Недавно к расово правильному Дню журналистики в Украине расово правильный сайт «Телекритика» опубликовал воззвание расово правильного движения «Чэсно». Документ был посвящен необходимости как-то собраться в узком кругу и обсудить, как же всем расово правильным журналистам освещать боевые действия в зоне АТО в расово чуждом Донбассе. Дескать, за последние полтора года всех задрали «фейки, язык вражды, ксенофобия, манипуляции, недостоверность в журналистском материале». А это-де имеет своим результатом «агрессию и беду в реальной жизни».

 

Грантоеды-мыздобулы чуют падаль...

 

Казалось бы, здорово! Наконец-то и «чэсни ЗМИ» заметили, как плохо раздувать ксенофобию и подбрасывать тем самым поленья в костер гражданской войны.

 

Но не тут-то было. Воззвание тоже получилось расово правильным. Более того, не только разжигающим ксенофобские настроения и гражданский конфликт в Донбассе, переводя его в этническую плоскость, но подрывающим территориальную целостность страны под названием Украина, призывающим фактически отказаться если не от части территорий, то от населяющих их людей точно.

 

Наверное, так получилось потому, что «Чэсно» – это типичная грантоедческая структура, созданная для выполнения чисто политических агитационно-пропагандистских задач по подготовке захвата власти на «евромайдане» и для организованной травли всех в журналистской среде, кто был с этим не согласен. Именно «Чэсно» после переворота 22 февраля 2014 года уже через два дня, 24 февраля, систематизировало «врагов», накляузничало и настучало на них «победителям» – составило список из полутора десятков журналистов, которых надо бы на госуровне, приказами властей, а не на уровне закона «люстрировать в информационном пространстве». То есть ввести совершенно демократичный запрет на профессию – не пользоваться материалами, не предоставлять «изгоям» страницы и эфир и даже не использовать их в качестве экспертов. Во имя, ясное дело, расово «правильной» свободы слова, при которой другое мнение недопустимо. За что, к примеру, нас призвали люстрировать? А за то, что мы еще тогда, до «евромайдана», прогнозировали то, что случилось со страной после него – после горения покрышек и массовых антимоскальских скачек заведенных идиотов, которым сказали, что это и есть свобода. Мы были правы тогда. Мы правы сейчас. Но именно потому мы и должны молчать…

 

Поэтому мое отношение к последнему воззванию «Чэсно» вполне объяснимо. Но и факт его возникновения тоже понятен – пацанам опять что-то надо от грантодателей с руками кормящими. Я же эту публику знаю как облупленную…

 

И все же попытаюсь объяснить и обществу, и ибланам, авторам обращения, не на основе своих ощущений, а на том, что они там сами написали. Наряду с красивыми дежурными словесами о необходимости соблюдать журналистские стандарты при подготовке материалов (проверять данные, подавать разные точки зрения, изучать данные о спикерах и ньюсмейкерах, чтобы точно знать, на чью мельницу он воду льет, и т. д.) в документе написано: «Необходимо четко провести грань между свободой совести и угрозами, которые могут возникнуть после разглашения той или иной информации – от безопасности НАШИХ героев и до национальной безопасности».

 

Что это означает? Во-первых, то, что «чэсняки» изначально делят свободу слова на допустимую и недопустимую, забывая, что она, свобода слова – как беременность: или есть, или ее нет. То, что идет на пользу стране – можно, что ей вредит – нельзя. А кто решает? А они и решают. По старой привычке и в полном соответствии с задачами и пожеланиями тех, кто платит деньги. И, разумеется, выставляет задачи, заказывает музычку.

 

Во-вторых, деление героев на «наших» и «ненаших» однозначно говорит о том, что ополченцы самопровозглашенных ДНР и ЛНР – «враги», рассказы о которых могут навредить «нашим». Следовательно, «Чэсно» фактически призывает журналистов и дальше делить граждан Украины на расово и политически правильных и на таких же неправильных. И в соответствии с этим делением и работать. В Донбассе, в зоне АТО, все «неправильные», в остальной Украине – самый цвет «нашенства». Руслан Коцаба вон долгое время был «нашим», но побывал в зоне АТО, увидел, как одни граждане Украины убивают других в интересах третьих и четвертых, написал, что это неправильно и что нельзя посылать сыновей на гражданскую войну, и его сразу «фтопку». Под арест, в тюрягу, чтобы замолчал. И борцы за свободу слова даже не промолчали или возмутились. Нет, они приветствовали такую свободу слова. Как они говорят, «мы цэ здобулы»…

 

В-третьих, деление граждан Украины на своих и чужих ведет к тому, что и к Донбассу «чэсняки» призывают относиться в полном соответствии с взглядом власти на проблему – как к «раковой опухоли», которую нужно вырезать. Донбасс же не хочет «вырезаться» и сопротивляется такому подходу с оружием в руках. И, в конце конов, может вообще уйти из состава Украины. А если это – «борьба за территориальную целостность», то тогда Андрею Парубию в детстве выдали-таки правильную справку об умственной отсталости. Потому что уход Донбасса, как и Крыма – это потеря территорий.

 

А задача власти в Киеве – не допускать этого. Задача же СМИ – помогать власти в сохранении единства страны, если они, СМИ, хотят быть такими уж патриотами. Но настоящими, а не коллаборационистскими, на зарплате и подачках у заказчиков извне…

 

Но что-то не складывается у «Чэсно» в этом плане. И это ведь притом, что еще 30 апреля 2015 года в ежегодном индексе свободы прессы американской организации Freedom House Украина из «несвободной страны» превратилась в «частично свободную». То есть немного поднялась вверх в рейтинге, как было сказано в отчете Freedom House, «благодаря кардинальным изменениям, которые произошли в медиа-среде после падения в феврале режима президента Виктора Януковича, невзирая на рост количества нападений на журналистов во время «Евромайдана» в начале 2014 года и дальнейшее развертывание конфликта на востоке Украины. …Давление на СМИ со стороны государства уменьшился и оставалось на таком же уровне до конца года (2014-го. – Авт.)».

 

Понято, почему суетится Freedom House – он обеляет и по-прежнему поддерживает своих наемных подопечных. И сам себя и американцев успокаивает: мол, правильно мы делали, что поддержали свободу слова в Украине и свергли «пророссийского тирана Януковича». А если говорить правду и понимать, что после смены власти вместо свободы слова в Украине торжествует такая цензура, что и не снилась при Януковиче, а против несогласных журналистов применяются запрет на профессию и судебные репрессии, то тогда получается, что поддерживали откровенных свидомых укурков и совсем тупых задолбней, которые не поняли, что такое свобода и демократия. Ну, кто же пойдет на такое самобичевание после саморазоблачения и признания ошибки?

 

И все же даже проектный менеджер указанного отчета Freedom House Дженнифер Данхем признала, что как во всем мире, так и в Украине уже есть три проблемы со свободой слова и СМИ. Первая: «правительства задействовали законы о безопасности и противодействии терроризму с целью заглушить критические голоса. …Вместо поощрения честной и объективной журналистики и свободы информации демократии обращались к цензуре». То есть затыкали рты под видом обеспечения безопасности как могли. В Украине дошли до высшей степени цензуры – до убийства неугодных журналистов. Убили Олеся Бузину, к примеру, а «Чэсно» и все остальные грантоедческие организации, подъедающиеся на защите свободы слова, даже сожаление по этому поводу не выразили – убили «вату», «колорада» и «ненашего». И государство Украина повело себя так же и даже демонстративно, чтобы и другим неповадно было, не собирается искать убийц…

 

Вторая: «группы боевиков и вооруженные банды использовали особенно наглые тактики запугивания журналистов». Это точно об Украине, где всевозможные молодчики – от «Правого сектора» до более мелких полухулиганских полукриминальных структур – запугивали журналистов, громили и поджигали редакции «неугодных» и расово неправильных СМИ.

 

Понадобились те, кто за дополнительную плату будет освещать эту грыз… пардон, политическую борьбу. «Правильно», но по-разному – то ли по заказу извне, то ли по просьбе и приказу конкурирующих группировок внутри Украины. Грантоеды, они ребята такие, они не чавкают из одного корыта, например, западного. Они подкрепляют его отечественной политической стряпней

 

А как они после убийства Бузины через Интернет и мобильную связь пытались выяснить у оставшихся в живых «неугодных», как им живется теперь в роли «следующих», я не хочу и вспоминать. Это вообще особая страница становления свободы слова после «евромайдана». Но она вписывается в парадигму построения «украинской Украины».

 

Третья: «медиа-собственники делали попытки манипулировать новостным контентом в угоду своим политическим и безнесовым интересам». И это тоже сто пудов об Украине нынешней, где крайне обострилась не только гражданская война между двумя частями страны, но и внутривидовая борьба в официальной правящей элите в Киеве. Так сегодня разные каналы и «мочат» всех «врагов». То ли президента страны, то ли недругов президента страны, то ли врагов его врагов (например, Игоря Коломойского или Михаила Саакашвили), то ли врагов каких-либо видных олигархов, которые либо продолжают бороться за доступ к остаткам госсобственности и их передерибан, либо за гарантии безопасности своего «старого» бизнеса, ранее нажитого непосильным трудом.

 

И, напоминаю, чего же дергается «Чэсно»? А вот тут-то собака и порылась – в обострившейся нужде в слугах. И «чэсняки», и им подобные просто хотят напомнить о себе. Чтобы их не забыли. И зарубежные руки дающие, и свои родные, домашние, олигархические и политиканские. Ведь сегодня уже не только гражданская война в Донбассе – повод для продажных грантоедов подзаработать на обслуживании интересов и «правильном освещении событий». Не зря же главковерх к Дню журналистики раздавал ордена особо героически отслужившим на поприще расово правильной свободы слова.

 

Сегодня обострилась внутриполитическая борьба между разными группировками правящей «проевропейской каманды». И запахло падалью. Политической. То есть отбраковкой политического процесса, слабых, сошедших с лыжни. Кто-то одержит победу, кого-то отправят на свалку истории – пауки в банке не терпят проигравших. А крысоед в железной бочке остается главным после уничтожения всех остальных крыс. И потому понадобились те, кто за дополнительную плату будет освещать эту грыз… пардон, политическую борьбу. «Правильно», но по-разному – то ли по заказу извне, то ли по просьбе и приказу конкурирующих группировок внутри Украины. Грантоеды, они ребята такие, они не чавкают из одного корыта, например, западного. Они подкрепляют его отечественной политической стряпней. Как только иссякает поток грантов из-за рубежа, они немедленно начинают облизывать разные отечественные мошны и кошельки. И им не привыкать…

 

…И не зря же говорят, что запах падали, мертвечины – самый сильный, забивающий все остальные. Вот запахло – грантоеды и встрепенулись. У них многолетняя чуйка. И мошной подталкиваемая тяга к борьбе. Они считают, что «ради будущего Украины как свободной, мощной, демократической страны». Но все-то, слава Богу, начинают понимать, что почем. Ой, как трудно сегодня быть журналистом…

 

Владимир Скачко

 

 

 

Окажи помощь Новороссии и команде News Front

 

 

 

Метки по теме: ;