Йиржи Вывадил, ставший известным в последнее время благодаря обществу «Друзья России в Чешской Республике», рассказал порталу ParlamentníListy.cz о современных явлениях в мировой политике. Говорим ли мы о проблемах беженцев, о решении экономических проблем в Греции или о ситуации на развалившейся Украине, мы всегда видим с одной стороны бесконечно наивных западных политиков, а с другой — разумную и стабильную позицию России.

 

К чему привела глупость Запада

 

— В последнюю неделю особенно актуальной стала тема беженцев в Европе. Их стали появляться десятки тысяч. Уже говорят о гуманитарной катастрофе. Можно ли, по-вашему, найти еще какое-то приемлемое решение, или нам придется выбирать из нескольких плохих вариантов наименее негативный?

 

— Приемлемых решений не существует. Скорее, мы находимся в начале массового переселения народов, и миллионы, движущиеся из Африки и Ближнего Востока, в том числе в США и Россию, теперь начнут прибывать в Европу. Определенно, Европа, и, главное, каждая из стран ЕС, должна подготовиться к этой проблеме, потому что для каждой страны это будет своя специфическая проблема. Причины по сути ясны. Без войн в Ираке, Афганистане, Сирии и нападений на Ливию Европа не столкнулась бы с этой опасной проблемой. Именно Запад, США, а из европейских стран прежде всего Франция и Великобритания несут основную ответственность за возникновение этого хаоса.

 

Кстати, эти страны также должны взять на себя основное бремя последствий и добровольно принять любое количество беженцев. Наглостью и дерзостью является то, что, например, недавно на конференции по безопасности в Словакии президент Франции Олланд, чей предшественник способствовал ликвидации светского диктатора Каддафи, режим которого успешно тормозил массы иммигрантов в Европу и даже весьма приемлемо, по арабским меркам, управлял страной, заявил, что отказывается принимать новых беженцев. То же можно сказать о Кэмероне, ведь Великобритания активно и с энтузиазмом принимает участие во всех военных авантюрах. Я не знаю, почему они были на той конференции, но если они являются основными виновниками нынешнего положения, то Европа как целое вряд ли придет к разумному результату. Или, если выражаться совсем жестко, в этой фатальной атаке на наши ценности каждая страна должна будет положиться прежде всего на саму себя.

 

Нашим огромным преимуществом является то, что в Чехию никакие беженцы с африканского континента не направляются, ни у кого из них здесь нет поддержки, никто не знает местного языка. «Землей обетованной» являются Германия, Дания, Швеция и, разумеется, Великобритания. Если быть честным, то соглашусь с тем, что нужно добиваться возвращения беженцев, строительства новых лагерей на севере Африки. Я согласен и с тем, что нужно подвести Италию и Грецию к более серьезной защите внешних границ ЕС. Но я прямо говорю: если эти меры не помогут, и даже к нам приедут беженцы, то нужно пропускать их дальше. Не наша ошибка, если они доберутся — возможно, и нелегально — к нам, и давайте порадуемся тому, что мы не столь привлекательны для них, чтобы они захотели тут остаться.

 

— Когда во вторник эту проблему обсуждали в парламенте, премьер-министр Соботка, в частности, заявил, что проблеме способствовали и плохие отношения с Россией, которая могла бы помочь решить ситуацию в некоторых африканских и азиатских странах в качестве посредника. А как вы восприняли выступление премьера в целом?

 

— Я очень критично отношусь к позиции премьера в вопросах, касающихся России, но, с другой стороны, я учитываю, что в отличие от, например, наших политиков из партии TOP09, фанатичных антироссийских политиков в Польше или президента Словакии Киски, наш премьер намного разумнее. Не стоит ожидать чудес. Его анализ причин массовой миграции был, так сказать, безошибочен, в том числе и в вопросе ответственности Запада, хотя о ней, в отличие от меня, он не высказался адресно. Если говорить о его словах о России, то, несомненно, Россия — благодаря своему давнему сосуществованию с исламским населением в рамках одного государства, то есть бывшего СССР — имеет огромный опыт как в борьбе, так и в необходимом сотрудничестве с исламским миром.

 

Она сталкивается с террористами, но умеет применять, как я считаю, единственно возможную модель относительно цивилизованного управления, то есть крайне авторитарного руководства по типу Чечни. Разумеется, местный президент Кадыров не соответствует приглаженному образу либерально-демократического представителя. Он побеждает на выборах с абсолютным большинством, и такой же огромной поддержкой в Чечне пользуется и Путин. Но спад экстремизма показателен.

 

Другое дело — и об этом забывают — в том, что мир разделяется. США во многих странах, в том числе в Африке, сильно критикуют. Напротив, Россия не поучает, не диктует и сегодня воспринимается как некий военно-политический лидер незападного мира. Экономическим лидером, конечно, является Китай. Я рад, что Соботка понимает особенное положение России в мире.

 

— Напротив, есть мнение, что руку к краху —прежде всего африканских стран — приложил СССР, который во время холодной войны поддерживал разные африканские народности и сепаратистские движения. А продолжительная нестабильность в регионе сегодня приводит к миграции. Что вы об этом думаете?

 

 

— Ерунда.

 

— Еще одной важной темой недели стала Греция. Пока ЕС (вместе с МВФ и другими финансовыми институтами) постоянно критикует ее и принуждает к новым реформам, Греция находит понимание в России. Президент Путин говорит о совместных проектах и финансовой помощи, а греческий премьер-министр Ципрас сам себя называет «мостом в Россию». Что этот союз может означать для Греции и для всего Евросоюза?

 

— Мое отношение к Евросоюзу — крайне критическое. В частности, именно из-за ЕС мы втянуты в абсурднейший конфликт между Западом и Россией и ее союзниками. И так же ЕС своим греческим пакетом практически развалил греческую экономику, потому что политика экономии еще никого не спасла, а теперь ЕС хочет Грецию «добить». В этой ситуации Ципрас, невзирая на то, что в Брюсселе почти каждый день разные группы и подгруппы совещаются по поводу Греции, спокойно отправился в Санкт-Петербург и там, в частности, заявил о сотрудничестве и дружбе с Россией. Это правильно, и Ципрас для меня является единственным современным премьером из всех 28 стран ЕС, которого я бы поддержал.

 

Я не могу себе представить, что в политическом смысле слова Греция может проиграть машине власти Брюсселя. Я не говорю об уходе или неуходе Греции из еврозоны — думаю, что для наших сограждан это дело десятое. Я исключаю принятие евро. Но Греция психологически должна раздавить всех этих Юнкеров, Шульцов, Тусков… И не только это. Не стоит забывать, что в предвыборной программе «Сиризы» был пункт о выходе из НАТО. НАТО огромными темпами превращается в агрессивный военный пакт. В общем, так: пусть в Брюсселе не надеются, что греческий кризис не будет иметь политического эффекта домино. Я уверяю их, что будет.

 

— Несколько дней назад швейцарский военный эксперт Альберт Штаель высказал мнение о том, что в мировой политике произойдет принципиальное изменение: «защитником» Германии и всего ядра ЕС станет Россия вместо США. Как бы это, на ваш взгляд, изменило устройство мира?

 

— Я полагаю, что все, кто следит за ситуацией, видят и понимают, что в мире происходит смена полюсов, и это не обходится без столкновений и конфликтов. Кстати, на Украине все дело в том, что Запад хотел нанести геополитическое поражение России, инициировал государственный путч, и его результатом является то, что Украина стала профашистской, экономически и социально разрушенной страной, ведущей бесконечную гражданскую войну на востоке своей территории. Крым, которому была уготована роль военной супербазы США, вернулся к России, и Россия сама в военно-политическом смысле, несомненно, является державой, которая в глазах не западного мира, тут я уже повторяюсь, является основным лидером интеллигентного сопротивления США и Западу.

 

В этот процесс очевидным образом вливается Китай как специфический союзник России, который сегодня по мощности экономики является номером один. Я говорю «специфический», имея в виду то, что эти две страны поделили роли. Россия вернулась к традиции политико-военного лидера против Запада, а Китай является экономическим гигантом современности. Разумеется, у Китая есть десятки собственных, прежде всего торговых, интересов. Конечно, его устраивает, что России пришлось взять на себя эту роль лидера сопротивления США, а сам он может отчасти сглаживать ситуацию. Но в целом расстановка однозначна. Но я ожидаю еще один вопрос: что изменится в самой Европе?

 

— Так что же изменится?

 

— Вы извините, но меня беспокоит то, что, обсуждая, куда движется мир, мы недостаточно говорим о том, что постепенно начнет меняться само политическое руководство, которое так или иначе будет менять отношение к Европе. Лишь вкратце: Греция, Финляндия, президентские выборы в Польше, победа шотландских националистов, победа «Подемос» на выборах в Мадриде и Барселоне и, наконец, выборы в Финляндии, где свои позиции серьезно укрепили правые и революционно левые партии. По некоторым пунктам они порой расходятся, но сопротивление затхлому европейскому мэйнстриму, в который входят умеренные правые христианские демократы и умеренные левые социалисты значительно увеличится. Постепенно появится совершенно другая Европа. Европа, отворачивающаяся от устарелой интеграции, возвращающая власть отдельным странам, строго оценивающая США и налаживающая столь необходимое разумное сотрудничество с Россией.

 

— В пятницу в Санкт-Петербурге на конференции Валдайского клуба выступил экс-президент ЧР Вацлав Клаус. В своей речи, которая вызвала большую шумиху, он, в частности, раскритиковал развитие ситуации на Западе и поддержал Россию в ее стремлении искать альтернативные пути. Как вы оцениваете его аргументы?

 

— Клаус придерживается своей точки зрения. Мне нравится то, что оба наших последних президента, бывший и нынешний, представляют старую школу типа Шмита, Шредера, Киссинджера, президента д’Эстена — эти люди понимают, что без России нельзя создавать Европу. Так было при Наполеоне, так это и сегодня. Но не только это. Сегодня Россия — это наиболее значимый стабилизационный фактор в мире. Это действительно так. В настоящее время почти все государства Запада, по сути, смехотворно пытаются наказать Россию санкциями и делают это в условиях, когда их собственных отдельных руководителей мир просто не знает.

 

Россия относится к ним, как медведь, которого одолевают мухи, но который не позволяет себя вывести из равновесия. Путин подождет, когда один премьер уйдет за другим — и мир станет иным. И понадобится сотрудничество. Россия — это Европа, специфическая, но для многих интересная. В любом случае правда заключается в том, что модель российской демократии, несомненно, весьма легитимна. Если нынешний президент США имеет максимум 48%, а Путин — около 90%, то, вероятно, ясно, кто правит хорошо, а кто — плохо.

 

— Как вы, будучи социал-демократом, относитесь к мнению Клауса о том, что ЕС впадает в излишний социализм?

 

— Это все утверждения, от которых Вацлав Клаус уже не отступится никогда. Я отвергаю всю ту систему, которая создается в Европе и которая разрешает гегемонию финансового капитала, тысяч чиновников в Брюсселе, ведущих нас к войне и обострению исламизма. Я не знаю, о чем в этом плане говорил Вацлав Клаус.

 

ИноСМИ

 

Оригинальная публикация в «Parlamentnilisty.cz»

 

 

Метки по теме: