Олега Калашникова не убили! Его преследовали, давили, выжигали, пытались запугать… И даже стреляли… Четыре пули… В упор… Но те, кто надеялся таким образом заставить его замолчать, просчитались. Убили его тело, но его душа и воля остались жить. Его сломать не смогли! А это значит, то, что делал Олег, продолжат другие и пополнят ряды борцов с украинским фашизмом.

 

Олег Калашников

 

Общество взбудоражено. Его смерть для многих оказалась последней каплей, переполнившей чашу терпения. Власть открыто объявила собственному народу войну и начала шоколадно-коричневый террор.

 

Очевидно уже, что европейские мусорки прошли. И сегодня эти евроинтеграторы стали открыто убивать. Произошедшее из того же разряда европейских методов борьбы с оппонентами, что и мирные демонстрации с коктейлями Молотова.

 

Смерть Олега Калашникова стала уже 6 в веренице трагедий моих бывших однопартийцев. Нас убивают, доведенные до отчаяния враги, у которых уже закончились аргументы. Они откровенно бесятся в надежде запугать остальных. Но напрасно. Все больше украинцев понимают, что настоящие террористы живут не на Донбассе, а на Банковой и Грушевского. Что известное изречение «кулявлоб» на самом деле касалось не Яценюка, а всего украинского народа, особенно тех, кто не согласен с террористическим режимом шоколадного зайца и его кролика, превративших весь украинский народ в подопытных кроликов.

 

Это обыкновенный фашизм, когда выявляют активистов сопротивления и уничтожают по принципу «кто не сломался, того убить». Расстрельный список существует. И в нем уже высечены кровью имена доведенных до самоубийства Чечетова, Мельника и Пеклушенко. Теперь в нем и имя моего товарища Калашникова.

 

Олег был человеком убеждений. Настоящий офицер. Если давал слово, держал. Если шел на баррикады, то впереди. Если имел свое мнение, то должностных авторитетов не существовало. Калашников был открытым и честным человеком, всегда отстаивающим свою позицию. А доминировало в нем чувство патриотизма, замешанное на знании истинной истории. В попытках перекраивания прошлого в угоду политических амбиций он был непримирим с ложью, всегда взрывался в том числе и потому, что многое знал.

 

В моей судьбе Олег Калашников оставил очень глубокий след. Мы с ним не только сражались бок о бок на Антимайдане и старались пробить правдой сгущающиеся тучи беспредела нынешней власти, но и до сегодня вели активный диалог. И, даю слово, многое из того, что мы с ним задумали, в ближайшее время реализуем.

 

Накануне этой страшной трагедии Олег рассказывал мне об угрозах в свой адрес. Он открыто назвал нацизмом и геноцидом украинского народа действия шоколадных террористов.

«Маски сброшены! Нацизм со звериным оскалом жаждет крови, чтобы скрыть свои преступления против многострадального народа современной Украины!», — написал он.

 

И то, что на сайте «Миротворец» была опубликована личная информация об Олеге Калашникове с адресом его проживания, говорит только об одном – это политическая расправа над оппонентами. Убежден, что нынешняя ГПУ не будет расследовать эту трагедию, как и убийства «неизвестными» снайперами сотни людей на майдане, и доведение до самоубийства экс-регионалов, и многие другие факты насилия и беззакония.

 

Очевидно, что у этих убийств есть не только исполнитель, но и заказчик – власть. И у нее есть конкретные фамилии, и мы их накажем за это злодеяние.

 

Олег был глубоко верующим человеком, православным. Убийство в послепасхальную неделю – это ритуально-сатанистские преступления, цель которых – запугать. Для этих сатанистов день без крови и убийства прожит зря. И они уже ни перед чем не остановятся.

 

А Европа молчит. Но мы молчать не будем.

 

Владимир Олейник

 

 

Памяти Олега Калашникова

 

Страшное и горькое известие пришло вчера. Киевский режим совершил очередное подлое преступление. Убит видный оппозиционный политик Олег Калашников. Он был истинным патриотом Украины. Честный, порядочный, всегда жизнерадостный. Он всегда вселял в людей оптимизм и уверенность. Он искренне ненавидел фашизм, с уважением и любовью относился к ветеранам. Его смелость и откровенность, настроенность на добрые дела привлекала к нему людей, а у нелюдей вызывали ненависть.

 

Мне особенно больно писать эти строки. Я много лет знал и уважал Олега. И чувство своей ответственности за то, что, обладая всеми конституционными полномочиями, мы не уберегли власть от ее захвата преступной бандой, и тем самым не спасли Олега, да и всю страну, мучает меня.

 

Я хочу обратиться к лидерам Западных стран: благодаря Вашей поддержке в Украине происходят политические убийства, осуществляется террор против политических оппонентов, да и всего народа. Какие еще должны совершить преступления эти дорвавшиеся до власти нацисты, чтобы Вы, наконец, поняли и осознали свою ответственность за то, что происходит сейчас в Украине?

 

Почему убийства украинских оппозиционных политиков не вызывают у правительств западных стран никакой реакции в отличие, например, от недавней гибели российского оппозиционера.

 

Рано или поздно на все эти вопросы Вам придется ответить.

 

Вечная память тебе, Олег. Твой подвиг навсегда сохранится в истории Украины.

 

Николай Азаров

 

 

Олег Царёв: я обвиняю США в смерти моего друга

 

Погиб еще один мой товарищ – Олег Калашников. Мне очень жаль. Мы дружили. Я знал его семью. Неоднократно я убеждал его уехать из Киева. В ответ он мне говорил, что если все уедут, то кто будет бороться. Я постоянно убеждаю своих друзей, оставшихся на Украине, в том, что организация протестов бесперспективна.

 

Эта власть не спорит со своими оппонентами, она их уничтожает. Многих моих товарищей арестовали, некоторые пропали без вести, кого-то убили. Олег был одним из организаторов последней акции возле посольства США: люди собрались и просто стояли и молчали возле посольства.

 

Олег не уехал, не сдался.

 

Он погиб.

 

Его убили.

 

Олег Царёв

 

 

 

 

 

Вчера убили Олега Калашникова.
Это политическое убийство. Его цель — устрашение. Устрашение тех, кто ведет борьбу с нацизмом. Тех, кто не отказывается от своей истории, культуры, от самих себя.

 

Олег погиб, как офицер. Как человек чести. Это хорошая смерть. Погиб от пули врага на поле боя. Боя, который Олег вел до последнего. Не сбежал. Не струсил. Не продался.
Вечная тебе память, Олег, и Царство Небесное!

 

Василий Волга

 

 

Метки по теме: