Если перевести политику на язык психотерапии, то главная проблема России — это нелюбовь к себе.

 

Pasmyrno-na-reke-7813-730x456

 

Все знают это состояние. Выходишь из дома в отвратительном настроении, а там еще и погода плохая. Небо серое, никаких признаков солнца, мелкий гаденький дождь. Через три минуты чистые ботинки стали грязными. Через пять минут рядом пронесся автомобиль, и щедро обдал тебя грязью из лужи.

 

И идешь-то ты при этом туда, куда идти не хочешь. И звонит-то тебе только тот, кого ты не хочешь слышать. А еще что-нибудь болеть начало. А еще денег нет.

 

И когда все это одновременно начинает давить тебя — слой за слоем, медленно и бесконечно, — ты уже и сам себе кажешься таким пустым, таким бессмысленным и отвратительным, что мысленно решаешь «махнуть рукой».

 

«Да и плевать». «Какая разница». «Все равно все плохо». «Никогда ничего хорошего уже не будет!». «Сейчас лягу вот в эту лужу лицом вниз и буду лежать».

 

Знакомо, да?

 

Вот это состояние — это и есть Россия.

 

Это, как сказал бы философ Константин Крылов, самая наша эмоциональная мякотка, самая писечка.

 

И надо как-то выходить из этого настроения. Надо вставать из лужи и что-то делать со своей жизнью. Точнее, надо что-то делать со своим отвращением к ней.

 

Починить ее. Покрасить. Лампочки поменять. Мусор везде убрать — особенно на алкоголических пустырях, свалках за гаражами и в так называемых «скверах». Витамины попить — даже если они и липовые, пусть хотя бы работают как плацебо.

 

Начать улыбаться без всякого повода. Начать себя любить.

 

Для России это очень трудно. Намного труднее, чем пройти от Бреста до Аляски, построить заводы и выиграть войну.

 

Для меня, честно говоря, тоже.

 

Дмитрий Ольшанский