Вертолётоносцы «Владивосток» и «Севастополь» типа «Мистраль», построенные во Франции по заказу Российской Федерации, ещё до завершения заводских испытаний стали предметом жестоких политических сражений. Передать их заказчику запрещают Франции Соединённые Государства Америки (не только кнутом, но и пряником: намекают на частичное покрытие убытков заказом на той же верфи пассажирского лайнера).

 

Кому достанутся франко-русские «Мистрали»

 

Полное расторжение контракта обязует Францию не только вернуть всё уже выплаченное заказчиком (890 миллионов евро — в общую цену кораблей, существенно превышающую миллиард, входит и цена секций, построенных на российской верфи, после чего доставленных во Францию для монтажа), но и покрыть за свой счёт проценты по этим выплатам (считая их обычным коммерческим займом), расходы на длительное содержание готовых кораблей на верфи, затраты на демонтаж — всего порядка трёхсот миллионов евро. А ведь контракт предусматривает ещё и неустойку за любую просрочку, не говоря уж о расторжении без уважительных причин. Словом, Франция может потерять от двух до пяти миллиардов евро — сумма для неё весьма ощутимая даже в периоды бума, а уж при нынешней Второй великой депрессии просто астрономическая. Не говоря уж о потере рынков (не только оружия, но и других высокотехнологичных устройств): кто же рискнёт заказать что-то долгосрочное там, где покупателя запросто могут кинуть по первому заокеанскому свистку! Индия при первых же намёках всего лишь на задержку — даже не на отмену! — поставки «Мистралей» сократила заказ французских истребителей «Рафаль» со 124 до 36, а взамен собирается пополнить свой и без того обширный парк истребителей российского производства.

 

Франция во избежание столь быстрого разорения по американскому приказу (от других санкций, введённых по тому же приказу, Европейский союз разоряется заметно медленнее, чем от запрета на поставку «Мистралей») предложила Российской Федерации компромисс: РФ разрешает продать корабли ещё кому-то, Франция возвращает деньги. Правда, не все: почему-то оглашено всего 780 миллионов евро. Но РФ всё равно в некотором выигрыше: она уже получила от Франции технологию крупноблочной сборки кораблей — секции, построенные на нашей верфи, точно состыковались с французскими.

 

Но остаётся ещё немало вопросов. В частности, нужно ли нам защищать репутацию наших конкурентов по мировому оружейному рынку? Что делать российскому флоту без сравнительно современных — концептуальная проработка проекта началась в 1997-м году, а строительство «Мистраля», давшего название всей серии, начато 2002.07.09 — вертолётоносцев? И кому могут достаться корабли, построенные по нашему заказу?

 

Ответ на первый вопрос, на мой взгляд, очевиден. Нас уже почти три десятилетия учат: на рынке нет места ни симпатиям, ни пощаде. Если Соединённые Государства Америки так подставили своего — вроде бы — союзника по НАТО, нам незачем спасать его.

 

Со вторым вопросом ещё проще. Уже в момент заказа «Мистралей» для РФ — контракт заключён 2010.12.24 — многие военные специалисты в стране и мире отмечали: в обозримом будущем для них нет боевых задач — военная доктрина Российской Федерации не предполагает дальних заморских экспедиций. Да никто и не скрывал: вертолётоносцы закуплены по политическим соображениям — ради налаживания контакта и взаимодействия с тогдашним французским руководством. Их можно считать своеобразной оплатой за то, что наши действия в ходе Пятидневной (2008.08.08–12) войны — пресечения агрессии Грузии против Южной Осетии и российских миротворцев в ней — в конечном счёте признали правильными, причём как раз с подачи тогдашнего президента Франции. Судя по опыту нынешних санкций против РФ, организованных СГА на почве последствий организованного ими же государственного переворота в Киеве, возможные убытки от санкций на почве войны, спровоцированной теми же СГА ради поддержки кандидатуры МакКейна на предстоявших тогда президентских выборах, многократно превысили бы цену заказа «Мистралей». Даже если французы так и не вернут нам ни гроша — контракт всё равно уже окупился. А наш флот без этих кораблей не потеряет ничего: всё, что нам нужно по части конструкции этих кораблей, мы уже изучили и можем сделать сами.

 

А кто может выступить покупателем «Мистралей»?

 

Пока на эту роль вызвалась только Украина. Правда, она просит передать ей корабли бесплатно — просто назло клятым москалям. Впрочем, у неё давно нет ни гроша за душой — хрупкую устойчивость её экономики могли поддерживать грамотные хозяйственники вроде Виктора Фёдоровича Януковича, дважды — в 2002–2004 и 2006–2007 гг. — возглавлявшего правительство и добивавшегося экономических чудес, и Николая Яновича Пахло (по жене — Азарова), ставшего премьером при президенте Януковиче. Но когда власть захватили люди, давно из неё выброшенные за полную профессиональную непригодность, хозяйство Украины рухнуло буквально в считанные дни (не говоря уж о методичном разрушении киевскими террористами главных экспортных производств на Донбассе). Даже если Украине и впрямь подарят «Мистрали» — она не сможет их содержать. В лучшем случае доведёт до того же состояния, в каком оказалась доставшаяся ей часть Черноморского флота СССР. Но скорее всего — перепродаст, не обращая внимания на юридические мелочи вроде сертификата конечного покупателя: даже если эти корабли окажутся на какое-то время в Военной гавани Одесского порта (где им, впрочем, довольно трудно разместиться), то очень скоро уйдут оттуда к тем, кто сможет их всерьёз использовать.

 

Но опять же — к кому? Сейчас среди стран, способных организовывать дальние экспедиции, по-моему, просто нет таких, кому бы требовались эти самые вертолётоносцы. Соединённые Государства Америки располагают собственным десантным и авианосным флотом — столь обширным, что ещё два корабля почти не скажутся на его возможностях, и столь дорогим в обслуживании, что выкроить деньги на новую покупку в нынешней кризисной обстановке трудно даже владельцам главного в мире деньгопечатного станка. Британия давно свернула колониальную активность, а второго Фолклендского конфликта не предвидится по многим серьёзным политическим обстоятельствам. Индия не имеет ярко выраженных интересов за пределами своих исторических земель, охватывающих, кроме собственно Индийской Республики, ещё и отторгнутые от неё уходившими британцами мусульманские регионы — Бенгалию и Пакистан (да ещё и не входивший формально в Индию, но населённый родственными племенами, Афганистан), а в эти регионы индийцам проще добираться посуху.

 

Пожалуй, единственная страна, способная использовать «Мистрали» в реальных десантных рейдах — Китайская Народная Республика: в окружающих её водах немало спорных островов, да и воссоединение с Тайванем может случиться не только мирным путём. Но политическое усиление КНР уже сейчас изрядно беспокоит СГА. Любой же переход под контроль КНР каких-либо дополнительных территорий повысит авторитет республики настолько, что СГА уже никоим образом не смогут претендовать в чьих бы то ни было глазах на роль единственного в мире центра силы. Значит, именно потому, что КНР может воспользоваться этими кораблями, Франции незачем надеяться, что СГА разрешат продать их туда. Более того, я уже видел мнение: даже Украине их не подарят как раз потому, что она немедленно продаст их Китаю.

 

Полагаю, СГА согласятся на переход «Мистралей» к единственному реальному кандидату на их закупку только в том случае, если захотят каким-то образом вбить очередной клин между РФ и КНР. Но учитывая побочные эффекты усиления морской мощи КНР, СГА рискнут вбивать этот клин, только если исчерпают остальные способы спровоцировать трения между этими странами.

 

Итак, «Мистрали» скорее всего останутся на верфи до тех пор, пока не разрешатся более сложные (и всё более очевидные) трения — между Европейским союзом и Соединёнными Государствами Америки.

 

Анатолий Вассерман

 

 

Окажи помощь Новороссии и команде News Front