Декрет о тунеядстве и иные чрезвычайные меры

 

Евразия чем дальше, тем глубже погружается в пучину экономического кризиса, который, как и полагается эпохе великих перемен, сопровождается регулярными политическими обострениями. Начало апреля ознаменовалось ужесточением экономической блокады Приднестровья и анонсированными стабилизационными контрмерами, а информационное пространство Союзного государства РФ и РБ взорвал декрет Александра Лукашенко о предупреждении социального иждивенчества.

 

Александр Лукашенко

 

Впрочем, что чрезвычайные меры Шевчука, что декрет Лукашенко о тунеядстве — не более чем естественная реакция государства на экономические и неизбежно следующие за ними политические угрозы.

 

 

Антикризисные меры от Лукашенко

 

Задача нашумевшего декрета от Александра Григорьевича простая: принудить тех, кто не работает, но пользуется социальными благами от государства, принять, по крайней мере, финансовое участие в поддержании работоспособности белорусского государства как социального института.

 

Суть антикризисной меры, которая должна заставить как минимум часть от 400-тысячной армии налоговых неплательщиков, наполнить казну в следующем: те, кто постоянно проживает в РБ, но не работал свыше 183 дней в году, обязуются уплатить государству 3,6 млн BYR (13 961 RUB).

 

Декрет не имеет карательной цели и не возрождает практику принудительного труда, его цель именно в пополнении казны за счёт тех, кто систематически уклоняется от трудовой деятельности и уплаты налогов.

 

Параллельно планируется сократить срок пребывания безработного на учёте в центре занятости с 36 до 12 месяцев и установить жёсткие подходы к стимулированию желания безработного трудоустроиться, дабы уменьшить пространство для отказов от предлагаемой работы.

 

Также руководство республики взялось за упорядочивание деятельности таможни, в частности:

 

— введение на таможенных пунктах электронных очередей;

 

— ужесточение мер пропуска грузов, дабы выявлять контрабандные потоки и товары, ввозимые на рынок ЕАЭС с нарушениями требований законодательства.

 

Кроме того, по словам советника-посланника посольства РБ в России Владимира Колтовича, каждый пятый белорусский контракт в РФ заключается с мошеннической структурой. Одновременно происходит падение платёжной дисциплины: на российские компании приходится 60% общей дебиторской продукции по сделкам купли белорусских товаров.

 

А так как российская экономика — основной потребитель белорусской продукции — падает, то приходится искать новые рынки сбыта, дабы снизить показатель заскладированности белорусских предприятий. Потому Лукашенко требует усилить натиск на Восток и найти новых покупателей.

 

Впрочем, решить проблему со спадом экономики, скорее всего, не выйдет: на азиатских рынках Белоруссия испытывает трудности, конкурируя с российскими компаниями, которые при равном качестве продукции могут продать товары в лизинг, тогда как Минск требует предоплаты. Потому количество официально зарегистрированных безработных (+54,9% за год) в республике будет расти — Белоруссия стала жертвой высокотехнологичности своей экономики, следовательно, кризис перепроизводства ударит по РБ очень сильно.

 

Альтернативой могла бы стать программа комплексной индустриализации в России, которая поглотила бы все излишки продукции как в РФ, так и в РБ, однако её пока нет и, вероятно, не предвидится, равно как и союзных корпораций, цель которых в исключении конкуренции между товаропроизводителями РБ и РФ на внешних рынках.

 

Стало быть, Минску пока что придётся неизбежно накапливать государственный долг и экономить.

 

 

Приднестровье готовится к экономическому ЧП

 

ПМР уже ощутила на себе всю мощь кризиса: в январе-феврале республиканский бюджет потерял порядка 40% доходов, объём промпроизводства снизился на 18%. Экспорт в начале года упал на 20%, а импорт — на 25%.

 

Ситуация по отраслям также не вселяет оптимизма: спад по пищепрому составил 22,3% (производство коньяка просело на 24,4%), электротехническая отрасль рухнула на 21,3% (производство кабельной продукции на ЗАО «Молдовакабель» упало на 33,5%), легпром просел на 12,3%, машиностроение и металлообработка сократились на 6,6%, химпром упал на 1,2%.

 

Ничуть не изменилась к лучшему ситуация и в марте: доходы республиканского бюджета упали в полтора раза по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Сильнее всего просели доходы от таможенных пошлин: падение составило 2,8 раза — с 58,1 млн до 20,5 млн приднестровских рублей.

 

И переломить эту динамику не смогут никакие государственные программы и даже участие ПМР в программе импортозамещения в Российской Федерации: товары из Приднестровья, вероятно, вскоре не смогут покинуть территорию республики. По крайней мере, Украина уже запретила вывоз подакцизных товаров через пункты пропуска «Кучурган» и «Платоново». Запрет приведёт к необходимости переориентации транспортных потоков на Молдову и выльется в 20 млн долл. убытков. И это уже не первый явно враждебный экономический шаг Украины: в прошлом году ужесточение контроля украинской таможни привело к снижению внешнего товарооборота на 14%.

 

Потому единственное, что остаётся Тирасполю в таком случае, — переходить к мобилизационному режиму управления, ведь освободиться от удушающих объятий Украины и Молдовы ПМР не может.

 

Итак, 3 апреля стало известно о том, что президент ПРМ Евгений Шевчук подал в Верховный совет пакет чрезвычайных законодательных инициатив, которые, в дополнение к анонсированному повышению таможенных пошлин на импортные товары, должны смягчить блокаду и облегчить жизнь предприятиям. Среди чрезвычайных антикризисных мер заявлены:

 

  1. Введение внешнего управления на предприятиях при угрозе их остановки или сокращения свыше 20% работников, невыплате заработной платы свыше 3-х месяцев либо простое длительностью больше 1 месяца. Примечательно, что внешнее управление вводится простым решением правительства ПМР.

 

  1. Введение государственного регулирования цен на продукты питания, которые теперь, по решению компетентных ведомств, могут быть заморожены, а торговые надбавки ограничить 30%. В качестве меры ответственности за спекуляции предусмотрен штраф.

 

  1. Проведение финансовой и строительной амнистий.

 

  1. Изменение налогового законодательства.

 

Также предприятиями-экспортёрами предложено девальвировать приднестровский рубль с 11,1 до 18 рублей за $1. Однако такой шаг снизит доходы населения в 2,5 раза, а инфляцию доведёт до 78%.

 

В этом году ПМР столкнётся с проблемами в части финансирования социальных расходов, а также попытками дестабилизации.

 

***

 

Во многом положение экономик Белоруссии и Приднестровья сходно: республики, сохранившие свою промышленность, страдают первыми от кризиса перепроизводства и внешнего давления, которое в случае РБ выражено в бряцании оружием группировки НАТО в Прибалтике, а Приднестровье же решили показательно удавить.

 

Примечательно, что Киев в лице мастера блокад Петра Порошенко (2006 г. — Приднестровье, 2014 г. — Крым и Донбасс) выступает активным пособником грядущего поглощения Румынией Молдовы, которую Бухарест призывает задуматься об «альтернативе» евроинтеграции и сделать ставку на «быстрое объединение с Румынией». И если облегчить жизнь Белоруссии можно только полномасштабной индустриализацией, то спасти Приднестровье возможно, лишь глобально решив «украинскую проблему».

 

Иван Лизан