О боях под Широкино в апреле 2015 года от сопричастных

 

Бои там как начались с момента «наступления Турчинова» (начавшегося в ответ на Дебальцевскую катастрофу), так и продолжаются без перерыва с февраля. Наибольшая интенсивность боев там была 13-17 апреля, когда хунта предпринимала активную разведку боем, сейчас там идет позиционная война, без особо сильных попыток изменить линию фронта. Днем обстрелы традиционно снижают накал, но в последние две недели, уже даже присутствие наблюдателей ОБСЕ перестало смущать. Наши, как и прежде, в основном используют стрелковку и минометы, хунта не гнушается применять артиллерию и танки. РСЗО применялись за последний месяц очень редко. По факту, если говорить о «перемирии», единственный реальный сдвиг, это сокращение обстрелов из «Градов» и «Ураганов». Сам поселок уже достаточно сильно разрушен и все более начинает походить на места вроде Никишино или Спартака.

 

О боях под Широкино

 

Наши по_прежнему удерживают большую часть поселка. Хунта сидит на западных окраинах и высотах по направлению к Мариуполю. К северу от поселка есть довольно многочисленные минные поля и уходящая на север цепочка ротных опорных пунктов. В глубине стоит механизированный резерв из 1-й БТГ, который должен купировать возможный прорыв наших танков в обход Широкино с севера.

 

Рассказывают, что в марте даже обсуждался вопрос отхода из Широкино, чтобы установить здесь «перемирие» (мол, хрен, с ним с поселком), но по военным соображениям от этой идеи отказались, так как при продвижении хунты через Широкино на восток, есть риск, что Новоазовск может оказаться в зоне действия артиллерии противника. Поэтому в ответ на наращивание хунтой своей группировки на мариупольском направлении, наши силы стоящие у Широкино и к северу от поселка, так же получили подкрепление в людях и в технике. На случай, если противник попробует ринуться вперед как под Спартаком, есть «вежливая» страховка. Так как здесь у сторон, по сути, позиционный пат (позиции достаточно укреплены + есть страховка резервами), начинается прощупывание фронта к северу от Широкино, поэтому появление в сводках Сартаны не удивительно. Вероятно так же будут попытки проведения разведки боем на фронте в районе Гранитного, не говоря уже об обстрелах.

 

Потери за последние 3 недели сравнительно умеренные, в марте были больше. Народ там воюет сейчас в основном обстрелянный, зарываться в землю и прятаться при обстрелах по подвалам умеют. Основная часть потерь, как и ранее, — от артиллерийского и минометного огня противника, который стал уже рутиной, к которой бойцы привыкли. В технике в основном потери идут из-за поломок, а в силу отсутствия полноценных ремонтных мастерских на этом участке фронта, выбывшие машины в строй возвращаются с значительной задержкой. Моральный дух пехоты достаточно высокий, Широкино хунте отдавать не собираются. Более того, готовы в случае поддержки артиллерии и танков, попробовать выбить хунты с позиций к западу от Широкино. Пока приказа нет, просто удерживают свои позиции. Снабжение в целом есть, но бывают и перебои, в основном связанные с логистикой.

 

Пехоту противника, которая здесь нам противостоит, оценивают как достаточно неплохую, шапкозакидательских настроений нет. Танки противника в атаку ходят редко, в основном их сейчас используют для обстрелов позиций ВСН. Артиллерия хунты, как и ранее, наиболее эффективный и опасный род войск. Наличие толковых артиллеристов и минометчиков изрядно нам досаждает. За несколько месяцев позиционных боев под Широкино, с противником так сказать познакомились и знают его сильные и слабые стороны. Как и под Донецком, у хунты тут достаточно серьезное превосходство в кол-ве БПЛА. Снабжение у частей противника так же весьма неплохое, в частности у «Азова», хотя у ВСУшников с этим сложнее. Волонтерское движение на Украине сейчас переживает кризис, что сказывается на снабжении некоторых частей ВСУ и территориальных батальонов. Из слабостей, стоит отметить быструю потерю мотивации в наступательных действиях и плохую координацию пехоты с бронетехникой (впрочем, этот момент так же неважно отработан и у ВСН). Еще отмечается рост пьянства у ВСУшников — если у наших подразделений и у мотивированных карателей с этим довольно строго, то у частей ВСУ наблюдаются определенные проблемы с моральным обликом, особенно в частях с высоким процентом свежемобилизованных. Есть так же общая усталость в тех частях (это касается и ВСН и ВСУ), где костяк состоит из обстрелянных ветеранов воюющих уже год в этой войне, конца которой не видно. У наших основным мотиватором как и прежде служит война с фашистами и желание очистить как минимум всю территорию ДНР от оккупантов. Над идеей «жить вместе с Украиной» смеются.

 

В целом, под Широкино идет типичное позиционное сражение, которое при текущих среднеинтенсивных боевых действиях может продолжаться еще довольно долго. Серьезного риска для Новоазовска с этого направления нет, ну а касательно наступательных планов, тут все зависит от общей стратегии ведения боевых действий. Пока же МО ДНР очевидно придерживается оборонительной стратегии в ожидании наступления хунты, после чего как и зимой планируется нанести мощный отрезвляющий контрудар. Пока же, возобновившиеся в середине апреля среднеинтенсивные боевые действия будут вестись в позиционном ключе, как это уже с февраля происходит в Широкино.

 

Colonel Cassad

 

Метки по теме: