Я никогда не была в Славянске, но отношение к этому маленькому городу на Донбассе теперь такое же, как и к родной Одессе. Чуть более года назад я бы не смогла найти его на карте. Сейчас же есть стойкое ощущение, что знаю там каждую улицу и смогу не заблудиться даже в темноте.

 
Город нашей надежды

 

Сотни фотографий. Километры видеохроники. Четыре месяца с апреля по июль 2014 года все те, кто не принял майдан и последовавший за этим государственный переворот жили новостями из этого города. Потому что именно он дал нам надежду…

 

Тогда, в апреле 2014, еще не до конца придя в себя после киевского кошмара и возвращения Крыма в состав России, никто и предположить не мог, что события в Славянске станут началом освободительной борьбы на Донбассе. И уж тем более, что именно с него начнет свой отсчет официально необъявленная, но уже давно назревающая гражданская война.

 

АТО, чудовищные события в Одессе, Мариуполе, Луганске, президентские выборы и победа Порошенко — все это мы смогли как-то пережить и сохранить остатки рассудка только потому, что каждый день получали обнадеживающие сводки от ополченцев из Славянска…

 

А еще этот город дорог тем, что именно в нем зародилась идея Новороссии, которая по сей день придает силы жить и бороться…

 

Да, город пришлось оставить. И это решение никто из нас не вправе судить и обсуждать.

 

Гораздо больнее видеть, что сделала со Славянском и его выжившими и не уехавшими жителями украинская власть сейчас. Не оставив живого места и практически стерев с лица земли, теперь хунта и ее прихлебатели всеми силами пытаются доказать, что город всецело на их стороне.

 

Выдавая тактический отход ополчения за свою «перемогу», Киев, в годовщину оставления города решил устроить там «праздник».

 

Собрав немногочисленный митинг с участием тех, кто имеет прямое отношение ко всем бедам и несчастьям, выпавшим на долю местных жителей, бесславные украинские ублюдки с особым цинизмом разбередили и так незаживающие раны, чем еще больше подчеркнули собственную ущербность.

 

 

Принимавших участие в мероприятии коренных жителей Славянска, а не завезенных по случаю гастролеров, судить и уж тем более осуждать не берусь. Для подавляющего большинства людей инстинкт самосохранения и страх, с учетом пережитого, являются главными мотиваторами.

 

Почему-то абсолютно уверена, что участие в этом цирке было вынужденной мерой. Отказываюсь верить, что после всего, что сделала хунта, кто-то готов выступать на ее стороне, добровольно одеть вышиванку, на мове славить Украину и смиренно считать себя ее частью… Нет… Слишком хорошо помню, что говорили люди в отношении Киева и сидящих там упырей всего год назад…

 

Жизнь в оккупации стирает грань между четко определенными в мирное время понятиями. И, как бы ни пытались на Украине выдать желаемое за действительное, рассказывая о «счастливой» жизни «освобожденного» города в составе «единой краины», я верю… нет!.. знаю: Славянск не сдался, не забыл и не простил.

 

Это город, в котором закончилась Украина. Это город, в котором родилась Новороссия. И это наш первый город-герой, который обязательно будет освобожден…

 

P.S.: Возможно, я буду в корне неправа с точки зрения политической целесообразности, но моя подорванная войной психика отказывается принимать идею как старой, так и новой Украины. После всего того, что нам всем довелось пережить, от одного названия этой страны начинает бить дрожь ненависти. Украины больше нет. И не будет.

 

И никакие жалкие попытки доказать всем, что на временно оккупированных территориях люди живут под лозунгом «Украина превыше всего» уже ничего не смогут изменить.

 

 

Юлия Витязева, специально для News Front

Юлия Витязева