По неофициальной информации из источников, близких к переговорному процессу, по итогам прошедшей 7 апреля в Берлине встрече замминистров иностранных дел, в ближайшее время начнет предметно обсуждаться вопрос о проведении заседания «Нормандской четверки» в Москве. Тема — соблюдение Минских соглашений. Причем, судя по утечкам из Парижа и вполне официального комментария Штайнмайера, европейские гаранты Минска не в восторге от усилий, предпринимаемых Киевом для политического урегулирования конфликта в стране.

 

Пётр Порошенко

 

Недовольство вполне понятное, если вспомнить итоги прошлой встречи «четверки» на уровне глав МИД, состоявшейся в конце февраля в Париже. Конкретных документов тогда подписано не было, но, в заявлениях Фабиуса, Штайнмайера и Лаврова звучали следующие темы:

 

— Необходимость прекращения огня, особенно — в Донецке и в районе Широкино. — Необходимость отвода тяжелых вооружений, не дожидаясь полного прекращения огня.

— Обсуждался вопрос о введении на Донбасс миротворцев, причем, по отзыву Лаврова, европейская сторона готова обсуждать лишь продление мандата наблюдательной миссии ОБСЕ.

— Практическое рассмотрение вопросов политического урегулирования, в частности — «провести консультации с Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ по вопросу организации выборов в местные органы власти».

— «Необходимость налаживания диалога по вопросам восстановления социальных, экономических связей, банковских услуг населению территорий, которые сейчас находятся под контролем ополченцев».

 

По всем этим пунктам Киев особых успехов не показывает.

 

По первому — стрельба в районе Донецкого аэропорта и Широкино продолжается. Причем украинская сторона, благодаря болтливости некоторых «полевых командиров», призналась в том, что боевые действия в этих районах начаты по ее инициативе. В том же Донецком аэропорту попадали под обстрел группы миссии ОБСЕ. При этом так, что обвинить ополченцев не получается даже при желании военных пиарщиков ВСУ.

 

По второму пункту — именно украинская сторона оттягивала отвод вооружений, ссылаясь на неполное прекращение огня и, судя по всему, она уже вернула часть этих вооружений на фронт. Во всяком случае, в отчетах ВСУ ополченцы не обвиняются в использовании тяжелых вооружений, в то время как ВСН фиксируют использование 152-мм. гаубиц и «градов».

 

По третьему пункту — 16 марта Порошенко внес на рассмотрение Верховной Рады проект постановления об обращении в СБ ООН и Совет ЕС о развертывании на территории страны международной операции по поддержанию мира и безопасности, а на следующий день Рада эти обращения приняла. Мало того, что это грубейшее нарушение Минских соглашений, в которых ни о каких миротворцах не упоминается, так еще и откровенный плевок в сторону «четверки» — дескать, вы там совещайтесь, а мы сами все порешаем…

 

Кстати, реакция российской стороны вполне конструктивна — РФ не против ввода миротворцев, но требует согласовать это мероприятие с властями народных республик Донбасса.

 

По вопросам политического урегулирования никакого продвижения нет. Не только не начался диалог с представителями народных республик по вопросам проведения выборов и реформе Конституции, но и принято решение считать территорию ЛДНР «оккупированной» (очевидно — Россией, хотя доказательства присутствия российских войск по-прежнему отсутствуют), что, по сути, какой-то диалог исключает. Украинские депутаты прямо говорят, что выборы будут проведены только тогда, когда ВСУ захватит всю территорию Донбасса и изгонит «оккупантов» (в смысле — население).

 

Впрочем, наблюдения за ходом конституционного процесса подводят даже сторонников киевской власти к выводам, что Порошенко не намерен считаться не только с Донбассом, но и с политическими элитами и общественным мнением остальной Украины. А инициативы президента, касающиеся военного положения, заставляют предполагать, что выборы не грозят не только Донбассу…

 

По вопросам экономической блокады пока тоже никаких подвижек не заметно. Пока Киев молчит, на территории республик введена поливалютная система, начали выплачиваться пенсии (в рублях), «террористы» восстанавливают железнодорожное сообщение и работу предприятий («террористы восстанавливают» — это абсурдная терминология киевских СМИ, которые заврались до состояния полной невменяемости) и т.п. Единственное улучшение — вроде бы после Пасхи предполагается облегчение погранично-пропускного режима между Украиной и народными республиками. Пока же эвакуировавшиеся на территорию Украины пенсионеры ездят за документами в Донбасс через территорию России.

 

Как видим, претензий к Киеву накопилось более чем достаточно. Судя по всему, Порошенко будет оправдываться очень тяжело.

 

Тем не менее, я думаю, что особых последствий для украинского президента все же не будет. И не столько потому, что отсутствуют механизмы эффективного влияния на позицию украинской стороны, а сами инициативы по замораживанию конфликта исходят в большей степени от Вашингтона, чем от Киева, сколько потому, что инициаторам Минска с самого начала было понятно — при нынешней конфигурации «демократически избранной» украинской власти их реализация невозможна. Пока в Раде заседают гаврилюки и яроши, она не сможет принимать законы, направленные на политическое урегулирование ситуации на Донбассе. Пока правительство возглавляет Яценюк, прорвать экономическую блокаду не получится.

 

Таким образом, сейчас главная задача минского процесса — «зачистка» политического поля от тех сил, которые настроены против урегулирования. И процесс идет — достаточно уже «снятия с довольствия» террористических батальонов, которые теперь подчиняются официальным силовым структурам, и мощной кампании, которая, скорее всего, в ближайшей перспективе приведет к отставке Яценюка. Плюс — обозначенная уже перспектива перевыборов парламента осенью, с созданием новой коалиции, на основе, скорее всего БПП, «Самопомощи» и… «Оппозиционного блока».

 

На этом фоне более вероятно, что Порошенко не только пожурят за неисполнение соглашений, но и обсудят возможности давления на внутриполитических оппонентов.

 

Василий Стоякин

 

Метки по теме: