Для того, чтобы лучше понимать политическую и экономическую сущность рождённой в горниле гражданской войны Донецкую Народную Республику, надо разобраться с процессами, которые предшествовали её возникновению.

 

Донбасс

 

Экономическая модель, в которой развивалось украинское национальное государство, работала по крайне простой схеме колониального типа.

 

Было несколько отраслей, которые формировали доходную часть бюджета, из которого выплачивались пенсии, зарплаты бюджетников и социальные обязательства. Остальной бюджет рассматривался как относительно свободные средства, которые надо перекачать из государственного кармана в частные.

 

Где-то на вершине этой пищевой цепочки находилось несколько десятков семей/кланов, которые контролировали те самые ключевые отрасли, постепенно приватизируя главные индустриально-промышленные активы. Металлургия, энергетика, добыча угля, нефтегазовый комплекс, отчасти машиностроение и сельское хозяйство.

 

Посередине пищевой цепочки находился городской нобилитет – крупное чиновничество, силовики и немногочисленная прослойка топ-менеджеров и «решал». А в самых низах украинского общества – те, благодаря кому весь этот постсоветский человейник хоть как-то двигался и функционировал. Стержнем для функционирования была пресловутая вертикаль власти, которую политологи называли «коррупционной», а УК УССР – «хищением государственной собственности организованной группой лиц в особо крупных размерах».

 

С социологической точки зрения эту модель точнее всего назвать «паразитарной моделью организации власти и общества». Потому как она предполагает в качестве базовой мотивации получение частной прибыли с использованием государственной собственности. Это самый что ни на есть колониальный капитализм, когда местные элиты обменивают доставшийся им ресурс на право быть включённым в евроатлантическое общество.

 

Страна не интересует правящий класс как среда обитания. Она является лишь местом извлечения прибыли, а государство становится объектом паразитирования.

 

Война Евромайдана с Донбассом с политэкономической точки зрения мотивирована либеральной идеологией. Дело в том, что элиты паразитарного типа решили отказаться от выплаты социальной ренты — пенсионерам, бюджетникам и инвалидам. Но для того, чтобы сбросить социальный балласт, нужно легитимировать этот процесс. В народных массах слишком сильна социалистическая ностальгия. Просто так либерализм не привьёшь.

 

Следовательно, прививать его нужно насильно — чтобы можно было паразитировать, не выплачивая социальной ренты.

 

Вы думаете, евроукраинские СМИ практикуют людоедскую пропаганду, потому что они так сильно ненавидят сепаратистов? Вовсе нет. Просто стоит задача, чтобы от инфарктов и инсультов умерло как можно больше стариков и пенсионеров, которые всё ещё претендуют на свою часть социального пирога. Молодых селян и безродных мещан гонят в армию на убой для того, чтобы никто потом не смог помешать отобрать сельскохозяйственную землю. Даже отмороженных националистов собирают в батальоны и бросают против ополченцев Донбасса для того, чтобы некому было собраться на очередной Майдан: ведь рано или поздно наивному сельско-украинскому народу станет очевидно, что его просто вычеркнули из пищевой цепочки паразитарной экономики его же украинские элитарии. Это будет не сегодня и не завтра – но подстраховаться надо.

 

Паразитарная модель колониального капитализма исчерпывает себя. Так как правящие элиты хотят сохранить своё господствующее положение в пищевой цепочке, но ничего, кроме как паразитировать на государственной собственности, не умеют, – то им надо сбросить социальный балласт и хотя бы на пару лет продлить возможность паразитировать.

 

Донбасс, который хотели превратить в полигон социального эксперимента, находится в промежуточном состоянии. Та часть Донбасса, которой уже удалось отбиться от Евромайдана, имеет шансы восстановить государство и запустить новую, непаразитарную модель экономики. Оккупированный же Донбасс, если его не освободят в ближайшее время, рискует превратиться в выжженную землю, где колониальный капитализм развернётся во всей красе.

 

Мародёр под жёлто-голубым флагом, отправляющий «Новой почтой» украденную у местных жителей бытовую технику, ничем не отличается от Коломойского или Порошенко. Просто у каждого паразита своя среда обитания и свой потолок аппетита. Плодовый червь грызёт яблоко, бычий цепень — человека. Боец батальона «Азов» тырит холодильник в Славянске, Коломойский отжимает нефтеперерабатывающий завод под Одессой.

 

Поэтому война ДНР против Евромайдана – это в первую очередь борьба двух моделей экономики и, соответственно, общественного устройства.

 

Донбасс сможет победить только при условии, что будут сметены паразитарные основы экономических отношений – когда в основу экономической деятельности будет положен хозяйственный подход, когда целью является расширение производства и его усложнение, а не формальная прибыль. В извечной борьбе труда и капитала государство должно встать на сторону труда. Только так Донбасс сможет победить Евромайдан.

 

Для этого нужна принципиально другая хозяйственная модель. И принципиально другие кадры, на которые будет опираться государство…

 

Семён Уралов