По мере того, как глобальное противостояние между Россией и Западом набирает обороты, в комментариях в интернет все чаще мелькает какая-то, на мой взгляд, дремуче крестьянская точка зрения в стиле -«зачем вообще нам этот гемморой»? Зачем России головная боль с Украиной? Забрать оттуда все, что можно забрать, закрыть с ними границу и забыть как звали.

 

БРИКС, ШОС, новый мир и глобальные заборы

 

Или проблемы с Европой, точнее, шире, проблемы с курсами иностранных валют. Прекратить с ней торговлю и все их финансовые кризисы автоматически превратятся в репортажи о дождях в Австралии. Интересно, но совершенно нас не касается. В одной статье был даже сделан вывод: » Если у вас есть самодостаточная система производства-потребления – никакие внешние финансово-экономические бури вам не страшны.» Открывшийся в Уфе саммит стран БРИКС и ШОС рассматривается исключительно в этом ключе. Мол, построим свой отдельный мир, обнесем его забором и наступит счастье без всяких там кризисов. Так вот, дамы и господа, это не так. Дело обстоит совершенно иначе.

 

Знаете почему США так легко настаивают на продолжении антироссийской санкционной войны? Потому, что из $1,5 трлн. их внешней торговли на Россию приходится всего $45 млрд, что составляет всего 3% их внешнеторгового оборота. У Евросоюза оборот с РФ превышает $450 млрд. или 21,5% европейской внешней торговли. Разные масштабы означают и разные последствия, потому США на продолжении санкций настаивают, а Европа уже ищет пути их сворачивания. Чего бы она, в «самодостаточном» варианте, делать точно не стала.

 

Вы думаете, что американцев от начала войны с Китаем удерживают его ядерные ракеты? Спору нет, определенную роль они конечно играют, но пока не слишком значительную. Ради того, чтобы снять с глобальной шахматной доски своего самого серьезного геополитического противника можно себе позволить пропустить пару боеголовок. Другой вопрос, что для победы США понадобится либо превратить территорию Китая в радиоактивную пустыню, либо увязнуть в тотальной сухопутной войне лет на десять — пятнадцать. И в течение этого времени остаться без половины промышленного импорта и двух третей товаров легкой промышленности. Если шоколад по карточкам, как это было в прошлую Войну, американцы еще как-то способны принять, то талоны на трусы, носки и памперсы точно закончатся общенациональным бунтом.

 

Получается так, что как раз высокая степень взаимного проникновения экономик друг в друга играет важную сдерживающую роль. А вот их принципиальное размежевание, наоборот, фактор сдерживания снижает.

 

Да и не стоит обольщаться. Даже во времена Николая I экономически полностью самодостаточными являлись разве что племена амазонской сельвы и африканского буша. Чем развитее и многоукладнее экономика государства, тем больше ее потребность в разнообразном сырье. В мире не существует ни одной страны, полностью обеспечивающей свои сырьевые потребности только внутренними источниками. При всем богатстве имеющихся природных ресурсов, Россия в этом смысле не является исключением. Причем, это касается не только импорта, но и экспорта. Во-первых, чтобы у соседа что-то купить, непременно нужны деньги, которые он согласен взять в оплату. Его или какие-нибудь «международные», вроде долларов или евро — вопрос вторичный. Потому для их получения нам сначала надо что-то продать. Т.е. внешняя торговля является важной необходимостью, потому — неизбежностью.

 

Она же цепляет и целый ряд других вопросов. Например, покупать можно не только конечные товары, но и станки, а также, что куда важнее, технологии. Пример СССР показывает, что тотальная самоизоляция в конечном счете оборачивается критичным научно-техническим отставанием. Или взять вопрос обороны. Наличие у России лидерских позиций на мировом рынке оружия позволяет нам не только деньги зарабатывать, но еще и иметь обширные производственные мощности, в любой момент способные переключиться на выпуск только для нужды нашей армии. Взять, к примеру Великобританию. Ее уход, скажем, с международного рынка танков, привел к полному прекращению собственного танкового производства вообще. Ибо содержать заводы, продукцию которых не покупает даже собственная армия, слишком накладно.

 

Словом, утопичность идеи «полной самодостаточности» очевидна. Так что главы БРИКС и ШОС ни о каком «своем собственном мире» говорить не будут. Речь пойдет о другом. О формировании новой системы организации глобального экономического и политического пространства, в которой «главным, кто устанавливает правила», станут все входящие в ШОС и БРИКС страны, а не одни лишь США, мнящие себя единственным лидером англосакского мира и единственным гегемоном на планете. В том числе такого мира, в котором Россия будет занимать достойное место, а не на галерке, на приставном стульчике, на птичьих правах, как сейчас это ей пытаются навязать Запад.

 

Каким в конечном итоге станет этот новый мир сегодня пока не может сказать никто. Однако бесспорно, что основываться он будет прежде всего на взаимовыгодном сотрудничестве, а не на идее превосходства самодостаточности. Так что слова про границы «от Пекина до Лиссабона» это не просто красивый девиз. Это вполне обоснованная реалиями цель. Хотя, следует отметить, что достичь ее будет не просто. По пути несомненно потрясет. Впрочем, для того главы государств завтра и встречаются, чтобы найти способ эту тряску минимизировать.

 

Александр Запольскис

 

 

Метки по теме: