На фоне невразумительных итогов украинско-европейского саммита пришла важная новость с финансового фронта. 27 апреля украинский режим добился маленькой тактической победы в поддержании своего существования: кредиторы государственного «Укрэксимбанка» согласились подождать ещё три месяца с погашением еврооблигаций банка на сумму 750 млн. долларов. За это время банк планирует договориться с кредиторами о новых сроках погашения и о новой процентной ставке.

 

О реструктуризации украинского госдолга не может быть и речи

 

«Укрэксимбанк» предлагает погашать свои облигации частями в период с 2019 по 2022 год (будет ли существовать Украина к тому времени и если да, то в каком виде?— авт.). Предполагается повысить процентную ставку с и так высоких 8,375% до 9,625%. Понятно, что такие уровни ставки коммерческий банк может окупать только при наличии исключительно благоприятных рыночных условий, например, при резком росте цен на недвижимость. Если благоприятных условий нет (как в последние семь лет и особенно в эти страшные полтора года), то облигации превращаются в пирамиду, и кто-то из инвесторов в итоге вынужден будет потерять свои вложения.

 

Однако управляющие фондами вполне могут пойти и очень часто идут на невыгодные условия при инвестировании денег клиентов. Ведь оплата их труда очень часто никак не связана с прибылью для вкладчиков фондов. К примеру, если кто-то из управляющих фондами несколько лет назад покупал в больших количествах долгосрочные облигации Украины, и до госпереворота с их ценами ничего не происходило, то этот менеджер фонда мог получать миллионные бонусы. Потери вкладчиков от обвала на рынке украинских облигаций в последние полтора года управляющие фондами могут объяснить не своим пренебрежением к страновым рискам, а форс-мажорными обстоятельствами.

 

Логично предположить, что переговорная стратегия украинского Минфина будет основываться на различии интересов конечных инвесторов в украинские облигации и управляющих их деньгами. Разумным представляется и предположение, что отдельные лица из украинского режима могут быть финансово заинтересованы не в тотальной реструктуризации облигаций, как требует МВФ, а в их погашении, в первую очередь, ближайших из них: сентябрьских на 500 млн. долларов и октябрьских на 600 млн. евро. Ожидания предстоящей реструктуризации и опасения за состояние украинских валютных резервов обрушили цены на эти облигации. Скупив на рынке эти бумаги и организовав, несмотря на протесты МВФ, их погашение, отдельные лица украинского режима могут заработать десятки миллионов долларов. Для реализации такого сценария заинтересованным лицам в Кабмине потребуется создавать для МВФ видимость намерения обязательно реструктуризировать эти долги, а затем сослаться на упорный и досадный отказ держателей облигаций от их реструктуризации.

 

При этом отказ инвесторов от реструктуризации долга был бы абсолютно логичным. С помощью кредита МВФ Украина увеличила в марте свои официальные международные резервы до 10 млрд. долларов. В ближайшие месяцы ожидаются многочисленные кредиты от «цивилизованного мира», включая очередные 5 млрд. долларов от МВФ в июне-июле. Платёжный баланс Украины после падения курса гривны и последующего обвала импорта образуется с умеренным дефицитом (305 млн. долларов в марте) и вполне может выйти в плюс при дальнейшем падении гривны и/или ужесточении валютного регулирования и контроля за движением капиталов. Это, помимо кредитов МВФ, даст дополнительную подпитку валютным резервам.

 

Поэтому инвесторы в украинский государственный долг правомерно задаются вопросом: а почему должна быть реструктуризация долга, если деньги у украинских властей есть? Если украинский Кабмин, не договорившись о реструктуризации, объявит дефолт при наличии достаточного количества резервов, это закономерно вызовет крайнее недовольство инвесторов и активные судебные действия со стороны некоторых из них, вплоть до арестов любого имущества украинского государства, которое только можно арестовать.

 

Среди долгов, которые Украина должна погасить в этом году, есть и оформленный в виде еврооблигаций кредит России на 3 млрд. долларов (помимо ещё больших сумм, выданных украинскому бизнесу дочками российских госбанков — авт.). Остаётся надеяться, что эти деньги не ухнут в топку бандеровского режима, а будут, например, конвертированы в активы на территории Украины либо пойдут на модернизацию народного хозяйства ЕАЭС.

 

Александр Белозёров, «Украина.Ру»