После открытия саммита «большой семерки» с выступления дуэтом сладкой парочки Обама–Меркель можно было уже точно не сомневаться: санкции против России продлят. Через год после начала «русской весны» отношения с Западом зашли так далеко, что даже не нужен формальный повод, чтобы, наступая на горло собственным промышленникам в Германии, продлевать режим персональных и секторальных санкций против Москвы.

 

Акция против проведения саммита G7 в Германии
Акция против проведения саммита G7 в Германии

 

 

Кто-то удачно окрестил этот саммит не встречей семерки, а «встречей США со своей шестеркой». Место проведения саммита — баварский курорт Гармиш-Партенкирхен как точка дислокации единственной в Европе разведшколы США с «русским уклоном» — неумолимо возвращает нас во времена всамделишной холодной войны, когда популярность русского языка в западных университетах была связана в первую очередь с необходимостью знать язык вероятного противника. С тех пор, правда, вместо наполовину сокращенных кафедр русистики появились в изобилии кафедры китайского, но это уже ничего не меняет.

 

Накануне саммита правительство Германии вкупе с Еврокомиссией громко возмутились открывшейся информацией о наличии в России собственного списка персон нон грата. «Как они посмели?» — кричали еврочиновники по примеру известного украинского анекдота: «А нас-то за что?».

 

Предположительно после долгих и нудных просьб передать этот тайный список в Еврокомиссию спустя буквально несколько дней его уже опубликовали финские СМИ. «Утечкой информации» объяснили неприятный казус вскрытия дипломатической почты в Брюсселе и ожидаемо широко развели руками на Смоленской.

 

В результате широкая общественность смогла ознакомиться с «нашим ответом Чемберлену» образца 2015-го.

 

Итак, 89 гостей из ЕС стали невъездными в Россию. Среди них представители 17 стран, преимущественно, из Северной и Восточной Европы. Не вошли в русский стоп-лист представители Италии, Австрии, Швейцарии, Словакии, Словении, Венгрии, Кипра, Португалии, Ирландии, Норвегии.

 

Что характерно, более четверти нежелательных гостей (23) являются известными в недавнем прошлом отставниками и вряд ли вернутся на свой политический Олимп. Большей частью это бывшие представители Европарламента: Марек Сивец и Павел Коваль (Польша), Кристина Оюланд (Эстония) и Витаутас Ландсбергис (Литва), Рамон Луис Валькарсель (Испания) и даже Даниэль Кон-Бендит (Франция).

 

Присутствие в списке последнего особо примечательно: знаменитый главарь бунтующих студентов 1968 года в Париже проделал долгий путь от ниспровергателя буржуазных идолов капитализма до рьяного лоббиста интересов американских энергетических консорциумов в качестве видного представителя «зеленого» движения Европарламента.

 

Закономерно, что самый длинный список отказников у Польши — 18 человек, в том числе глава сената Богдан Борусевич, экс-президент Европарламента Ежи Бузек, секретарь совбеза Станислав Козей, главы гражданской и военной разведки Мацей Хуня и Радослав Куява, представители польского генералитета и многочисленные депутаты сейма.

 

На втором месте Британия — 9 отказников, из которых 6 — бывшие во главе с экс-вице-премьером Ником Клеггом и двумя начальниками (бывшим и действующим) Джеймсов Бондов из МИ5 и МИ6. Почетное третье место Эстония делит с Швецией. Но если посчитать все прибалтийские республики вместе, то на троих получится 20 персон нон грата. Если с Эстонией и Литвой все более-менее понятно (эстонский генералитет и литовские специалисты по безопасности, не смейтесь), то вот представителей Латвии туда включали, видимо, по разнарядке (4 из 8 латвийских депутатов Европарламента и экс-спикер сейма Солвита Аболтиня).

 

Обильное присутствие прибалтов закономерно — ведь именно на эти три республики приходится максимальное количество депортаций известных российских экспертов. Политологи Сергей Михеев, Константин Симонов, Владимир Жарихин, академик Валерий Тишков и журналист Игорь Коротченко были депортированы за последние пару лет из Эстонии, Латвии и Литвы.

 

Что же, теперь пора держать ответ.

 

В сравнении с черным списком ЕС наш ответ получился довольно скромным. Если европейцы по подсказке США включили в свои санкционные списки практически всех ведущих российских политиков и ответственных государственных чиновников, то мы ограничились больше демонстрационной версией ответных санкций. По факту абсолютное большинство принимающих решения европейских политиков были и остаются въездными на территорию РФ.

 

Никто же не думает, что выпускник МГИМО и главный евроинтегратор Украины в недавнем прошлом, экс-комиссар ЕС по расширению Штефан Фюле из Чехии вместе с другом Ходорковского, потомственным русофобом и экс-главой чешского МИД Карелом Шварценбергом на что-то влияют?

 

Характерно, что в российском списке нон грата появились не только чиновники, но и идеологи борьбы с Москвой — французский публицист Бернар Анри-Леви, многолетний советник румынского президента Бесэску Юлиан Кифу, уже упомянутый сподвижник Гавела Шварценберг и знаменитый литовский деятель эпохи перестройки Ландсбергис. Раньше Москва не уделяла должного внимания противодействию русофобам на международном уровне. Да и этот список, по правде говоря, может быть лишь заявкой на что-то большее.

 

Особо хотелось бы отметить наличие среди отказников представителей еще недавно тепло любимых Москвой правоцентристов из Европейской народной партии. А ведь включение уже одного депутата от ЕНП автоматически усложняет визиты всех остальных 265 евродепутатов из принципов партийной солидарности.

 

Стоит ли напоминать, что на сотрудничество именно с этой силой делалась ставка некоторыми российскими чиновниками в период возвращения Владимира Путина 2011–2012 годов. Сегодня же именно с закрытия границы перед носом у представителя правящей партии Германии ХДС Карла-Георга Вельмана началась история ответных списков.

 

Напоследок нельзя не обратить внимание на одиноких представителей Болгарии и Греции, попавших под запрет на въезд в РФ. Это бывший болгарский посол в Москве (2000–2006) Илиян Васильев и греческий меценат Теодор Маргелос. Если в первом случае мы имеем дело с представителем правого русофобского Союза демократических сил Ивана Костова, то во втором — с греко-американским инвестором в сельское хозяйство Украины.

 

Объединяет их одно — многолетняя работа с неправительственными фондами американских спецслужб, которые выделяли средства на их политическую и экономическую деятельность по подрыву позиций России на Украине.

 

В целом, конечно, список мог бы быть составлен гораздо эффективнее с точки зрения болезненности возможных адресатов. Вероятно, его нынешние составители исходили все-таки из временного помутнения российско-европейских отношений. Если европейцам удастся удержать ситуацию на нынешнем уровне и не скатится к тотальному неприятию Москвы, то и следующие списки вводить не понадобится. А они могут быть значительно интереснее.

 

Олег Бондаренко

 

 

 

Окажи помощь Новороссии и команде News Front

 

 

 

Метки по теме: