С Олесем мы познакомились 5 лет назад на одном из украинских ток-шоу. Он защитил меня от нападок присутствующих в студии, которым не понравилась моя позиция. Мы стали созваниваться. Часами говорили обо всем на свете. Встречались и дружили, даже после моего переезда в Москву. Признаюсь, что до личного знакомства с Олесем у меня о нем было не слишком хорошее. Он производил впечатление очень категоричного женоненавистника и жуткого хама, но когда узнала его лучше, поняла, что очень сильно ошибалась.

 

Диана Кади

 

Я не знала более воспитанного и благородного человека. Мы были близки, но всё равно говорили друг другу «вы». Он восхищал меня своим талантом, умом, неординарностью, и я посвятила ему целую серию стихотворений. Олесь очень любил, когда я читала ему их снова и снова. Хотя скептически относился к моей писательской деятельности, объясняя тем, что женщина не может быть хорошим писателем.

 

Он много шутил на эту тему, но я не обижалась, потому что гению можно простить всё. Олесь обладал прекрасным чувством юмора и никогда не унывал. Разве только в последнее время, когда события на Украине стали накаляться.

 

Он очень переживал за судьбу страны. Когда я получила российский паспорт, первым человеком, которому я поспешила похвастаться, был Олесь. На мое ликование он ответил лишь одной фразой: «А сколько людей погибло за этот паспорт и сколько еще умрет…» Тогда я впервые увидела в его глазах слезы.

 

Я позволяла себе резкие высказывания в адрес тех, кто развязал войну на Украине, кто сжег людей в Одессе. Олесь — никогда. Не потому что он был согласен с бесчинствами, которые творились на его Родине. Просто он до последнего не хотел верить в то, что Украина уже никогда не станет прежней. Вместе с Олесем для меня умерла Украина. Больше никогда я не поеду в страну, в которой убивают за инакомыслие. До конца своих дней я буду жалеть о том, что не встретилась с ним во время его последнего приезда в Москву. Надеялась, что он одумается и все-таки переедет. Не успел. Если бы я знала…

 

 

 

Четыре выстрела за честность,

Четыре выстрела в упор.

Ушел от нас писатель в вечность

За то, что жил наперекор.

 

Он до последнего мгновенья

Не верил, что в родной стране

Фашизм, что стал виной мучений,

Что всё вокруг горит в огне.

 

Не принимал ее устоев,

Режим кровавый презирал.

Такая участь у героев —

Жестокий, горестный финал.

 

Четыре выстрела за честность,

Четыре выстрела в упор.

Ушел от нас писатель в вечность

За то, что жил наперекор.

 

Диана Кади

 

Метки по теме: