Тор – танкист с душою байкера

Тор – танкист с душою байкера

 

Из книги Тора:

 

«Да, я Малорусич. Я первый русич, самый древний Русич. Может быть, мой предок во времена великого, киевского князя Игоря прибил свой щит на воротах Царьграда. С какой это стати я буду менять истинное имя своих предков на новое, которое придумали продажные основатели «украинского» сепаратизма? С какой это стати, я буду считать москалей врагами, московскую культуру враждебной, когда вся московская культура тонким ручейком вытекла из древней Киево-Могилянской Академии.

 

Не для того наши предки складывали свои чубатые головы в боях с хазарами, турками, татарами и ляхами, погибали на каторжных галерах в Турции, в подземельях польских замков, не для того они дрались под Полтавой на стороне Петра, а позже сражались на Бородинском поле, чтобы потомки их в тяжёлую годину для Отчизны отказались от великого национального достояния — Наследия Предков. Во имя чего, я должен это делать? Во имя того, чтобы иметь возможность стать в бутафорской, разваливающейся по швам «украине», послушной игрушкой враждебных сил?»

 

— Тор, мы знакомы с тобой давно и в прошлой мирной жизни ты для меня был гламурным, творческим байкером, человеком у которого все налажено и хорошо в сытной жизни. И вот Новый 2015 год. Донецк, праздничная елка. Мы с тобой встретились на земле, которая полыхает пожаром войны и я увидела перед собой другого человека – настоящего воина, танкиста, командира. Скажи когда, почему и как произошло это перевоплощение?

 

— Рубиконом для меня стало 2 мая 2014 года, тот день, когда в огне полыхал даже не Одесский Дом Профсоюзов, загорелась вся стран, которая когда-то называлась Украина. На следующий день в глазах окружавших меня людей, многих из которых я считал своими единомышленниками и друзьями, я увидел безразличие. Было ощущение того, что ни у кого ничего не произошло. Одесская Хатынь снова подняла из глубин моей памяти слово – Холокост. И вот, те люди, которые раньше больше всех кричали об этом, вспоминая и подтасовывая давние события под себя, 2 мая заткнулись и молчали. Более того, они позволили себе в средствах массовой информации заявить, что «майские шашлычки удались». И тогда у меня внутри все перевернулось, и я понял, что больше не смогу сидеть на «тихой стороне своей жопы» и ждать. А потом начался Славянск, Краматорск… Началась страшная война, развязанная украинским фашизмом…И в начале лета я поставил свою семью в известность о том, что принял решение и еду на Донбасс, чтобы защищать людей, и стать в ряды рядом с теми, которые не испугались и взяли в руки оружие для того, чтобы отстоять свою землю и свои семьи просто от уничтожения.

 

И вот я приехал в Донецк и сразу попал в подразделение Стрелкова, которое на тот момент являлось сильной боевой структурой. Более 30 лет назад я служил в Советской армии и по воинской профессии я был танкистом. Как раз шла комплектация, все прибывшие знакомились друг с другом и каждый из нас озвучивал свой военный опыт. Я в прошлом – танкист и как раз формировалась бронебригада , и я снова стал танкистом. И вот как-то все сложилось, как раз прибыли когда-то служившие в армии кто механиком, кто наводчиком, в результате мы и объединились. И знаешь, пройдя боевое крещение, до сих пор мы все живы, дружим и делаем одно дело.

 

— Тор, ты был уже простым мирным человеком, успешным менеджером, предпринимателем, и вот настало первое боевое задание…

 

— Честно сказать… Я конечно знал на что я иду… Но когда где-то там кого-то касается, это далеко и как бы не по настоящему. А вот ты лично здесь и сейчас на войне… Это сложное такое чувство, с одной стороны – жутко страшно. Мы тогда шли колонной небольшой, и в один момент по нам начался украинский артобстрел. Практически всех уничтожили… Что у нас из техники было? Да, практически, все то старое, что осталось, а «укропы» тогда летом на Донбасс притянули огромное количество и танков и БТР, и БМП, и тяжелой артиллерии, а сколько народу пригнали! И участки у них все были жестко пристреляны. Мой «танчик», наверное, единственный, который пострадал меньше всего, вот мы и вытягивали своих раненых, посеченных осколками, и танки подожженные, прямо под обстрелом. Тогда уже и страхи все пропали, не до них было. Такое вот огненное «крещение» получилось.

 

— Тор я помню как летом, когда шли ожесточенные бои за Саур-Могилу ребята из разведки рассказывали мне про «обезбашенного» танкиста, который на старом танке один стоит на большом участке и держит территорию, причем связисты просто называли его «смертником». И вот я узнаю, что этим бойцом был ты.

 

— Понимаешь, нас ведь было очень мало, по сравнению с численностью украинских военных, и техника у нас была, вот как мой Т-64 А. Их в свое время «наклепали», но эти машины никогда не принимали участие в боевых действиях, то есть, не было вообще никакой информации о том, как она себя может проявить, и они никак не доказали свою способность сохранять жизнь экипажа. Я его вообще, когда первый раз увидел, просто мысленно принял то, что война для меня может оказаться недолгой. У меня был шок, я таких танков, служа в Советской Армии не встречал. Я ведь службу 30 лет назад проходил на Т-64 БВ модификации 447 А — это та модификация, на которой сейчас «укропы» воюют, на современных танках. Я помню, задал глупый вопрос, когда первый раз увидел то? на чем мне предстоит воевать: «Ребята есть что-то получше?» Стоит танчик, полностью «голый», на нем никакой защиты сверху и у меня внутри, от увиденного, просто «инстинкт самосохранения» закричал: «Куда?! Ты же смертник!». Но выбирать было не из чего. Вот так и получилось, что – сумасшедшие мы. Ну а какие нормальные люди могут полезть внутрь этой коробочки? А мы полезли, вот так.

 

— И вот твой первый бой?

 

— Он всегда запоминается… Вот представь, стоит в поле один танк…Радиус его действия – моя зона ответственности – 4 км, очень мощная магистраль через которую проходило много украинской техники. Да, конечно, мы машину «прикопали» и нас не видно. И вот в нашу сторону идет «укроповская» колонна, в которой 41 единица техники – танки, заправщики, штабные машины, машины обеспечения, колонна, которая растянута на несколько километров. И вот идет эта «армада» и ты прекрасно понимаешь, что если ты себя сейчас обнаружишь, то тебя «порвут как тузик грелку». И пришла такая идея – а чего высовываться, тем более, что они не знают где ты находишься. Хотя вокруг меня ребята в окопах уже приготовились к бою. Да, если приказ будет атаковать прямо – мы выполним, даже ценой собственной жизни. Но сделали мы по-другому. Я же прекрасно понимаю, что танк – машина прожорливая, и далеко без заправки не уйдет. И вот, когда колонна танков прошла, и сзади остались «укроповские» топливщики, я их просто уничтожил. Да, связь у них между собой есть, но пока они поняли, в чем дело, мы уже поменяли свою дислокацию.

 

Вот так и воевал. Просто выбрал свою тактику, исходя из того что мы имели. Это тактика снайпера – он выбирает жертву и ведет ее, а потом работает по жертве, точно зная, что сам находится вне риска и сможет уйти, после выполнения задачи. А если честно, я вел свою войну, как боец айкидо: он выходит на татами, зная, что он уже выиграл этот бой, и уже не важно, в данном случае, насколько сильнее его противник. Так и мы с танчиком моим понимали, что несовершенны, кстати, и машинка моя работала через раз ввиду своего технического состояния. Вот поэтому у ребят, которые нас видели, и создавалось такое впечатление, что каждый мой бой – это последний бой. Поэтому и связисты, которые ко мне прорывались, шутя спрашивали: «Зачем тебе рация и связь?»

 

Главное — было понимание, что живой ты больше принесешь пользы своим, чем мертвый. Да и умирать то некогда – надо землю свою освобождать от этой фашисткой чумы. Да, район моих боевых был большой, вот и помогла мне пехота и местные жители на всей территории окопы для танка сделать, поэтому и маневренность была хорошая. Плюс своя тактика, которую я назвал «стрижка овец». Ведь у каждого танка есть так называемая «мертвая зона» — это когда он едет и впереди и с боков видит картину, а сзади уже нет. Я его пропускаю, потом сзади выпускаю снаряд под «башню» и задача выполнена.

 

— Тор, а страх был?

 

— Скажу так. Каждый раз, когда по рации мне ставилась задача, и я слышал о том, что в нашу сторону выдвигается колонна, страх был всегда. Особенно когда ты видел украинскую колонну, которая шла на тебя, и прекращал считать их количество на сотой машине, потому что дальше уже не имело смысла. Жуткий страх, который невозможно перепутать ни с чем, он живет в районе солнечного сплетения. Муторно становится, ноги свинцом наливаются, и ты, как на ватных ногах, бежишь к своей машине и тебе просто хреново до тошноты. Но это ровно до того момента, как ты впрыгнул в танк, включил приборы и систему и прильнул глазами к прицелу. И все. Страх ушел. А ты действуешь с машиной, как единый организм, а с экипажем, как одно целое.

 

А вообще я хочу тебе по секрету сказать, привыкаешь и уже не обращаешь внимание. Жив — и cлава Богу! Помню, как стояли мы на передовой и ребята из пехоты привезли нам сигареты, хлеб, тушенку. Причем подъезжали метров за 300 до нашего рубежа, потому что снайпера украинские работали постоянно. И вот представь, иду я – командир танка на тот момент – все забрал – под одной подмышкой — сигареты, под другой – хлеб, и еще банки тушенки в руках и подбородком их придерживаю. И в этот момент начинается минометный обстрел со стороны «укропов», они заметили, как машина подъехала к нам с провизией. А я иду, и спрятаться некуда, а бросить не могу – это ж святое для нас, особенно тушенка. Так для понимания – каждый человек, который долго воевал, знает, когда в его сторону летит его снаряд, именно твой, по звуку и по ощущению. И вот я понял – мой летит. В общем? я просто застыл на месте, присел немного, конечно же озвучил ситуацию матом, что присуще для русского человека, и глаза зажмурил. Тут – бах! Через пару секунд начал в себя приходить – вроде все на месте, и тушенка тоже, держу жt. Обернулся посмотреть – что там сзади, и вижу, что в 30 сантиметрах от меня, там заборчик небольшой был, просто все сравнялось с землей.

 

— А твое отношение к смерти?

 

— Я как любой человек, боюсь боли, я чувствую эту боль, я героя из себя не корчу, я ведь нормальный человек. Но к смерти я отношусь с уважением. И, честно, очень не хочется, чтобы она застала тебя, сидящем на горшке.

 

Знаешь, вот чего больше всего мы боимся во время боевых? Многие даже терпят и лишний раз в туалет не идут во время артобстрела. Умереть со спущенными штанами, честное слово, не смейся! Ну, ведь не эстетично, правда? Я к смерти отношусь ни как к старухе с косой, а как к молодой девчонке Весне. Я не боюсь потому, что знаю, что я здесь. Я не трус и не прячусь где-то там бухая и щелкая семечки на диване около телевизора. Я знаю, что я русский человек, стою и защищаю свою русскую землю, русскую культуру, русские традиции, русских людей. И если я здесь за свое воюю, значит и там – когда время придет — буду со своими.

 

— И вот в результате ты – бывший гражданский стал военным командиром. И теперь ты сам принимаешь новых бойцов, которые приходят защищать свою землю. И среди них много молодежи. Какими ты видишь их?..

 

— Да сегодня я начальник штаба танкового батальона ДНР, майор. Зону ответственности и рубеж озвучивать тебе не буду, по определенным причинам, сама понимаешь. Но, не взирая на огромную протяженность нашей зоны ответственности, мы сдерживаем противника, и за все время существования, мы ни разу не дали противнику прорваться сквозь нашу оборону.

 

Да, приходят к нам разные люди и ты, естественно, общаешься с каждым человеком. Задаешь им вопросы, люди отвечают, слушаешь внимательно и анализируешь услышанное. Я долго считал, что молодое поколение, которое я называл «поколением пэпси», живет без целей и приоритетов. Вот мое поколение, для сравнения, осваивало космос, погружалось на подводных лодках, океаны бороздило. Я закончил Нахимовское училище в Ленинграде, мы в кругосветку ходили под парусами, шторм – ветер, а ты преодолеваешь стихию. Да и вообще вся страна жила пятилетками с целями, с надеждой, что вот еще чуть-чуть и вот оно светлое будущее. И каждый в меру своей ответственности привносил свою часть в общее дело и все старались. Была Идея – могущественная и богатейшая, было единение всех народов. У нас Прошлое было: нам было что помнить, что славить и чем дорожить. Было за что свою жизнь отдать не жалко.

 

А вот к этому поколению – «поколение пэпси» — у меня было такое предвзятое отношение: «Да что у вас было? Украина – это искусственное образование, у которого нет прошлого, а значит – нет будущего. У Украины были идеи? Да не было идей. Как воровать – да, этому учили. Девальвация духовных ценностей? Да! Учили спиваться? Да, всех! Как показывать порно по телевизору? Да! Учили всех. Вот и что можно было ожидать от этой молодежи? У них просто был период безвременья, и они в этом периоде росли.

 

Но то, что произошло — меня поразило! Меня и сегодня поражает та молодежь, которая ранее работая, кто барменом, кто ди-джеем, прожив ужасы этого укро-фашистского, пришедшего к ним, ада, сегодня становится в наши армейские ряды. Они серьезно пришли: они одели военную форму, они получили военную профессию и они воюют наравне с нами, стариками. И они не скулят и не жалуются и выполняют приказы. Вот такой у нас у офицеров – кадровый потенциал.

 

— Тор скажи откровенно, вот если бы вернуть год назад, с учетом того, что ты прошел за это время, ты повторил бы тот свой судьбоносный шаг?

 

— Однозначно! Не раздумывая. Знаешь, за все время войны вообще ни о чем не жалею! Я взял себе позывной – Тор. Это мой Ангел Хранитель. И, понимаешь, он ведет меня и защищает. Я ведь в таких переделках жутких был, что по несколько раз думал, все, приехали…никто после такого не выживает. Нормально! Не единой царапины. А это означает, что что-то я в этой жизни делаю правильно. А если я в жизни делаю что-то правильно, то чего еще искать? От добра добра не ищут, так ведь?

 

— А чем для тебя лично стал Донбасс? Ты ведь с другой, скажем так, части Украины?

 

— Да, я с другой части Украины, которые многие жители ДНР и ЛНР теперь ненавидят. Для меня Донбасс – это город близких мне людей, так получилось еще до этой войны. Я же – байкер, а здесь была такая большая байк-тусовка. И у меня тут было много родных по духу друзей. И вот когда к ним пришла война оттуда, где я до этого жил, я пришел, чтобы защитить своих друзей и близких мне людей. Кстати и жена у меня отсюда, мы уже два года как расписаны, а я тестя с тещей никогда не видел, надо же было наконец то познакомиться? Ну, это так шутливое отступление от нашей с тобой беседы. Ну а если шутки отбросить в сторону… У меня растет ребенок, и я для него авторитет, его город, в котором он родился, уничтожают. И вот как я мог поступить? Чтобы он видел, как я отсиживаюсь в безопасности? А как на меня будет смотреть жена, видя, как я с банкой пива смотрю футбол, и при этом возмущаюсь по поводу « укропов», которые уничтожают ее дом? Любой нормальный мужик не выдержит внутреннего суда совести. И я считаю, что все ребята, которые сюда приехали из других городов бывшей Украины, это те, у кого есть совесть. Их привело сюда горе – горе, что русскую землю уничтожают, поэтому русские стали в строй. Поэтому второй раз отвечаю на твой вопрос – я ни о чем не жалею.

 

— Тор, я помню, что ты писал книгу. И даже когда ты находился в больнице после контузии, продолжал ее заканчивать. Как с ней обстоят дела?

 

— Книга? Я искренне надеюсь, что найду нужные силы для того, чтобы это мое детище вышло в свет. Потому что она актуальна сейчас как никогда. Там есть идея, которая нас всех – русских – окончательно объединит. Может это слишком громкое заявление с моей стороны, но это так. А еще после прочтения моей книги люди увидят истоки зла, которое пришло к ним в дом. Я – русский человек, который имеет украинский паспорт, ну так вот получилось, матрица так сработала и символы приклеились. Но самое главное это то, что у человека внутри находится. И я знаю одно, что здесь будет Новороссия, и здесь будет жить обновленная нация, которая пройдя этот ужас войны, страдания и горе, возродится как птица Феникс из пепла. Она переродится, и все старые привычки из той Украины, они уйдут, потому что у людей будет общая идея. Не набивать себе карманы и радоваться горю своего соседа, а нечто большее. И моя книга перевернет сознание читателей, и те, кто еще раздумывает, поймет и придет в наши ряды, станет со мной рядом и будет защищать нашу многострадальную землю.

 

Из книги Тора:

 

Преступление окупается, а целесообразность — превыше всего! ЗАПОМНИ ЭТУ ФОРМУЛИРОВОЧКУ. ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС В «украине», ДАННАЯ ФОРМУЛИРОВОЧКА ЗЛОБОДНЕВНА, КАК НИКОГДА.

 

ПОЭТОМУ НЕ ПОЛЕНЮСЬ СПРОСИТЬ: чему нас могут научить все эти любители ДЕТСКОЙ ПОРНОГРАФИИ, НАРКОТИКОВ, СЕКСУАЛЬНЫХ ИЗВРАЩЕНИЙ, ОБМАНА И ПРОЧИХ «общечеловеческих ценностей»??? УЖЕ ДАВНО ПОРА ОСОЗНАТЬ И ОЦЕНИТЬ КАТАСТРОФУ НРАВСТВЕННОГО УПАДКА В «украине», ЧТО ПОДГОТОВЛЕНА БЫСТРО, УМЕЛО И В КОРОТКИЙ СРОК — ДАВ СТРАШНЕЙШИЕ ПЛОДЫ, В ВИДЕ т.н. «правого сектора», «национальной гвардии» И РЕЗОНАНСНЫХ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ В ОДЕССЕ, МАРИУПОЛЕ, КРАМАТОРСКЕ, ЛУГАНСКЕ, СЛАВЯНСКЕ, ДОНЕЦКЕ. Я УЖЕ МОЛЧУ ПРО СПЛАНИРОВАННЫЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕРЕВОРОТ С УЧАСТИЕМ, СПЕЦИАЛЬНО ПОДГОТОВЛЕНЫМИ ДЛЯ ЭТОГО ЭКСТРЕМИСТАМИ. С ПОДАЧИ «украинского» ПРАВИТЕЛЬСТВА, УЖЕ ДОСТИГНУТО МАССОВОЕ РАСТЛЕНИЕ «украинской» МОЛОДЁЖИ И СОЗДАН КЛИМАТ СЕКСУАЛЬНОЙ ОЗАБОЧЕННОСТИ, КОГДА МНОЖЕСТВО БУЛЬВАРНЫХ ГАЗЕТ, ЖУРНАЛОВ, КИНОТЕАТРОВ ВОСПЕВАЮТ РАЗНУЗДАННУЮ ПОХОТЬ. ВЕДЬ ЗАРАНЕЕ БЫЛО ЯСНО, ЧТО ПРОПАГАНДА СЕКСА ДАСТ ТОЛЬКО ОТРИЦАТЕЛЬНЫЕ ПЛОДЫ. ПОЭТОМУ И РАСТЁТ ЧИСЛО ИЗНАСИЛОВАНИЙ, ВЕНЕРИЧЕСКИХ ЗАБОЛЕВАНИЙ, ОГРОМНОЕ КОЛИЧЕСТВО АБОРТОВ, СОВЕРШАЕМЫХ ДЕВЧОНКАМИ-ПОДРОСТКАМИ, РАСТЁТ КОЛИЧЕСТВО НОВОРОЖДЕННЫХ ИНВАЛИДОВ. ДАЖЕ ПОЯВИЛОСЬ ТАКОЕ ПОНЯТИЕ, КАК «дети дискотек» — НЕИЗВЕСТНО, КЕМ И ОТ КОГО РОЖДЁННЫЕ. МНОЖЕСТВО МЛАДЕНЦЕВ БРОШЕНО В РОДИЛЬНЫХ ДОМАХ. ДОШЛО ДО ТОГО, ЧТО ДАЖЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ТЕЛЕВИДЕНИЕ ПОКАЗЫВАЕТ ДЛЯ КАЖДОЙ СЕМЬИ НАТУРАЛЬНЫЕ ПОЛОВЫЕ АКТЫ. И ДЕТИ СМОТРЯТ, КАК ГОЛЫЕ ТЁТИ И ДЯДИ ДЕЛАЮТ ТО ЖЕ, ЧТО КОШКИ И СОБАКИ В ПОДВОРОТНЕ. ЧЕРЕЗ ОТКРОВЕННЫЙ ПОКАЗ ПОЛОВЫХ АКТОВ В КИНО, В НАШИХ ДЕТЯХ ВПЕРВЫЕ В НАШЕЙ ЛЕТОПИСИ, ВОСПИТЫВАЕТСЯ ОТСУТСТВИЕ ПОНЯТИЯ О СТЫДЕ. А ВЕДЬ САМОЕ СТРАШНОЕ ОРУЖИЕ МАССОВОГО УНИЧТОЖЕНИЯ — РАЗВРАТ НАРОДА НА УРОВНЕ РЕБЁНКА.

 

Подготовила Алёна Кочкина, специально для News Front

Алёна Кочкина

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Продолжение следует…