«Если конфликт уже становится неизбежным, то тогда – ну напали на нас 22 июня – надо Берлин брать»

 

Ростислав Ищенко

 

Ростислав Ищенко уверен, что агрессия в Приднестровье — главный фактор назначения Саакашвили губернатором в Одессу.

 

— Саакашвилли назначен губернатором в Одессе. Как прокомментируете назначение?

 

— Здесь, как мне представляется, играет роль только фактор Приднестровья. Потому что, кроме как организовывать провокации, Саакашвили ничего больше и не умеет. Украина уже давно пытается организовать блокаду Приднестровья, и сейчас ситуация вообще балансирует на грани начала военного конфликта. С точки зрения дальнейшей интенсификации противостояния Саакашвили в Одессе нужен — другого такого безбашенного человека вряд ли киевский режим может найти.

 

— То есть нам всерьез стоит опасаться открытия «второго фронта» в Приднестровье?

 

— Да, можно всерьез опасаться. Не знаю, насколько это реально с точки зрения интересов, допустим, тех же самых США, потому что они могут нагнетать обстановку, просто запугать Россию и заставить отступить, не переходя к вооруженному конфликту, но зачастую ситуация выходит из-под контроля. Особенно когда процессом руководят такие товарищи, как Саакашвили и Порошенко. И не исключено, что вооруженный конфликт готовится, потому что мало кто предполагал, что США спровоцируют на Украине гражданскую войну, но они же перед этим не остановились, поэтому не вижу причин у них останавливаться с Приднестровьем.

 

— Эта агрессия планировалась давно, но какая конечная цель?

 

— Понимаете, если в течение полутора лет США пытаются втянуть Россию в вооруженное противостояние на Украине, и все время не получается, в конечном итоге находится такая точка, при нажатии на которую Россия не может не ответить. Мы с вами прекрасно понимаем, что, допустим, организовать ядерную бомбардировку Москвы или нападение на Ленинград – это поставить под угрозу немедленного ответа территорию США. А при помощи Украины надавить на Приднестровье – это такой локальный конфликт, на который Россия не может не ответить, потому что там четверть миллиона ее граждан, там расположено около 1,5 тыс. российских солдат, и все они окажутся под ударом.

 

И просто проглотить подобного рода пилюлю, когда этих людей будут банально уничтожать – это практически капитулировать. А если капитулировать, то не надо было и начинать. А ответить можно уже только вооруженным путем, потому что Приднестровье блокировано в этой вытянутой «кишке», которую легко разрезать в нескольких местах – ее ширина 30 км, в некоторых местах 40 км, а так вообще 10-20 км – это не проблема. Там очень трудно вести оборону, тем более, когда нападение может быть произведено с нескольких сторон – в том числе с тыла, с украинской стороны, поэтому здесь вероятность вооруженного ответа достигает 99%. Я не вижу возможности политическими или дипломатическими средствами урегулировать конфликт в том случае, если Приднестровье подвергнется вооруженной атаке.

 

— Если мы ответим – чем это кончится для Украины?

 

— Думаю, что если уж отвечать, то в таком случае логика подсказывает, что надо идти до конца и, как минимум, выгонять хунту из Киева, потому что смысл ограничиваться какими-то локальными действиями отсутствует. До сих пор Россия разумно и эффективно избегала втягивания в прямой конфликт, собственно, этим и обусловлено то, что хунта до сих пор в Киеве держится. Но если уже конфликт становится неизбежным, то тогда – ну напали на нас 22 июня – надо Берлин брать.

 

— Это будет разгром хунты?

 

— Я думаю, что с учетом потенциала украинской и российской армии фактически речь может идти о быстрой войне, и вопрос заключается только в том, на каком рубеже российская армия остановится. Этот вопрос будет уже решаться в Кремле, а не в этом нашем диалоге, и будет решаться с учетом факторов, которые нам просто неизвестны. Но, я еще раз повторяю, что если хунта спровоцирует конфликт, то в таком случае нет никакого смысла накладывать на себя какие-то ограничения, потому что последствия вступления России в официальную конфронтацию с Киевом, независимо от того – это будет пересечение границы на 5 м или на 1,5 км в глубину территории Украины – будут одни и те же. Тогда хунта долго не проживет.

 

— Но чем нам это грозит – опять нас «накажут» санкциями?

 

— Это вопрос адекватности Европы, потому что и так-то все прекрасно понимают: то, что произошло на Украине – это, по большому, счету агрессия США, но здесь можно делать вид, что кто-то верит в то, что это восставший народ сверг кровавый режим, а сейчас там нацистские демократы ведут страну к процветанию. Но мало ли во что люди верят. Есть совершенно очевидные международно-правовые нормы, которые в случае агрессии против Приднестровья делают и Россию тоже страной, подвергшейся агрессии.

 

Если и в этом случае Европа сделает вид, что она что-то не поняла, не заметила, не осознала, то тогда ее можно полностью сбрасывать со счетов и действовать так, как будто ее не существует. Что касается каких-то более серьезных мер – я не думаю, что на них ЕС решится, потому что у него нет реальной военной возможности оказать какую-то существенную помощь Украине или Молдавии в случае их прямого столкновения с Россией. А втягивание любого приграничного государства ЕС – будь это Румыния или Эстония — ставит под вопрос единство НАТО, и тогда в Брюсселе, в Париже, в Лондоне, в Берлине и даже в Вашингтоне надо думать о том – а стоит ли эта провокация того, чтобы ставить свои страны, свои столицы, свои города под угрозу ядерного удара.

 

Потому что конфликт России и НАТО – это конфликт двух крупнейших ядерных держав, я так предполагаю, что своих «ястребов» Европа постарается сдержать. Ну, а если кому-то придет в голову попробовать, то думаю, что европейские государства резко вспомнят, что пятая статья Вашингтонского договора по созданию НАТО предусматривает, конечно, вступление стран НАТО в боевые действия в случае нападения на одну из них, но там есть и оговорки: во-первых, страна должна подвергнуться неспровоцированной агрессии, а во-вторых, государство-член НАТО вступает в войну в соответствии со своими национальными процедурами. То есть это не происходит автоматически, а как показывает практика из опыта ЕС, эти «национальные процедуры» могут проходить и 10 лет.

 

— А как жители Одессы отнесутся к агрессивным шагам своего губернатора?

 

— Я думаю, что об этом надо спрашивать людей в Одессе, но с точки зрения банальной логики, к этому плохо бы отнеслись и люди в Киеве, и во Львове. Потому что если вам в губернаторы назначают человека, который умудрился довести собственную страну до ручки, человека, который вообще ничего не смыслит в особенностях вашего региона, не владеет обстановкой – это, как минимум, оскорбительно для людей, проживающих в Одессе, в Одесской области. Тем более, опять подобное назначение «волевым» решением Порошенко без каких-либо консультаций с местной региональной элитой идет вразрез с постоянными заявлениями Киева о том, что он проводит децентрализацию и тому подобное. Ну, знаете, Саакашвили и децентрализация – это оксюморон.

 

— А что думает грузинский народ – здесь дипломатический конфуз, ведь в Грузии Саакашвили в розыске?

 

— Грузинский народ и грузинское руководство давно имели возможность подумать по этому поводу, потому что Украина не первый день отказывается рассматривать какие-либо запросы по выдаче Саакашвили, хотя в Грузии руководит вполне себе проамериканский режим, и сказать, что он преследует Саакашвили за какие-то его политические взгляды – очень сложно. Против него выдвинуты вполне конкретные уголовные обвинения. Сейчас Украина практически сделала невозможной выдачу Саакашвили Грузии, потому что он получил украинский паспорт, отказался от грузинского гражданства и таким образом является украинским гражданином, а на Украине, в общем-то, действуют те же правила, что и в России – то есть государство своих граждан не выдает. Это не улучшит отношения Киева и Тбилиси.

 

— Очевидно, что назначение Саакашвилли – это удар по Коломойскому, были нарушены все договоренности между ним и Порошенко. Тут Коломойский объявил, что Саакашвили отдаст Одессу русским, и ее надо будет отвоевывать обратно?

 

— Я думаю, что в значительной степени Коломойский прав, потому что Саакашвили же отдал русским Абхазию и Южную Осетию. Почему не может отдать Одессу? У него богатый опыт в этом отношении. И, конечно, это удар по Коломойскому, потому что он, контролируя губернатора Одесской области Палицу, который долгое время с ним работал, имел возможность контролировать стратегически важный, в том числе и для Коломойского, одесский порт, имел в Одессе серьезные бизнес-интересы. Контроль над Одессой позволял эффективно функционировать остаткам бизнес-империи Коломойского на Украине. Естественно, приход туда Саакашвили, который является человеком, с позиции Коломойского, абсолютно неуправляемым и который как раз и создает угрозу открытия в Одессе или на границах Одесской области очередного фронта гражданской войны, совсем не на руку Коломойскому, — он совершенно не хочет, чтобы у всего региона шла война. Где-нибудь вокруг — пожалуйста, но не в его регионе. Безусловно, это удар по интересам Коломойского.

 

Накануне.RU

 

 

 Окажи помощь Новороссии и команде News Front