Можно было бы подумать, что мир не заметил очень важную часть того, что произошло в Греции вечером в минувшее воскресенье: стихийный народный праздник на площади Синтагмы у парламента. Афиняне пошли туда праздновать, как только к ночи стало ясно, что референдум мощным большинством высказался против принятия правительством условий европейских и международных финансистов.

 

Греция и Крым - два референдума, два праздника

 

Мировые СМИ сейчас озабочены финансами (то есть последствиями греческого «нет»), и был риск, что праздник на Синтагме и его значение как-то не впишется в мировое информационное поле. Но – очень даже вписался. Возможно, тут свою роль сыграло то, что греки-эмигранты устроили праздник еще и в самом Нью-Йорке. И, наверное, не только там.

 

 

Лучшая ночь в жизни

 

Давайте напомним, что мы читали о настроениях греков накануне референдума. Нация в страхе, нация расколота пополам, референдум не даст ясного результата… И вдруг выяснилось, что против принятия условий Международного валютного фонда и финансистов ЕС высказалось почти вдвое больше людей, чем тех, кто был «за». И начался праздник…

 

Что это нам напоминает? Крым, конечно. И то, что там было вечером 16 марта 2014 года – до утра 17 марта.

 

Как только огласили первые итоги голосования (Крым возвращается в Россию), начался праздник. Примерно такой, как у греков. Видео на эту тему в интернете лежат тысячи.

 

Вскоре после этих событий я пропутешествовал по Крыму от Севастополя до Феодосии, с заездами в самые разные места и с массой попутных удовольствий. Праздник в ночь с 16 по 17 марта помнили все. Говорил я на эту тему с самыми разными людьми. Об одном, в сущности: та ночь была лучшей в их жизни.

 

Как это было: в крупных городах сколачивались сцены, готовились к выступлению известные артисты. Особых сомнений в том, что повод для праздника будет, ни у кого не было. В конце концов, начиная с 1991 года, Крым множество раз голосовал в ответ на близкие вопросы, как минимум — за автономию. Что думали люди в целом, было известно. Хотелось только услышать результат: 60% (как у греков), 70, 80 – сколько?

 

Но были и города поменьше. И поселки. Там люди просто не могли сидеть дома. Кто-то вышел на главные улицы. Несли радиоприемники, гитары, были танцы до утра. Извините, если кого-то огорчу, но употребляли всякие вкусные и полезные напитки, тем более что Крым их производит много, включая абсолютно замечательные. Открывались и не закрывались рестораны, где-то прохожих угощали бесплатно, а они друг друга. Ну, и как минимум люди до утра сидели в своих садиках с соседями. Под российскими флагами, которые по всему Крыму подняли над домами задолго до референдума.

 

 

Радостно и страшно

 

Здесь надо сказать, что праздновали. Многое, но прежде всего – что вышли и высказались вопреки множеству страхов. Никаких иллюзий у крымчан не было. Обсуждали то, сколько месяцев или лет будут длиться неприятности. Украина перекроет воду, отключит электричество. Необходимые документы будут оформляться месяцами, потому что ведь делать это будут все. А что там с банками и банкоматами? А если война?

 

Они все знали заранее. И гордились сами собой и соседями не столько за то, что высказались. А скорее за то, что знали ведь, что сначала будет тяжело. Но пошли и проголосовали.

 

И вот теперь – греки. Все то же самое. Упомянутый репортаж цитирует множество людей на площади Синтагмы. Они знают, что им сейчас плохо, а будет – какое-то время – еще хуже. Вот женщина, у которой муж не может проходить физиотерапию, вот те, у которых нет электричества, вот пенсионеры, которые часами стоят у банкоматов, чтобы получить очередные 120 евро (больше брать нельзя)… Несколько лет кошмара, а дальше будет только хуже, вне всяких сомнений.

 

Давайте напомним, в чем была и остается суть кризиса в Греции, без подробностей, в виде схемы. Несколько лет назад выяснилось, что хитрые правительственные финансисты предоставляли ЕС не вполне точную информацию о расходах и доходах банковского сектора, чтобы без труда получать новые кредиты. Потом тот праздник кончился, Евросоюз и МВФ начали Грецию спасать. Выдали новые кредиты, но в обмен на обязательства греческого правительства сократить все и всякие расходы (а как иначе отдать долг?). Расходы на пенсии, медицину… вообще на все.

 

Извините, а почему должны расплачиваться за чьи-то ошибки или махинации просто нормальные люди, которые никого не обманывали и отчетность не искажали?

 

Но это не все. Как раз сейчас греки и все прочие подсчитали: по итогам операции спасения Греции оказалось, что страна должна больше, чем до спасения. И ей, может, и дадут новые деньги на уплату старых долгов, но за это опять заставят экономить, только еще жестче. А может, и мягче – пока неясно. Главное в том, что иначе никак, вариантов выхода практически нет – правила такие.

 

Вот по поводу этого предложения и этих правил правительство и предложило народу сказать «нет» на референдуме. И получило то, что хотело.

 

Мировые СМИ сейчас по большей части пишут, что происходящего не может быть. Процедура выхода из зоны евро не предусмотрена (не думали, что будут желающие). В стране нет даже печатных станков, чтобы изготовить драхмы. Все банки закроются, бюджета не будет.

 

Короче, просто физически невозможно не принять новые условия финансистов, с новыми мерами экономии!

 

Ключевой урок того, что произошло в воскресенье в Греции, в том, что люди очень не любят, когда нет выхода. Они, если их загнать в угол, как-то вдруг выход оттуда находят. И свое решение все-таки сделать это, вопреки всему, вспоминают потом как лучшие минуты своей жизни.

 

Вот здесь – главное: люди с их чувствами. А как будут выпутываться из сложившейся ситуации лидеры ЕС, банкиры, финансисты, греческое правительство – другой вопрос.

 

Дмитрий Косырев