Самое поразительное насчет завершившегося в понедельник в Баварии саммита «группы семи» (похудевшая без России «восьмерка») – это минимум умных комментариев в мировых СМИ по поводу его результатов. Такое ощущение, что не было никакого саммита. А тогда возникает вопрос: допустим, что через полгода-год Россию, от которой семеро прочих участников клуба отстранились год назад из-за Украины и Крыма, очень попросят туда вернуться. Вопрос в том, стоит ли это делать, зачем эта недо-организация нам может понадобиться, хотя бы теоретически.

 

Их "семерка" и наша "восьмерка".

 

Развалить или сохранить Евросоюз?

 

Понятно, что никогда и нигде итогами важных встреч не являются их коммюнике (которые никто всерьез и не читает). Коммюнике готовятся заранее, по тем вопросам, где между участниками нет никаких расхождений. Два-три пункта могут согласовать в ходе самой встречи, и это в лучшем случае. Вот и сейчас хозяйка встречи, канцлер Германии Ангела Меркель провозгласила саммит успешным, но где и в чем успех?

 

Понятно, что клуб – это клуб, главное в нем те вопросы, которые удается решить в перерывах между дискуссиями. Вот и давайте посмотрим, что за вопросы накопились у оставшихся участников этого когда-то считавшегося важным клуба, и как они в Баварии решились или хотя бы сдвинулись с места.

 

Сводится все к простой проблеме: как бы выжить и не развалиться в качестве некоей единой системы. Вопрос о том, что осталось от иллюзии, что тут собираются самые сильные во всех смыслах страны мира, уже вообще не стоит.

 

Разговор скорее о том, что у клуба «вышел срок годности». Собираются потому, что не самораспускаться же. Но чтобы решать действительно серьезные проблемы? Пока этого не видно.

 

Проблема номер один: развал Евросоюза. Ладно еще из него то ли хочет уйти Греция, то ли ее хотят исключить. Но так же выглядит вопрос с Великобританией, членом «семерки». Собственно, британские СМИ по поводу участия своего премьера Дэвида Кэмерона во встрече в Баварии обсуждали только один этот вопрос. Поскольку закон о референдуме насчет выхода из ЕС проходит сейчас всякие процедуры в британском парламенте, всем интересно: это всерьез?

 

Итогом «семерки» — и немаловажным – можно считать, что на ней стало ясно: британцы уходить из ЕС все-таки не хотят. Они хотят торговаться об условиях. По сути переделывать ЕС заново, под свои интересы. (Возможно, и Греция хочет на самом деле того же).

 

 

Тотальный контроль как он есть

 

Но вполне возможно, что ЕС и без того превратится в нечто иное. Тут мы уже говорим об американских приоритетах и о том, зачем приехал в Баварию президент США Барак Обама. Его цель определяют так: с помощью Ангелы Меркель Обаме нужно продвинуть соглашения по свободной торговле с Европой и Азией.

 

Свободная торговля? А как бы не наоборот. Как раз на этих днях, благодаря злодеям-хакерам из WikiLeaks стало известно, как выглядит TiSA – стандартное соглашение по «сектору услуг», которое должны подписывать будущие члены и трансатлантического, и транстихоокеанского партнерства. Услуги – это финансы, авиация, киберпространство, еще много чего. Соглашение секретное (даже в каком-то смысле от членов Конгресса США), и еще бы ему не быть секретным. Подписав эту бумажку, члены планируемого западно-восточного содружества смогут забыть о суверенитете и национальных интересах. Вместо них будут «правильные стандарты» и «полная прозрачность».

 

Что интересно, если такие планы сбудутся, то никакого Евросоюза в прежнем виде вообще не будет. Будет нечто иное и для европейцев же неприятное.

 

Проблема Обамы в том, что эта попросту гениальная (с точки зрения американских интересов) идея тайного правительства для полумира пугает прежде всего его сторонников из Демократической партии США. Они не дают ему эту штуку навязывать союзникам. Очень смешная ситуация, и получается, что в Баварию он ехал рассказывать коллегам о том, что собирается дальше делать.

 

И тут – мы только что упомянули «прозрачность» — есть ведь еще история, как раз по части излишней прозрачности. Уже приходилось писать о прослушивании совместно американскими и немецкими спецслужбами около 400 тысяч телефонов в Европе и о том, как удобно подоспел «футбольный скандал», способный отвлечь публику от другого скандала. Что характерно, об этом из Баварии не доносится ни звука. Неужели не обсуждали?

 

А еще есть Украина. Можно предположить – судя по разноголосице заявлений участников встречи – что семеро спорили между собой насчет того, можно или нельзя давать Киеву сигналы, чтобы он срывал минские соглашения и дальше. Счет здесь может быть такой: США, Великобритания и Канада скорее за подстрекательство Киева. Германия, Франция и Италия скорее против, они за завершение конфликта. Японии все равно.

 

До чего-то, может быть, и договорились, но в целом – а зачем было это делать именно на «семерке»? Если бы там была представлена Москва, тогда в таком общении был бы смысл. А так – отписки и отговорки.

 

 

Не наши проблемы

 

Теперь давайте еще раз взглянем на список перечисленных выше реальных проблем «семерки». Где здесь, не считая Украины, проблемы России? Допустим, мы в этом сборе участвовали. И обсуждали чужие дела. Зачем, спрашивается.

 

Не такой уж секрет, что далеко не только в «экспертных кругах» России давно уже дискутировался вопрос: а что мы делаем в «восьмерке». Бессмысленная потеря времени ради двух-трех важных разговоров в перерывах, которые можно провести и по телефону.

 

Оптимисты говорили, что Россия там представляет новых хозяев мира, известных под коллективным названием БРИКС. Мир, где эти две группы государств ведут диалог, безопаснее. Ценность нахождения России в «восьмерке» в том, что это страна с другими ценностями и другим взглядом на мир, но находящаяся в контакте с носителями иных взглядов.

 

И тут в Баварии один из второстепенных персонажей саммита говорит: Россия к нам не вернется, потому что у нее другие ценности. Ну и открытие, они всегда были другими и всегда будут.

 

Пессимисты же находили скучным подписывать стандартные коммюнике «восьмерок» насчет помощи Африке или глобального потепления (ну, вот как нынешнее коммюнике). Но не видели, как от этого избавиться. Нельзя же просто вот так сказать: нам неинтересно, мы не приедем.

 

Если бы президентом был я, то в ответ на просьбы вернуться в этот сомнительный клуб думал бы несколько месяцев, после чего перечислил бы список вопросов, которые Россию и вправду интересуют. И поинтересовался: мы это будем вместе обсуждать? Если нет, то зачем же терять время?

 

Дмитрий Косырев

 

 

 

Окажи помощь Новороссии и команде News Front