Спикер Госдумы РФ Сергей Нарышкин во вторник, 26 мая, провел встречу с лидером французской партии «Национальный фронт» Марин Ле Пен. По этому поводу некоторые либеральные оппозиционеры уже высказались в стиле «Кремль опять заигрывает с маргиналами» и «Опять ставят на аутсайдеров».

 

frantsiya-budet-druzhit-748-4228217

 

Однако это, как обычно, передёргивание фактов. Потому что, во-первых, «Национальный фронт» отнюдь не маргинальная для Франции сила. На последних выборах, прошедших в марте, «НФ» набрал 25,12% голосов, а правящая «социалистическая» партия Олланда всего 13,05%. И хотя в результате создания блока «социалистам» удалось сохранить за собой формальное большинство, но это объединение «коня и трепетной лани» остаётся крайне хрупким. Кроме всего прочего, «Национальный фронт» достаточно широко представлен и в Европарламенте, где он образует блок с другими «евроскептиками».

 

Почему я везде беру «социалистическую» в кавычки? Потому что мне как социалисту, очевидно, что, кроме названия, в этой партии ничего социалистического нет — она представляет крупный капитал и поддерживает империалистическую политику США. Впрочем, она и сама ведёт империалистическую политику ограбления африканских колоний, посылая военные контингенты в ЦАР, Мали и другие богатые природными ресурсами страны Африки. Впрочем, это лирическое отступление от основной темы.

 

Важным моментом является то, что это не Кремль заигрывает с французскими «маргиналами», а Марин Ле Пен специально приехала в Москву. Это «французы пытаются понравиться Кремлю», а не наоборот.

 

Нарышкин в Москве обсудил с Ле Пен «перспективы развития российско-французских межпарламентских связей». Так гласит официальная версия. По неофициальной, Марин Ле Пен встречалась ещё «с кем-то» из администрации президента. Можно предположить, что Ле Пен ищет спонсоров для своей избирательной кампании (среди которых много французских предпринимателей), а также дополнительные бонусы, которыми вполне могут быть и контракты с российскими компаниями и/или доступ на российский рынок.

 

Суть же своего визита Марин Ле Пен выразила предельно чётко буквально в двух фразах. Первая: «мы будем продолжать отстаивать свободу Франции» (понятно, что от США) . Вторая: «отношение Франции к России может измениться в 2017 году, когда состоятся выборы президентом Франции».

 

То есть, Марин намерена бороться против американского влияния на Францию и ищет в этом сторонников, в том числе, и в лице России. Пренебрежение Уставом ООН со стороны США и их имперское поведение развязало уже не одну войну. Логично, что это стремление должно рано или поздно встретить отпор.

 

Что же касается текущей политики Франции в отношении России, то слепое подчинение американским указаниям обходится ей весьма дорого.

 

Во-первых, санкции уже привели французские компании к нескольким миллиардам евро недополученной прибыли (хотя меньше, чем потери немецких компаний, но тоже весьма существенным). Эта цифра, по оценкам французской газеты «La Parisien», в ближайшей перспективе может вырасти до 10 миллиардов евро.

 

Во-вторых, история с «Мистралями», отказ от поставок которых превратился для Олланда в одну сплошную головную боль. Судите сами.

 

Контракт на поставку двух вертолётоносцев типа «Мистраль» был заключён между французской компанией DCNS/STX и «Рособоронэкспортом» в 2011 году. Первый корабль, «Владивосток», должен был отправиться в Россию в 2014 году, второй, «Севастополь», в 2015 году, однако этого так и не произошло. Сейчас они простаивают мёртвым грузом во Франции (это, кстати, тоже не бесплатное удовольствие).

 

Французская сторона должна вернуть деньги и, скорее всего, выплатить целый ряд неустоек. Кроме того, по условиям контракта они не могут продать вертолётоносцы третьей стороне без согласия России, что также добавляет головной боли компании-производителю.

 

На днях председатель Военно-промышленной комиссии (ВПК) Олег Бочкарёв заявил, что Россия отказалась от закупки двух вертолётоносцев «Мистраль», и добавил, что в ближайшее время Москву посетят спецпредставители Франции для проведения переговоров по данному вопросу. После этих заявлений Бочкарёв получил строгий выговор от вице-премьера РФ Дмитрия Рогозина за разглашение секретной информации.

 

Однако визит Марин Ле Пен может помочь взглянуть на всю эту историю по-другому. Сделка по «Мистралям» — самое значимое событие, которое связывает нашу страну с президентством Франсуа Олланда. И, к сожалению, воспоминания от него не самые хорошие, хотя, может, это и к лучшему.

 

Очевидно, что даже если Олланд решит выдвинуть свою кандидатуру на президентских выборах во Франции 2017 года, делать ставку на него со стороны нашего государства будет крайне неоправданно. Олланд, как и Николя Саркози, фактически как политик больше ничего не значит. То ли дело Марин Ле Пен! Ее поддержка со стороны населения, ее идеи и взгляды должны максимально импонировать России. И особенно — ее евроскептицизм.

 

В целом, вся эта история вписывается в фирменный стиль поведения Путина, который всегда и всем показывает, что с Россией лучше дружить потому, что любые враждебные действия против неё всегда обходятся для их зачинщиков слишком дорого.

 

Россия, в отличие от США, действующих сиюминутно и не задумываясь о последствиях, действует с расчётом на долгосрочную перспективу. Поэтому любые краткосрочные «пакости» со стороны «западных партнёров» оказываются не в силах преодолеть её глобальной стратегии. И визит вероятного следующего президента Франции в Москву — это только лишнее доказательство эффективности этой стратегии.

 

Олланд и Саркози — политические трупы, давно и надёжно дискредитировавшие себя, поэтому ставка на Марин Ле Пен и её «Национальный фронт» выглядит очень многообещающей, особенно если учесть, что влияние евроскептиков в Европарламенте в последние годы только растёт. Александр Роджерс

 

 

Александр Роджерс

 

Окажи помощь Новороссии и команде News Front

Метки по теме: ;