Шел сегодня по Москворецкому мосту мимо немцовской символической могилы, куда опять натаскали цветов и плакатов.

 

Нехорошее это место.

 

portal2

 

Совсем нехорошее.

 

И совершенно очевидно, что оно не имеет никакого отношения к памяти конкретного человека.

 

Конкретному человеку можно и на кладбище цветы положить.

 

Нет, тут другое.

 

От этого, ей-Богу, мистикой пахнет.

 

В центре Москвы произошло человеческое жертвоприношение.

 

Как и положено, в жертву принесли мирного, безобидного персонажа, каким в соответствующем кино обычно бывает блондинка, — но Немцов, собственно, и был такой политической блондинкой.

 

И теперь, принеся жертву, известного рода товарищи — совмещая в одной точке символическое место заклания и символическую близость к Кремлю, — пытаются открыть там этакий мистический портал в 1991 год.

 

Туда, где по-прежнему идут похороны Усова, Комаря и Кричевского, где повсюду красуется знаковое для них имя «Борис» и реют трехцветные флаги РФ, которые в данном контексте значат совсем не то, что они же — в Крыму, Донецке или Луганске, — а нечто прямо противоположное, а именно — наше поражение.

 

Сходите туда — те, кто в Москве, — посмотрите. Там буквально пахнет 1991 годом.

 

Могилой пахнет.

 

Но не чьей-то конкретной, нет. Общей.

 

То есть, отчаявшись развалить нынешнюю версию России традиционными путями, — кто-то начинает валить ее мистически, удерживая в центре Москвы эти спонтанно возникшие ворота в ад первоначального триумфа россиянства, в его, россиянства, лучшие дни.

 

Дни победы над нами.

 

И кровь, которая там пролилась, — это та важнейшая, извините, скрепа, которая, вместе с ежедневным поклонением, и позволяет держать эти ворота открытыми.

 

Разумеется, я не думаю, что либералы срочно выучились на колдунов.

 

Однако я уверен, что подсознательно они что-то такое чувствуют.

 

Чувствуют, что эти двери около Кремля — не просто так.

 

Может быть, оттуда выползет что-то для них полезное.

 

И, уж конечно, это не значит, что надо что-то разрушать, ломать, портить, как это пытаются делать некие сомнительные патриотические активисты (которые, я уверен, тоже что-то подсознательно ощущают, а не просто так гадят).

 

Вандализм — это вообще не метод в борьбе со злом, тем более, со злом потусторонним.

 

А вот святая вода бы не помешала.

 

Дмитрий Ольшанский

 

P.S. от Юрия Лозы:
Я не был знаком с Немцовым и не испытываю к нему никаких чувств, однако понимаю, что все, кому он был дорог, имеют право на выражение своей любви. Но почему это надо делать на проезжей части в центре Москвы? Неужели непонятно, что тротуар, это не то место, где надо складывать штабелями венки, свечки, фотки и ленточки? Что самому Борису этого не нужно, ведь душа его там, куда её определили в небесной канцелярии, а тело в месте захоронения? На кладбище есть специально обученные люди, которые получают зарплату за то, чтобы поддерживать порядок на могилах, а кто должен этим заниматься на Большом Москворецком мосту? Не сами же экзальтированные дамочки, до сих пор льющие слёзы на портреты Немцова! Всё это напоминает пиар-акцию, а поклонницы ходят сюда скорее для селфи на фоне скорби и чтобы пообщаться с себе подобными. Начинаю думать, что весь этот балаган спонсирует фирма, которая зарабатывает на подвозе цветов к месту гибели политика.

 

В столице неимоверное количество памятных мест, связанных с различными политическими деятелями, писателями, художниками и артистами. Но если везде будут устроены самостийные мемориалы, город просто превратится в большую свалку.

 

Троекуровское кладбище расположено по адресу: ул. Рябиновая, д. 24, проезд — м. Кунцевская, авт. №612; м. Теплый стан, авт. №781 до ост. «АЗС». При входе есть указатель «К могиле Немцова».

 

P. S2 от Льва Щаранского:

А ведь либероиды правда верят, что таская букеты, они злят Путина. Надо таки запустить слух, что самокастрация и бомжевание очень бесят Тирана.
***
Если власти будут продолжать убирать цветы у места гибели Немцова, художник Павленский пообещал прибить свои яйца к мосту.

Метки по теме: ; ;