Российский президент Владимир Путин 16 апреля провел ежегодное общение с гражданами в формате «прямой линии». Вопросы президенту поступали с 9 апреля и продолжались непосредственно во время эфира. Их число превысило 2 миллиона.

 

Владимир Путин

 

В ходе тринадцатой «прямой линии» общения со страной Путин много говорил об экономике. Это не мудрено — ядерная программа Ирана оказывает на жизнь среднестатистического россиянина куда меньшее видимое воздействие, чем состояние российских финансов, промышленности и сельского хозяйства. Более того, от состояния российской экономики международные позиции страны зависят куда сильнее, чем от квалификации дипломатов, мощи вооруженных сил и патриотического подъема населения. Без надежного тыла и аргументы дипломатов не воспринимаются, и армия долго не провоюет (если ресурсы не воспроизводить — они исчерпаются). Да и патриотизм быстро развеивается, если уровень жизни падает.

 

По информации президента, экономика России выдержала санкции и даже, вопреки прогнозам, показала в прошлом году небольшой рост. Общее политическое положение не дает надежды на снятие санкций в ближайшее время, но они доказали свою неэффективность. Ресурсный и промышленный потенциал России достаточен для обеспечения устойчивого развития.

 

В связи с этим Москва чувствует себя вполне уверенно на международной арене, а президент даже намекает, что право называться «врагом России» еще надо заслужить — не каждому такая честь по рангу.

 

«Мы — страна с огромным потенциалом развития, с большими природными ресурсами, и, конечно, мы, безусловно, великая ядерная держава … Поэтому быть нашими врагами и друзьями одинаково почетно. Но, если серьезно, то врагов я уже назвал — это международные террористы, организованная преступность и так далее», — сказал Путин.

 

А тех, кто пытается навязывать свою модель фактически всему миру, ждет неудача, отметил российский президент.

 

Владимир Путин напомнил: «Я уже говорил на одной из линий: некоторым крупным державам, супердержавам, которые претендуют на исключительность, считают себя единственным центром силы в мире, им союзники не нужны, им вассалы нужны. Я имею в виду США. Россия в такой системе отношений существовать не может».

 

В ряду дежурных высказываний по Украине (Россия не будет вмешиваться, украинское руководство действует неправильно и загоняет себя в тупик и т.д.) прозвучало ключевое утверждение о том, что шанс на мирное урегулирование в Донбассе был. То, что фраза произнесена в прошедшем времени означает, что больше такого шанса нет. Владимир Владимирович очень внимательно относится к своим словам и случайно употребить глагол в прошедшем времени не мог. До этого он все время говорил, что шанс есть.

 

Изменение всего лишь времени глагола. А сигнал важнейший, как для непосредственных соседей России, так и для «друзей и партнеров» по всему миру (многие из которых, правду говоря, вовсе не партнеры и уж тем более не друзья). Россия долго боролась за мирное решение на Украине. Надо понимать, что теперь, раз оно больше невозможно, бороться не будет.

 

А между тем в украинский кризис, который развязали США и от которого в последние пару месяцев стремятся дистанцироваться Франция и Германия, уже по уши влезли не только поляки, но и прибалты. И теперь им предстоит решать: хотят ли они дальше оставаться союзниками стороны конфликта, мирное решение которого невозможно, и в котором Россия находится по другую сторону баррикад, или своя рубашка все же ближе к телу?

 

Канаде хорошо поддерживать Киев всегда и во всем — она далеко, за океаном. Заигрывая со своими гражданами бандеровского происхождения, за счет оказания киевскому режиму военной, политической и дипломатической поддержки, Оттава не рискует оказаться в одиночестве лицом к лицу с Россией. А вот бывшим провинциям Российской империи, простиравшейся до Японии аккурат от Варшавы, стоит хорошо подумать прежде чем продолжать таскать каштаны из огня для Вашингтона. Который, кстати, тоже за океаном.

 

Помнится, когда-то поляки уже надеялись на английские гарантии, и кончились эти надежды для них плохо.

 

Отметим, что Путин никого не пугал, о мечтающих работать санитарным кордоном между Россией и Германией вообще не упоминал. Он просто констатировал — шанс был. А теперь нет. А если нет шанса на мир, значит, урегулирование происходит военным путем. Пока с принуждением Киева к миру успешно справляются армии ДНР и ЛНР. Не исключено, что скоро к ним присоединятся вооруженные силы Харьковской, Запорожской, Одесской и других народных республик.

 

И они справятся. Главное, чтобы восточноевропейские друзья и партнеры не слишком втягивались в этот процесс. Ведь в прошедшем времени можно говорить не только о шансе и не только об Украине.

 

Через год у Путина следующая «прямая линия». Кто к тому моменту лишится шансов, а кто шансы сохранит? Вопрос не праздный. Врагом России быть, конечно, почетно, но, бывает, плохо отражается на суверенитете и территориальной целостности.

 

Ростислав Ищенко

 

Метки по теме: