Посол Государства Израиль Дорит Голендер подводит итоги пятилетнего пребывания в России и рассказывает о настоящем и будущем двусторонних отношений, о ситуации в ряде стран Ближнего Востока и перспективах палестино-израильского урегулирования.

 

Посол Государства Израиль Дорит Голендер

 

— Госпожа посол, насколько нам известно, в сентябре завершается Ваша миссия в России. Какие главные достижения в двусторонних отношениях за те пять лет, что Вы возглавляете дипмиссию Израиля в Москве?

 

— Пять лет — немалый срок для дипломата. Могу только с радостью отметить, что это были замечательные и очень продуктивные годы.

 

Когда я приступила к своим обязанностям, я поставила перед собой несколько целей.

 

Первая — это продвижение и укрепление положительного имиджа Израиля в России. Я старалась как можно лучше и полнее представить россиянам Израиль – страну, маленькую по площади, но великую в достижениях науки и технологий, экономики и культуры. Мне хотелось показать, каких колоссальных успехов добилась в сравнительно короткий период существования моя страна. Это было для меня очень важно.

 

Вторая и не менее важная задача — развитие торгово-экономического сотрудничества с Россией. Когда я приступила к своим обязанностям в 2010 году, товарооборот между нашими странами составлял 1,063 млрд долларов. Сегодня, спустя пять лет, могу с удовлетворением отметить, что объем торговли между Израилем и Россией вырос до 3,6 млрд долларов.

 

Конечно же, это не предел, и существуют возможности для дальнейшего наращивания товарооборота. Такая работа ведется.

 

В России и во всем мире Израиль славится достижениями в таких сферах, как наука и медицина, высокие технологии и инновации, агротехнологии и сельское хозяйство; телекоммуникации и фармацевтика. Мы стараемся налаживать контакты во всех регионах России, учитывая их заинтересованность к взаимодействию именно в этих сферах.

 

Убеждена, что нам предстоит еще очень многое сделать. В 2016 году мы будем отмечать 25-летие восстановления дипломатических отношений между нашими странами. И надо сказать, что с момента восстановления дипотношений двусторонние связи развиваются только по нарастающей.

 

— Недавно в Израиле прошли парламентские выборы и была сформирована новая правящая коалиция. Эта новая конфигурация в какой-то степени может повлиять на перспективы двусторонних отношений?

 

— Конечно же, я надеюсь, что такое влияние будет исключительно позитивным.

 

Политика нашего правительства нацелена на сохранение отношений с Россией как с партнером и другом. И это не только потому, что в Израиле живет более миллиона русскоязычных граждан, но и потому что между нашими странами есть взаимные интересы.

 

— Сказались ли на двустороннем сотрудничестве финансово-экономические трудности, которые сейчас переживает Россия, а также введенные против РФ западные санкции?

 

Оказывают ли США давление на Израиль с тем, чтобы он присоединился к этим санкциям? Известно, что США являются стратегическим союзником Израиля. Повлияло ли это обстоятельство на подходы Израиля к развитию отношений с Россией?

 

— Действительно, Соединенные Штаты – наш давний союзник и основной стратегический партнер. Наряду с этим, для Израиля очень важно сохранение дружеских, хороших отношений с Россией.

 

Поэтому Израиль, будучи самостоятельным государством, принял решение о неприсоединении к санкциям, которые ввели в отношении России Европейский союз и США. И мы видим, что связи между Израилем и Россией не пострадали и продолжают развиваться.

 

Отвечая на ваш вопрос о давлении со стороны, скажем, нашего союзника, могу сообщить — и мы это говорим в открытую на встречах с представителями российского правительства, что такое давление имело место, но, тем не менее, Израиль проводит ту политику, которую считает для себя наиболее полезной.

 

Непростая экономическая ситуация в России не повлияла на сотрудничество с Израилем. Полагаю, что перед нами открылись и новые возможности, которые надо использовать. Речь, в частности, идет об израильских технологиях в сфере сельского хозяйства, птицеводства, производства молочной продукции. Израильские специалисты ведут с российской стороной переговоры на этот счет.

 

Мы получали предложения об участии третьих стран в наших совместных с Россией проектах. Мы знаем о трехстороннем сотрудничестве Израиля, Индии, России. Сегодня хотят и другие страны подключиться. Этот вопрос рассматривается, на него еще нет окончательного ответа.

 

В настоящее время продолжается работа по подготовке соглашения о создании зоны свободной торговли между Израилем и Таможенным союзом. По завершении переговоров и при условии, что соглашение будет подписано, откроются новые широкие возможности в наших торговых отношениях.

 

Так что, перспективы хорошие.

 

— Известно, что Израиль занимает одно из первых мест в мире по уровню развития высоких технологий. Готова ли Ваша страна делиться своими технологиями с российской стороной в более широком плане, чем раньше?

 

— Мы прекрасно сотрудничаем с Россией в области освоения космоса. Израильские элементы электроники помогают запускать спутники.

 

Налажено очень хорошее сотрудничество между правительством Москвы и муниципалитетом Тель-Авива. Израильские технологии широко применяются в области обеспечения безопасности российской столицы. Это и компьютерное управление светофорами, и системы видеокамер. В Израиле разработана компьютерная программа, которая может опознавать человека по определенным биометрическим параметрам. Она сейчас используется силами правопорядка Москвы. На основе израильских технологий работают системы телекоммуникаций, кабельное и спутниковое телевидение в РФ.

 

— Решение России снять мораторий на поставку С-300 Ирану вызвало негативную реакцию в Израиле. В какой степени это решение Москвы может сказаться на двусторонних отношениях? Некоторые СМИ писали, что в случае реализации этого контракта Израиль может начать поставки оружия на Украину. Так ли это?

 

— Между Россией и Израилем существует прямой диалог на разных уровнях, в том числе между президентом Владимиром Путиным и главой правительства Биньямином Нетаньяху. Переговоры на эту тему после оглашения решения России поставлять Ирану С-300 между нашими лидерами были. Мы изложили свою позицию, почему мы выступаем против подобных поставок. У Москвы другое мнение на этот счет, и расхождения в наших оценках как в отношении поставок С-300, так и в отношении иранской ядерной программы в целом сохраняются. Тем не менее, каждая страна имеет право принимать любое решение. На сегодняшний день диалог на эту тему продолжается.

 

На наш взгляд, поставка С-300 Ирану только усилит агрессию Ирана в регионе и подорвет безопасность на Ближнем Востоке. Стремление Ирана к обладанию ядерным оружием и комплексами ПВО, которые дают ему чувство безнаказанности, могут привести к новому витку гонки ядерного оружия на Ближнем Востоке. Можно предположить, что от этого никто не выиграет. Иран не раз напрямую угрожал Израилю уничтожением, и мы видим в этом огромную опасность. Мы понимаем, что только мы сами можем себя защитить.

 

Что касается поставок израильского оружия Украине, то такого решения в Иерусалиме принято не было — это я вам говорю совершенно четко.

 

— Насколько разнятся подходы Израиля и России к перспективам урегулирования иранской ядерной проблемы?

 

— По некоторым данным, соглашение по ИЯП не будет подписано в конце июня — начале июля, так как участники переговоров («шестерки» международных посредников и Ирана – ИФ) не смогут прийти к окончательному соглашению, поскольку еще надо доработать очень много моментов.

 

Но в любом случае это будет очень плохое соглашение, потому что ядерный Иран останется угрозой не только для Ближнего Востока, но и для всего мира. И Израиль об этом постоянно говорит.

 

— По-прежнему ли Израиль оставляет за собой право на применение силы в отношении Ирана?

 

— На долю Израиля за 67 лет существования выпало немало войн. Ни одна из этих войн не была начата Израилем, все они были навязаны нам. И Израиль всегда сможет защитить себя и свой народ.

 

— В последнее время наблюдается очередной виток эскалации конфликта в Сирии. Существует угроза, что активные боевые действия могут развернуться достаточно близко от израильских границ, вблизи Голанских высот, в районе проживания друзов на территории Сирии. Какова возможная реакции Израиля в случае, если вооруженный конфликт приблизится непосредственно к его границе?

 

— Могу однозначно заявить, что никому не удастся втянуть Израиль в войну с Сирией. Это полностью исключается.

 

Что же касается тех группировок, которые находятся близ границы Израиля, то наша страна знает, как с этим справиться. По сообщениям иностранной прессы, было несколько случаев, когда с сирийской территории велся обстрел в сторону Израиля, и тогда наша реакция была мгновенной. Кажется, это «успокоило» инициаторов обстрелов с той стороны границы.

 

— Рассматривает ли Израиль возможность подключения к антитеррористической коалиции, которая борется с боевиками «Исламского государства», «Джебхат-ан-Нусра»?

 

— Вы знаете, Израиль внимательно наблюдает за развитием ситуации там, где в последнее время ведут активную деятельность разномастные группировки радикальных исламистов. Не вступая в коалицию, как и многие другие страны, Израиль в вопросах борьбы против глобальных террористических угроз сотрудничает с международными организациями, с ближайшими соседями — Египтом, Иорданией.

 

— Видите ли Вы перспективу возобновления переговоров с палестинцами?

 

— Израиль никогда не уклонялся от мирных переговоров. Израиль никогда не выдвигал предварительные требования. Устранились от переговоров сами палестинцы.

 

На встрече в конце мая с верховным представителем Европейского союза по иностранным делам и политике безопасности Федерикой Могерини премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху заявил, что по-прежнему поддерживает план двух государств (израильского и палестинского – ИФ) для двух народов.

 

Палестинцы же избрали другой путь: в обход мирного процесса они обращаются в различные международные организации, разъезжают по разным странам мира с тем, чтобы заручиться поддержкой создания палестинского государства. К слову, накануне была остановлена очередная «миротворческая» акция – так называемая «Флотилия» с гуманитарным грузом для сектора Газа. По существу же это провокация и попытка давления на Израиль. Всему миру уже известно, что все это можно доставить в Газу обычным порядком, Израиль содействует передаче товаров и гуманитарных грузов в сектор – ежедневно туда проходят примерно 800 больших автофургонов, но кому-то очень хочется устраивать скандалы. Разумеется, Израиль не допустит контрабанду оружия террористическим организациям в секторе Газа, ни морем, ни по суше.

 

Что же касается сути переговоров с палестинской стороной, есть две важные вещи, на которых настаивает Израиль, это взаимное признание и безопасность. Не решая вопрос безопасности с палестинцами, невозможно вообще говорить о мире. Взаимное признание означает, что палестинцы должны признать Израиль национальным очагом, родиной еврейского народа. Точно так же, как они требуют от Израиля признания палестинского национального государства.

 

Мы готовы к возобновлению мирных переговоров. И этот момент придет, он должен прийти, потому что палестинцы рано или поздно осознают, что не смогут ничего добиться окольными путями, не начав диалог с Израилем. Окольные пути ведут в пропасть.

 

— Готов ли Израиль прекратить или ввести мораторий на поселенческую деятельность ряди возобновления мирных переговоров?

 

— С этой целью мы уже объявляли в конце 2009 года на девять месяцев мораторий (на строительство поселений – ИФ). Палестинцы не пошли нам навстречу ни тогда, ни позже, каждый раз придумывая новые предлоги, чтобы уклониться от переговоров или сорвать те, которые удавалось начать.

 

Сейчас Израиль говорит: давайте предпримем новую попытку диалога, нам есть, о чем говорить.

 

— Но как условие для возобновления переговоров мораторий на поселенческую деятельность больше вводиться не будет?

 

— Израиль не принимает никаких предварительных условий и не выдвигает своих.

 

Израиль готов сесть за стол мирных переговоров без предварительных условий.

 

— Планируете ли Вы или другие официальные израильские лица участвовать в Международной встрече под эгидой ООН в поддержку израильско-палестинского мира, которая пройдет 1-2 июля в Москве?

 

— В этой встрече, насколько я знаю, примут участие люди, которые настроены только на поддержку позиций палестинской стороны. Я не ожидаю никакой объективности от этого мероприятия.

 

От Израиля в списке участников есть 4 или 5 человек, занимающих антиизраильскую позицию. Они не представляют официальные структуры Израиля.

 

— Правда ли, что власти Израиля максимально упростили требования к желающим получить израильское гражданство, включая требования к подтверждению еврейского происхождения?

 

— Существует один закон о возвращении, и только согласно этому закону люди, до третьего поколения имеющие еврейские корни, обладают правом на репатриацию.

 

— В последнее время в ряде стран, в том числе европейских, наблюдалось обострение такого явления, как антисемитизм. Как Вы оцениваете ситуацию в этом плане в России?

 

— К великому сожалению, в 21-м веке антисемитизм сохраняется, и в ряде стран Европы проявляется в резкой форме — согласно официальным данным, там наблюдается систематический рост антисемитских инцидентов более, чем на 100% по сравнению с предыдущими годами. После страшных событий, которые произошли в Париже, Тулузе. Брюсселе, власти европейских стран осознали, что это угроза не только для евреев, но и для граждан других национальностей, и начали принимать меры.

 

Что касается России – ситуация на сегодняшний день менее удручающая, нападения на евреев происходят редко. Главное, в России антисемитизма на государственном уровне не существует, и на бытовом уровне он проявляется в гораздо меньшей степени, чем в некоторых других странах.

 

Тем не менее, евреи подвергаются оскорбительным выпадам и комментариям в ряде российских печатных изданий, в электронных СМИ и социальных сетях.

 

— Как развивается сотрудничество России и Израиля в сфере туризма?

 

— Начиная с 2008 года, когда между нашими странами был отменен визовый режим, туристический поток из России в Израиль увеличился на 300%. 2014 год завершился довольно хорошими результатами — свыше 556 тыс. российских туристов побывали в Израиле. В первом квартале 2015 года Россию посетили более 25 тыс. израильтян, и за первые пять месяцев этого года более 180 тыс. россиян побывали в Израиле, что на 30% меньше, чем за тот же период 2014 года. Это связано с известными экономическими причинами.

 

Мне знакома статистика выездного туризма из РФ в другие страны — там сокращения и на 40, и на 50%. Поэтому Израиль для многих россиян все равно остается приоритетной страной в плане туризма и отдыха. В Израиле сосредоточены святые места для трех монотеистических религий, отдыхающих ждут моря, пляжи, да и языкового барьера не существует.

 

— Какие финансовые и иные стимулы предлагают власти Израиля для привлечения на курорты россиян?

 

— Израиль делает все, чтобы привлечь туристов. Так, были увеличены компенсации российским туроператорам в рамках заключенных с ними рекламных договоров. Стартовала программа для авиакомпаний и туроператоров, которые планируют организовывать авиаперевозки туристов в Эйлат, согласно условиям, за каждого перевезенного пассажира их ждет компенсация в размере 45 евро. Гостиницы предлагают для туристов из России особые цены, различные скидки и бонусы, новые пакеты услуг и экскурсий.

 

Помимо туризма, думаю, еще одна очень важная сфера, где мы прекрасно сотрудничаем, это культура.

 

Я сегодня могу с полной уверенностью утверждать, что нет ни одного значимого российского фестиваля, в котором бы Израиль не принимал участие. Это и гастроли в Россию театров «Гешер» и «Габима», который почти сто лет назад был создан в России, это и потрясающий израильский филармонический оркестр под управлением Зубина Меты, это и танцевальные, и джазовые ансамбли.

 

С другой стороны, наверно, нет ни одного российского исполнителя, театрального и балетного коллектива, которые бы уже не побывали в Израиле. В Израиле очень благодарная публика, которая всегда прекрасно принимает россиян, и мы встречаем такое же отношение здесь, в России.

 

Без сомнения, культурный обмен очень сближает нас, помогает развивать отношения.

 

Я с полной уверенностью могу заявить, что связь между нашими народами неразрывна.

 

Интерфакс

 

 

Метки по теме: