Предисловие (помимо нижеследующей статьи из «Независимой газеты»):

 
Кстати, Кудрин, глава не только Комитета гражданских инициатив, но и совета директоров пенсионного фонда «Благосостояние», принадлежащего группе «старого чубайсовца» Минца, обвинил российские власти в «информационной войне против «своих граждан». Разумеется, наглая и циничная ложь либералов не вызывает его протеста, — он и сам либерал. Как должное, воспринимает он нацистский террор на Украине, массовые убийства нацистами мирных жителей, включая женщин и детей, на Донбассе, чудовищно лживую информационную войну Запада против России. Похоже, Кудрин, как флагман либерального клана, является одним из ключевых фигур «гибридной войны», которую, продолжая дело Гитлера, сегодня ведет Запад на уничтожение не только нашей страны, но и всей нашей культуры, всей нашей цивилизации. До каких пор это будет сходить ему с рук? Будем терпеть все это, пока кудрины и абажуры-гозманы вместе с действующими во власти (включая, судя по делу Васильевой, прокуратуру) либералами не доведут Россию до Майдана и действительно не сотрут нас с лица земли?

 

kudrin

 
А теперь статья:

 
Относительно недавно флагман либерального клана Алексей Кудрин обвинил в экономической стагнации «сложившуюся политическую систему, отношение к предпринимательству, изменения в настроениях общества и отсутствие политической воли». Он заявил, что реформы замедлились, реализуются половинчато, в управлении налицо «популизм», а в 2007–2008 годах «сложилась система мягкого авторитаризма».

 
Сетования Кудрина на бюрократизм справедливы – если забыть, что именно он внес в его формирование колоссальный вклад, играя ключевую роль в правительстве на протяжении 11,5 года.

 

И в политике, и в экономике Кудрин обвиняет власти, по сути, в плодах своего курса, реализуемого и сейчас. Ведь кризис вызван именно отказом от развития, которым Кудрин и вошел в историю, вкладывая под 1–2% за рубежом те самые деньги, которые тут же брал взаймы за тем же самым рубежом под 5–7%.

 

А досрочная выплата им госдолга обернулась миллиардным штрафом. Недаром на Западе его дважды признавали лучшим министром финансов мира!

 

Давление на предпринимательство помимо воли руководства страны нарастает из-за жуткого кризиса региональных бюджетов, искусственно организованного Кудриным и его последователями.

 

А призывы либералов к реформам означают, если вспомнить смысл этого слова, призывы к уничтожению России. Недаром вице-спикер Госдумы Александр Жуков в бытность вице-премьером призывал отказаться от самого термина «реформы», смысл которого стал слишком хорошо понятен народу. И «недостаток политической воли» в этом можно лишь приветствовать.

 

«Популизм» же, неприемлемый для либералов, означает ответственность государства перед народом и исполнение им своих неотъемлемых обязанностей. Лишь либералы, служащие глобальному бизнесу против России, полагают, что правильные меры могут быть только непопулярными, а всё, получающее поддержку народа, не имеет право на существование.

 

Кудрин сегодня – наиболее респектабельный и влиятельный либерал, занявший идеальную позицию: находясь вне власти, он публично критикует ее и зарабатывает популярность, во многом по-прежнему определяя ее политику – и через идейное влияние, и, вероятно, через своих ставленников, обязанных постами лично ему.

 

Никого в руководстве России, похоже, не волнует, что либералы давно высмеяны даже Джорджем Соросом как «рыночные фундаменталисты», а либерализм прямо противоречит интересам России.

 

России нужно умное и энергичное государство – а либерализм оправдывает лень и безумие бюрократии стремлением к минимизации госвмешательства в экономику.

 

Либералы рассматривают государство в качестве не ключевого организатора развития и структурообразующего элемента рынка, а как непримиримую противоположность последнего. Они не признают (поскольку это противоречит интересам глобального бизнеса, которому они служат), что госрегулирование – единственный способ обеспечения свободы, в том числе экономической.

 

России нужно восстанавливать соцзащиту, чтобы повышать емкость внутреннего рынка и возрождать человеческий капитал, а либерализм уничтожает ее, даже захлебываясь от денег. Ведь он – единственная религия, снимающая с сильных ответственность за слабых и этим узаконивающая их безответственность.

 

России надо модернизировать реальный сектор, развивать высокие технологии – а либерализм уничтожает необходимый протекционизм, чтобы превратить страну в колонию глобального бизнеса и не дать возникнуть его конкурентам.

 

Вся деятельность Кудрина в той степени, в которой она не вызвана некомпетентностью, подчинена, похоже, интересам либерального клана, то есть глобального бизнеса. Поэтому речь не об его ошибках и даже неверной стратегии, но, вероятно, о принципиально враждебном России целеполагании и о системе ценностей, несовместимых с ее существованием.

 

Проведение подобной разрушительной политики облегчается безграмотностью. Уровень понимания ситуации Кудрин демонстрирует, сравнивая рост ВВП в 2000–2008 и 2012–2018 годах.

 

Отставник нуждается в подобном, чтобы донести до аудитории сакраментальное «при мне было лучше». Но сравнивать восстановительный рост после катастрофы 90-х годов, усиленный четырехкратной девальвацией и последующим головокружительным (в 15 раз!) удорожанием нефти (при том что кризис 2008–2009 годов успел ухудшить статистику лишь IV квартала), с нынешним периодом удешевления нефти и исчерпания имевшихся 10 лет назад резервов как минимум недобросовестно. И игнорирование этого – признак либо бессовестности, либо безграмотности, либо гармоничного соединения этих необходимых либералу качеств.

 

Заявление же Кудрина, что рост экономики будет не выше 2% в год даже после окончания активной фазы кризиса, и вовсе обнажает непонимание им ситуации.

 

Говорить об «окончании активной фазы кризиса» можно, лишь если он цикличен и вызван конъюнктурой. Тогда надо дождаться отмирания устаревших производств и возникновения новых, после чего страна упрется в структурные проблемы, названные Кудриным.

 

До замены умершей модели моделью развития рост экономики невозможен: ее разложение будет сопровождаться спадом, который в этом году хорошо если составит только 5%.

 

Кудрин не может явно признать это, так как переход от грабежа к развитию требует отстранения либералов и правовой оценки их деятельности, – но непонимание этого есть безграмотность.
Для оздоровления ситуации Кудрин иезуитски, как это было на «Прямой линии» с Владимиром Путиным 16 апреля, предлагает все те же либеральные рецепты, которые только усугубят ситуацию.
Адресная социальная помощь рациональна, лишь если достается незначительному меньшинству. Если же в ней нуждается огромная часть населения, расходы на администрирование (включая проверку нуждаемости) становятся запретительно велики – и «адресность» оборачивается сворачиванием.
Кудрин указывает на необходимость борьбы с инфляцией, но подразумевает под ней не ограничение порождающего ее произвола монополий, но дальнейшее в стиле 90-х ужесточение финансовой политики, убивающее реальный сектор и на следующем этапе делающее неизбежным новый виток девальвации для спасения экономики – и соответственно новую инфляционную волну. При этом экспериментально доказано, что расходы бюджета оказывают на инфляцию крайне незначительное влияние (кратное увеличение расходов в декабре каждого года не порождает инфляционную волну) – но Кудрин, подобно Егору Гайдару, ратует за их сокращение.

 

Кудрин говорит о том, что зарплата не может обгонять производительность труда, похоже, не понимая, что на макроуровне производительность труда рассчитывается на основе ВВП и зависит прежде всего от динамики цены на нефть. С другой стороны, зарплаты включают в себя безумно завышенные зарплаты бюджетников, а расплачиваться за это завышение должны почему-то искусственно удерживаемые в нищете бюджетники, чья производительность труда не обсуждается в принципе. И главное – сравнение динамики производительности труда и зарплат с началом 2000 годов есть чудовищное лукавство, игнорирующее то, что рост зарплат в нулевые годы был всего лишь частичной компенсацией чудовищного провала 90-х годов.

 

Кудрин – мастер ложной дилеммы, вынуждающей жертву принимать неправильные решения.
Чего стоит пропагандируемый им почти с момента отставки выбор между повышением налогов и пенсионного возраста – в то время, когда причинами пенсионного кризиса являются отсутствие должного контроля за деньгами Пенсионного фонда и регрессивная шкала взимания обязательных социальных платежей. В результате чем человек беднее, тем выше нагрузка на его фонд оплаты труда; нагрузка на бедных и даже часть среднего класса (39% от начисляемой суммы) становится запретительно высокой, а борьба с уклонистами невозможна: их слишком много, и прячут они гроши, поиск которых нерентабелен. В результате собираемость обязательных соцвзносов снижается, население бежит «в тень», дыра в бюджете Пенсионного фонда растет – и повышение как налогов, так и пенсионного возраста лишь продлит агонию этой несправедливой, а значит, и неэффективной системы.
А чего стоит призыв Кудрина выбирать между финансированием человеческого капитала, в частности образования, и обороной – в то самое время, когда ВПК является главным заказчиком и соответственно главным «кормильцем» реальной науки и того же самого образования? Не говоря о том, что в практически предвоенное время призыв к механическому сокращению оборонных расходов производит впечатление государственной измены.

 

Одним из наиболее эффективных шагов Кудрина представляется призыв к Банку России не вмешиваться в курсообразование: мол, свободная игра рыночных сил через баланс спроса и предложения сохранит международные резервы. По степени осмысленности это напоминает утверждение, что свободный допуск в огород голодных козлов является лучшим способом сохранения капусты.

 

Тем не менее в прошлом году Банк России пытался следовать этой политике – с памятными катастрофическими последствиями. Оказалось, что спекулянты с большим удовольствием изымают у Банка России его резервы, а затем обеспечивают обвал рынка.

 

Дежурно сетуя на несовершенство структуры экономики, Кудрин всегда уходит от назревших структурных изменений. Строго говоря, он является бухгалтером, а не экономистом, так как ищет метод поведения в существующих условиях, вероятно, не понимая, что первейшая обязанность государства как раз и заключается в кардинальном изменении неблагоприятных условий.

 

В частности, для развития нужно сделанное всеми развитыми странами на аналогичном нашему уровне зрелости финансовых систем (поэтому они и стали развитыми): жесткое отделение инвестиционных денег от спекулятивных. Чтобы кредит реальному сектору не шел на спекулятивные рынки. В Японии такая норма была отменена лишь в 2000 году, в США – в 1999-м, но либералы не смеют помыслить об этом: это ограничит спекуляции, а глобальный бизнес спекулятивен.

 

Так же, сетуя на «слабость конкуренции», либералы не дают ограничить произвол монополий: это-де ограничит свободу предпринимательства, которая в их понимании смыкается с грабежом потребителя. Ведь глобальный бизнес в силу своих масштабов монополен, и ограничение произвола монополий ущемит его.

 

Но Кудрин заработал авторитет не твердым отстаиванием общей либеральной позиции, но качественным ее развитием. Едва ли не главный его результат – создание работающего и сейчас механизма, при котором деньги налогоплательщиков не служат стране, а выводятся за рубеж, где работают на ее конкурентов.

 

При этом расходы бюджета урезаются (вплоть до постоянной гибели детей «из-за нехватки бюджетных средств»), хотя неиспользуемые остатки средств составляют 9,9 трлн руб., на которые при желании можно построить новую Россию. Суть этой кудринской, по сути, политики сводится к простому (в смысле простоты, которая хуже воровства) тезису: «Россия должна платить за финансовую стабильность США». Вот почему восторг Запада по поводу Кудрина носит постоянный и никак, к сожалению, не проходящий характер.

 

Вывод денег России на службу ее стратегическим конкурентам создал жестокий «денежный голод», сделавший кредиты запретительно дорогими. Успешным корпорациям пришлось, принимая валютные риски (что сделало Россию зависимой от Запада и нанесло нам огромный ущерб), брать в кредит, по сути, свои деньги, выплаченные в виде налогов! Этот механизм назван «петля Кудрина» – и она продолжает душить нас, а ее создатель выступает с велеречивыми поучениями, грозя низким ростом представителям власти, неготовым уничтожать Россию по его рецептам.

 

Похоже, Кудрин жаждет вернуться во власть в качестве абсолютного диктатора от экономики, который будет в интересах глобального бизнеса проводить либеральные реформы «огнем и мечом», без оглядки на обязательства и приличия, как это, насколько можно вспомнить, делали когда-то Егор Гайдар и Анатолий Чубайс.

 

Если он дорвется до власти, лихие 90-е покажутся добрым временем солидарности и процветания, а выжившие будут вспоминать их с ностальгией, как сейчас вспоминают времена Никиты Хрущева.

 

 

Михаил Делягин

 

 

 

Метки по теме: