Кровавыми бандеровцами россиян не стращал разве что самый ярый адепт секты Обломова. Бандеровцы здесь, бандеровцы там, и у каждого по визитке в кармане Яроша – так выглядит современная, красно-чёрная, версия пьес Бомарше.

 

Poroshenko_6089_n

 

Но, возможно, ещё чаще нам строили удивлённые глазки в ответ: «Какие бандеровцы? Где вы видели в Украине настоящих бандеровцев? Ох, зачем верить в нелепые выдумки?» И тут же, для усиления эффекта, на это нанизывали, как на шампур, не прожаренные ляпы российского агитпропа. Чтобы никто не сомневался: бандеровцы в современной Украине – миф.

 

Периодически, правда, вспыхивали напоминания обратного. И такие персонажи, как 19-летняя националистка Вита Завируха, мелькали в новостях после совершения преступлений. И убийцу Олеся Бузины, националиста, приветствовали так, словно он выиграл для Украины олимпийскую медаль. А боевики добровольческих батальонов ходили по украинским школам, рассказывая о том, каким на самом деле должен быть истинный патриот, красуясь при этом нацистскими символами. Те же, кто был освобождён от просветительской деятельности, записывали пытки неверных на видео.

 

Но всё это, убеждали нас, не по-настоящему. Просто какие-то неправильные пчёлы забрались в правильный улей. Отщепенцы, аутсайдеры, не стоит думать о них. Не верьте россказням пропаганды.

 

Я бы, наверно, и не верил, если бы сам ни видел Евромайдан. Когда боевики шли на штурмы, жгли людей и валили памятники. Когда в центре Киева высился огромный портрет Степана Бандеры. Когда на Европейской площади стены домов уродуют нацистские символы. Когда первые лица государства делают заявления, больше подходящие членам СС или ОУН-УПА. Когда в стране не только разрешены, но и поощряются радикальные организации.

 

Главная из них – «Правый сектор»*, возглавляемая «демоном Евромайдана» Дмитрием Ярошем.

 

Он стал культовой фигурой во время революции 2013-2014 года, символом новой протестной нации. Пусть никого не обманывает его и «Правого сектора» проценты на выборах в президенты и Верховную Раду – эти люди привыкли решать войну не в кабинетах, а на поле боя.

 

Они стали ударной силой Евромайдана, а от таких, по законам революции, стараются избавиться первыми. Особенно, если они слишком самостоятельны. Хотят солидный кусок славы, власти и денег. И эти новые украинские крестоносцы отправляются на священную войну не только из-за блеска Золотого Тельца, но и по идейным соображениям. А дальше, как сказал папский легат, «убивайте всех, Бог опознает своих».

 

Те же, кто десятилетиями реально находится у власти, прежде всего, менеджеры, думающие о максимальном заработке при минимальном риске. Они такие же, как и новые украинские крестоносцы, любители наживы. Но если те – грубые прямолинейные вышибалы, то эти – хитрые изворотливые деляги.

 

И все суды, разоблачительные процессы, расформирования добровольческих батальонов – устранение властью прямых конкурентов. Так избавляются от тех, кто думает, что после революции места у кормушки перераспределятся.

 

Дмитрий Ярош и его «Правый сектор» давно покушались на привычный угрюмо-кумовской ход вещей в Украине. Критиковали генералов, командующих силами АТО в Донбассе. Во время перемирия требовали активного продолжения боевых действий. Называли нынешнюю киевскую власть предателями. Стращали третьим Майданом. И не гнушались рейдерских захватов: крупных, как с водочным заводом “Nemiroff”, и мелких, как с торговыми точками.

 

По сути, «Правый сектор» сформировал в Украине своё statusinstatu, но это, по большей части, устраивало новую власть, пока добровольцы бились в Донбассе, заполняя зияющие пустоты в рядах ВСУ. Однако прямые противоречащих интересов всё больше тянулись друг к другу и должны были скреститься, с шипением и треском, точно световые мечи джедаев.

 

Это случилось 11 июля в пограничном Мукачево, в Закарпатье. Я, к слову, жил там около недели, то ли в 2011, то ли в 2012 году, и одно из главных впечатлений от города: каждый знал своё место, чем он занят и на что претендует. Как в локальных задачах, так и в больших коррупционных схемах.

 

«Правый сектор» решил изменить это. Субботним днём около 20 его представителей, экипированные, как «Неудержимые» в одноимённом фильме, заехали побеседовать с местным авторитетом, народным депутатом Михаилом Ланьо. Дальше начался боевик, actionпо-украински.

 

«Правосеки» требуют Ланьо. Начинается перепалка с его охранником, в результате которой тот получает пулю. На место разборок прибывает начальник милиции города и отряд его подчинённых. Взрывается дымовая шашка, начинается стрельба с использованием гранатомётов РПГ-​7, автоматов Калашникова и пулемётов ДШК. «Правый сектор» прыгает в джипы, таранит милицейские УАЗы, бежит с места преступления. Правоохранители устраивают засаду, растягивают «ежей», перекрывают дорогу машинами, но противники расстреливают их из пулемёта, установленного на одном из джипов. Загорается автозаправочная станция, грохают взрывы. Хорош сюжет, правда?

 

Причины конфликта стороны называют разные.

 

«Правый сектор» заявляет, что они препятствовали контрабанде, поэтому их вызвал на «стрелку» местный авторитет Блюк. Нардеп Михаил Ланьо называет происходящее провокацией и говорит, что речь на встрече должна была пойти о предоставлении мест в санатории для возвращающихся из зоны АТО бойцов. И, конечно, всеми сторонами обнаруживается «рука Москвы».

 

Тем временем – showmustgoon– в Мукачево для зачистки прибывают силовики, 12 единиц бронетехники и вертолёты. Тут же – представители ОБСЕ. Из города эвакуируют часть жителей. Дмитрий Ярош призывает к полной мобилизации «Правого сектора», и в Киеве, у здания Верховной Рады, как и в других городах, стартует митинг против действий власти с требованием отставки главы МВД Арсена Авакова. «Правосеки» устанавливают блокпосты, чтобы силовики не могли попасть в Закарпатье, а Ланьо обвиняет СБУ, таможню и пограничников в причастности к контрабанде, действиями боевиков, по его мнению, руководит «хозяин Закарпатья» Виктор Балога.

 

И, наконец, президент Пётр Порошенко созывает экстренный Совет Безопасности. Идут зачистки, СБУ проводит обыски.

 

Беспредел в Мукачево – дикость. Но вместе с тем дикость логичная, и объясняется она той цепной реакцией, что запущена в стране Евромайданом. Страна, где декларируется то, что правда может быть достигнута через силу, незаконным, неконституционным путём, приходит к тому, что сама сила становится единственной правдой. Любая другая форма взаимодействия оказывается недейственной, невозможной.

 

Бойцы «Правого сектора» являлись теми, кто уничтожал сторонников власти, и странно было бы полагать, что они откажутся от подобных методов лишь потому, что у власти поменялось лицо. Им, в принципе, претит любая власть, стесняющая действия; не случайно – «воля или смерть». Воля вольная делать то, что хочешь.

 

Украина сегодня как молодое государство проходит те процессы, что случились в Европы десятки, а в большинстве стран и сотни лет назад. Да, взросление во дворе, где каждый второй –  хулиган, не может пройти бескровно. Но оно будет летальным, если легализировать право на насилие, поддержав радикальную идеологию на государственном уровне.

 

Потому начинать путь в Европу, о котором только и разговоров все эти незалежные годы, Украине надо не с пускания полицейского конфетти и не с громких заявлений, а с банального соблюдения своих законов, конституции и допущения альтернативных точек зрения. Иначе истории, подобные мукачевской, будут происходить снова. Особенно интенсивно тогда, когда вооружённые люди вернутся из зоны АТО в холодный, голодный, необустроенный дом, где их, в общем-то, не особо ждут. Многим из них в принципе будет отказано в праве существовать.

 

Нас ведь так долго убеждали, что страна едина в своём патриотическом порыве, он исключительно мирный, защищающийся, что никаких бандеровцев нет и быть не может, а если и затесался десяток, другой, то никакой угрозы для государства, для его граждан они не представляют.

 

Беспредел в Мукачево доказал: нам врали. Теперь мы все видели настоящих бандеровцев. И, скорее всего, увидим их снова.

 

Платон Беседин

 

 


*Данная организация признана Верховным судом РФ экстремистской, её деятельность на территории России запрещена

 

 

 

Метки по теме: