Киевский режим спустил на тормозах трагедию «одесской Хатыни»

 

Накануне первой годовщины массового убийства одесситов в Доме профсоюзов, так называемая «генпрокуратура Украины» отметилась фантастическим по своей дурости и наглости заявлением. «Первый замгенпрокурора» некто В. Гузырь заявил, что следствием установлено отсутствие факта умышленного поджога этого здания 2 мая 2014 года. Причиной пожара, по его словам, стало применение зажигательных смесей. Чем именно «применение зажигательных смесей» отличается от «умышленного поджога» ни один нормальный человек объяснить никогда не сможет, по той простой причине, что это в принципе невозможно.

 

Одесса

 

Но зато совершенно ясно — зачем этой «прокуратуре» понадобилось отрицать очевидное. Потому что, если признать поджог умышленным, то, отбросив в сторону абсолютно несусветную ересь о том, что «эти колорады и ватники сами себя сожгли», придется признать, что умысел на поджог могла иметь только противоположная сторона — а именно полоумные евромайдановцы и те вполне хладнокровные мерзавцы, которые за ними стояли и стоят до сих пор.

 

Однако, данное «заключение» одного из карательных органов диктатуры важно даже не само по себе, но исключительно как иллюстрация той степени невменяемости и цинизма, которая характерна для режима киевских узурпаторов. Украв у народа государственную власть и поправ, при этом, все писаные и неписаные законы, они, тем самым, уже в первый день своего правления показали, что ни с какими правилами и общепринятыми нормами считаться не собираются. И в дальнейшем подтверждали это буквально каждым своим шагом.

 

Если бы массовое убийство в Одессе действительно было, как они утверждают, трагической случайностью, у них был целый год, чтобы убедительно доказать это. А заодно донести до всего мира, что они сами не патологические погромщики и убийцы, а хотя бы относительно приличные, рукопожатные люди.

 

Для этого требовалось, всего-навсего, выполнить стандартные процедуры, обычные для таких чрезвычайных случаев. А именно – немедленно приступить к полноценному расследованию обстоятельств преступления, причем обязательно — ПОД САМЫМ ЖЕСТКИМ ОБЩЕСТВЕННЫМ И МЕЖДУНАРОДНЫМ КОНТРОЛЕМ. Хотя бы для того, чтобы отвести от себя даже малейшие подозрения в предвзятости и желании помешать установлению истины.

 

Сегодня уже можно совершенно определенно сказать, что ничего этого сделано не было. Все усилия киевского режима были направлены только на то, чтобы спрятать концы в воду, при этом огромное количество свидетелей и вещественных доказательств были только помехой решению данной задачи. Ни о каком международном контроле расследования и обеспечении должной прозрачности следственных действий не было даже речи. Например, представителей России – единственной на сегодня страны, находящейся в жесткой и вполне оправданной с точки зрения международного права оппозиции незаконной киевской власти, которые явно могли разоблачить недобросовестность бандеровского «следствия», даже на пушечный выстрел не подпустили к одесскому Куликову полю. А те немногие якобы «международные эксперты» и западные журналисты, которые все-таки побывали на месте событий, действовали под строжайшим контролем, причем не столько даже со стороны Киева, сколько собственных правительств и спецслужб, принявших самое деятельное участие в заговоре молчания на тему одесского трагедии.

 

То огромное количество слухов, которое сегодня циркулирует на Украине вокруг этой темы, является прямым результатом весьма специфической «тайны следствия», то есть полного сокрытия властями объективной картины и масштаба событий. Даже по ключевому пункту – о количестве жертв этой расправы, власти не смогли представить сколь-нибудь убедительных опровержений предъявляемых общественностью свидетельств о том, что убитых было не сорок восемь человек, а гораздо больше.

 

Что же касается Запада, то там сразу смекнули, что в Одессе киевская хунта очень крепко «попала». И если дать полный ход этой истории, то проамериканская агентура в Киеве может попросту своих костей не собрать. Поэтому Запад с самого начала занял позицию полного игнорирования этого «бытового пожара» и даже не планировал требовать от Киева какого-то международного следствия. Любые попытки донесения до западной общественности какой-либо несанкционированной информации о реальной картине трагедии пресекались самым решительным образом. Организованные по этому поводу в европейских столицах фотовыставки регулярно подвергались нападениям и полностью игнорировались большой прессой. Состоявшийся в Венеции общественный трибунал также прошел при полном отсутствии европейских политиков и правозащитной общественности, которым было «убедительно рекомендовано воздержаться от посещения этого сомнительного мероприятия». А крайне редким на Западе независимым журналистам, пытавшимся самостоятельно на месте изучить обстоятельства одесской Хатыни чинились практически непреодолимые препятствия. Так, например, немецкий режиссер Ульрих Хайден, снявший единственный западный документальный фильм об одесском кошмаре, рассказывал, что в Одессе с ним не пожелал встретиться никто из городской и областной власти. А когда фильм был готов, то был встречен официальными властями Германии крайне враждебно и попытка его показа по крупнейшим телесетям завершилась полным провалом. Вплоть до того, что его официальную презентацию деятелю немецкого кино пришлось провести … в Москве.

 

Главари режима восприняли такую позицию своих хозяев как руководство к действию и в течение всего последующего года только тем и занимались, что «сливали» эту неудобную для них тему и спускали ее на тормозах. «Президент» режима Порошенко сквозь зубы цедил фразы, что все это, несомненно, дело рук ФСБ, а главные виновники уже давно в Москве, поэтому, мол, расследовать нечего и допрашивать некого.

 

При этом власти обнаглели до такой степени, что не только не стали проводить полноценное и адекватное расследование трагедии, имеющей явные признаки геноцида и преступления против человечности, но даже не придали ему должного значения хотя бы в качестве значимого «чрезвычайного происшествия».

 

Подтверждением тому служит полная безнаказанность представителей всей государственной вертикали, которые по своему служебному положению, согласно стандартной, общепринятой во всем мире процедуре, обязаны нести ответственность за обеспечение элементарного правопорядка и недопущение массовых столкновений, а тем более массовых убийств. Ни один из чиновников режима какого-либо уровня не был подвергнут официальному наказанию даже за халатное отношение к исполнению служебных обязанностей и преступную бездеятельность в ситуации этого пресловутого «ЧП».

 

Помимо всего прочего, из этого со всей очевидностью следует, что с точки зрения киевской власти и ее покровителей вся государственная вертикаль действовала в данных условиях совершенно правильно, а, следовательно, уничтожение одесского дома профсоюзов, вместе с находящимися там людьми, было закономерным, спланированным результатом всех этих «правильных действий»!

 

Если киевская банда интеллектуально дотягивала хотя бы до уровня типичного одесского жулика, она бы наверняка догадалась провести показательный судебный процесс по делу о служебной халатности и посадить «для отмазки» и отвода глаз хотя бы кого-нибудь из этой правящей камарильи. Но чего требовать от мешка с дустом, упавшего вам на голову? Ничего этого, естественно, сделано не было. Разве что убрали в тень абсолютно бестолкового «эрзац-губернатора» Немировского, да и то лишь потому, что тот своими неуклюжими телодвижениями еще сильнее компрометировал власть.

 

Не было дано никакой правовой оценки целому ряду весьма красноречивых фактов и обстоятельств, явно указывающих на прямую причастность властных структур к расправе над одесситами. В частности:

 

— прямому подстрекательству к расправе над одесским Антимайданом в виде многократных истерических угроз «убрать лагерь с Куликова поля любыми способами к 9 мая», со стороны того же губернатора и его подручных.

 

— беспрепятственному допуску в безоружный город, где до сих пор никогда не было политических стычек с применением огнестрельного оружия, тысяч вооруженных и экипированных для уличных столкновений боевиков «правого сектора» и прочей бандитской шпаны, полностью находящейся на содержании и под управлением киевского режима

 

— инспекционной поездке в Одессу накануне событий 2 мая тогдашнего секретаря «СНБО Украины» Парубия и устроенному им смотру готовности (к чему?) бандформирований режима с передачей им предметов боевой экипировки.

 

— фактам прямой координации действий вооруженных боевиков посредством телефонной связи со стороны неких «кураторов», которые, с учетом прохунтовской ориентации «Правого сектора», могли быть только представителями самой хунты.

 

Таким образом, прошедший год со всей очевидностью подтвердил, что киевский режим сделал все от него зависящее, чтобы исключить объективное расследование одесского преступления и сохранить тот режим абсолютной безнаказанности за криминальные действия любого масштаба, который и является фундаментальным и практическим единственным основанием этой чудовищной власти. Режим не мог поступить иначе именно потому, что атмосфера всеобщего страха, порождаемая такими преступлениями, является его единственной эффективной защитой на фоне того социально-экономического геноцида, который составляет сущность его государственной политики. Не будь этой тотальной запуганности всего общества совершенно дикими, безнаказанными убийствами, никто бы не стал сколько-нибудь долго терпеть то тотальное издевательство, в которое хунта превратила жизнь населения этой страны. Фактическое уничтожение зарплат и пенсий, полный разгром остатков промышленности (кроме работающей на войну и продолжение убийств), массовая ликвидация рабочих мест, силовое пресечение любых социальных протестов, безумная военная конфронтация с частью собственного народа, издевательство над памятью и историей, полное подавление инакомыслия и физическое уничтожение инакомыслящих – все это совершенно невозможно обеспечить в сколько-нибудь длительном режиме в условиях нормальной, правовой демократии, при которой это правление будет неизбежно снесено на ближайших выборах.

 

Но так как допустить такое развитие событий главные заказчики украинской драмы — США не могут ни при каких обстоятельствах, поскольку подконтрольная Украина критически важна для реализации их глобальных планов, местному режиму была дана отмашка использовать единственный имеющийся в его распоряжении эффективный инструментарий – массовые убийства и страх без каких-либо ограничений. Чем этот режим и занимается уже больше года.

 

Само собой разумеется, что до тех пор, пока этот нацистский монстр будет находиться у власти, ни о каком, даже минимально объективном расследовании этого и массы других его преступлений не может быть и речи. Изначально преступный режим не может стать законопослушным по той простой причине, что для него это будет коллективным самоубийством. Но эта бесчеловечная власть скорее убьет всех остальных, чем покончит с собой.

 

Юрий Селиванов, специально для News Front

Юрий Селиванов

 

 

 

 

 

 

 

 

Метки по теме: