деньги тех, кто жирует в такой обстановке, очень легко увлечь быстрым решением проблемы, найдя причину такого положения дел и врагов, ответственных за социальный беспредел. И в 2004-м, и зимой 2013/2014-го нашли все – и «врагов» (Россию и все пророссийское в Украине), и «причину» (олигархат на службе Путина), и «друзей» (Запад, который нам поможет, причем быстро и щедро).

 

В итоге два раза за 10 последние лет в Украине случился массовый выброс в Киев «народных масс» с интеллектом хамоватого бычья, кругозором разворованного свинарника и надеждами из «никого» по-быстрому стать «всем». Как и обещали зазывалы и обольстители. И упали эти «массы» на выщербленный асфальт и потрескавшуюся плиточку на майдане, который уже нес на себе следы тотального воровства. Пока еле заметные следы. Просто свинарник в селе разворовать легче. В городе же еще надо соблюдать «приличия»…

 

Случилась не смычка города с деревней, а именно случка. Грубая, на животном уровне. Не село даже, а забитая провинция маленьких депрессивных городов и поселков рванулась и угнездилась в Киеве. На майдане и потом по спальным районам в поисках лучшей жизни. Киевляне, то ли ожидающие от майдана перемен к лучшему, то ли увидевшие в прибывших «братьев по разуму», носили на майдан еду и питье, одежду и деньги, предоставляли кров и ванные для благоустройства и гигиены «хероев». И не заметили, что мальчики и девочки прибыли из провинции, а провинция эта и не думала покидать мальчиков и девочек. А под «провинцией» я не подразумеваю ничего обидного географического – не всем удается жить в Киеве, а за его пределами хороших людей даже больше, чем в столице и это, увы, уже свершившийся факт. Я говорю о провинции быдла (во всех смыслах этого слова, кроме крупного рогатого скота по-польски), которое принесло себя в столицу и оккупировало ее под патриотические лозунги и призывы к свободе и обновлению…

 

И все смешалось и в доме Облонских, и в Киеве. В итоге даже в Верховной Раде, в высшем законодательном органе страны, куда избрали «хероев» на волне совершенного ими «херойства на евромайдане», появились надписи с просьбами не воровать туалетную бумагу и жидкое мыло. Не воровать, видимо, про запас. И чтобы не вонять в сессионном зале. Но ведь все равно пованивает, сколько ни закрепляй немытый «козацькый осэлэдэць» женской заколкой:

 

Десоветизация с вонью

 

Десоветизация с вонью

 

А теперь о неподаренных дезиках на 23 февраля и Бандере, пришедшем на смену Дню Советской армии. «Революция гидности на евромайдане» пошла дальше, ибо было у нее начало, а вот конец еще только брезжит. И каким он будет, еще неясно. Но чтобы окончательно перекодировать общество, началась тотальная десоветизация и декоммунизация, свержение старых героев и замена свергнутых на новых, вытянутых из истории, которая тоже была объявлена «самой правильной». «Ленинопад» дополнился разрушением не только памятников былым героям и кумирам, но переименованием улиц, площадей, сел, поселков, городов. А самые продвинутые ниспровергатели в поисках поощрения пошли еще дальше – стали затирать даже надписи. И гордо отчитываться об этом через информагентства, радостно и победно тиражирующие эти реляции.

 

И вот вам результат: Ленин и ленинцы, советские генералы и солдаты, спасшие Украину от немецко-фашистских оккупантов, ушли и превратились в прах, а на их место вернулся тот же Степан Бандера, призывавший строить «Новый порядок» вместе с вермахтом и «фюрером немецкого народа» Гитлером. А неонацисты и неофашисты пошли по городам и весям с факельными шествиями, как завещал Степану и сам проделывал «великий Адольф». И сейчас в деревеньках и бывших колхозах имени Ленина пьют самогоночку под портретом Гитлера…

 

Десоветизация с вонью

 

А вот буквально на днях киевские власти отчитались, что начали освобождать от «коммунистического наследия» станции столичного метро. И выплеснули вместе с нечистой водой и «ребенка». Вот что написала одна свидетельница очищения: «Киев, метро «Театральная», работница «замазывает пятна», так она сказала. Под «пятнами» такие простые и незамысловатые слова – «земля крестьянам, фабрики рабочим, мир народам». Пора забыть о земле, фабриках, мире, вычеркнуть из прошлого, сознания, будущего. «Вы и «мир народам» замажете?». Молчание. Зачем народам мир, правда?».

 

Десоветизация с вонью

Десоветизация с вонью

 

И действительно: что толку говорить о мире в стране, где идет гражданская война и где нет у революции конца? Но если у революции его нет, то он может появиться у страны, население которой не имеет будущего. Или если это – будущее рабов, а сами соискатели этого рабского будущего не видят в этом ничего плохого и готовы к такому «освобождению». Ужасна эта переписка молодых людей в соцсетях. Кто и как внушил им, что быть рабами у одних – это зло, а у других – почетно?

 

Десоветизация с вонью

 

Десоветизация с вонью

 

…А я вышел на Подоле и вдохнул свежий воздух. И дышал им вольготно, пока не дошел до Киево-Могилянской академии – этого интеллектуального кадрового резерва любой новейшей украинской революции, «выша»-кузницы кадров «национального видроджэння». Именно там готовят сознательных укров, уже объявленных нормой. А зачем совершенствоваться, если ты уже и так норма, образец? Вот в чем лукавый и подлый, циничный и мерзкий обман, подмена понятий, тормоз прогресса и нравственного усовершенствования. Что ждет этих молодых людей, уже внутренне готовых сосать «свое» новое, а не чужое «вражеское»? И слава Богу, я не нюхал этот молодняк. Похоже, до следующей встречи в «очищенном от коммунизма» метро…

 

Владимир Скачко

 

 

 

Метки по теме: