Русские националисты, русские националисты… Кругом русские националисты. Мне кажется, русских националистов не бывает в природе. Русский по определению не может быть националистом. Если националист — значит, не русский. Готовя очередную программу, изучаю «творческое наследие» Латыниной и Ко.

 

Иллюстрация Андрея Кикина к рассказу Максима Горького "Коновалов"
Иллюстрация Андрея Кикина к рассказу Максима Горького «Коновалов»

 

 

Латынина, наши либералы вообще — вот ведь кто чистейшей воды националисты. Они составляют особую, многонациональную нацию. В зависимости от эпохи эта народность может называться по-разному: патриции, баре, аристократия, интеллигенция, буржуи, эффективные собственники, креативный класс, «ылито». Тоже в своем роде ультрас. Голова Латыниной, туловище Просвирнина. Есть, наверное, тут и какой-то преобладающий хромосомный набор, но уж мы-то с вами копаться не будем, верно? Их неистребимое презрение к простому человеку — особенно бедному и/или необразованному — человеку, занятому грубым физическим трудом — люмпену, гопнику, неудачнику, быдлу, скоту — оно абсолютно не свойственно русским. Ну если исключить тоже нередко встречающееся у русских благородное презрение к самим себе. Как у Горького в рассказе «Коновалов»:

 

«Особливые мы будем люди… ни в какой порядок не включаемся. Особый нам счёт нужен… и законы особые… очень строгие законы — чтобы нас искоренять из жизни! Потому пользы от нас нет, а место мы в ней занимаем и у других на тропе стоим… Сами мы пред собой виноваты…»

 

В чем тут дело? Возможно, в том, что русским — спасибо вечной мерзлоте и нищете — за всю историю так и не довелось побывать в положении белого саиба, почивающего на чьих-то спинах. Кого у нас разжалобишь «Хижиной Дяди Тома»? Русские колонисты всегда сами подставляли спины под плеть, наравне с местными. Утром ты на Сенатской площади, вечером — во глубине сибирских руд. Мне кажется, и Революция выбрала Россию, а Россия — Революцию, именно потому, что русские подсознательно понимали — никакого шанса протиснуться в индустриальное, капиталистическое сверхчеловечество у большинства из них, вчера еще крепостных, не будет. Россия по определению антирыночна. Неэффективна. А значит и неэффективное, нешустрое, неупорядоченное русское большинство подлежит списанию, утилизации — неважно, через концентрационные лагеря или через биржу труда. Даже самые лучшие, самые генетически безупречные наши арийцы, августейшие из августейших, для подлинных саибов в любые времена будут оставаться сбродом. Потому так печальна и незавидна судьба всех без исключения волн русской эмиграции. Не получается расщепить русских на недочеловеков и сверхчеловеков. То есть сверхчеловеки-то находятся, куда без этого, но русские упорно не желают равняться на них, идти за ними. Русские своих сверхчеловеков зовут мироедами. И бьют. И жгут. И гонят пароходами на Запад.

 

Сверхчеловеческое, как известно, означает прямой вызов Богу. Отмену Бога. В этом смысле выходит, что русский марксизм, русское богоборчество, даже взорванные церкви — это ни разу не атеизм. Атеизм — это не когда человек вместо иконы молится Ленину, открывает зернохранилище в храме, летит в космос и никого там не находит. Атеизм — это когда человек пытается отобрать у Бога право еще до рождения решать, кому жить, а кому нет. Когда человек говорит себе: и сам я — животное, и все вокруг меня — животные. Сверхчеловек — это человек, проигравший животному. Удивительным образом через 100 лет после Революции Православие, Ислам и социализм оказываются загнаны в один цивилизационный угол.

 

Угадайте вот, кто написал — Латынина? Боровой? Шендерович?

 

«В очень многих случаях обществу следует предотвращать зачатие — невзирая на происхождение, ранг и умственные заслуги оно должно иметь наготове самые суровые меры принуждения, лишения свободы, не останавливаясь при иных обстоятельствах даже перед кастрацией. Библейская заповедь «не убий!» сущая наивность в сравнении с непреложностью запрета на продолжение жизни для декадентов: «не зачинайте!»… Сама жизнь не желает знать и признавать никакой солидарности, никаких «равных прав» между живыми и вырождающимися частями организма: последние надобно вырезать — иначе весь организм погибнет. Сострадание к декадентам, равные права и для неудавшихся* — это была бы глубочайшая аморальность, это была бы сама противоприрода под видом морали!»

 

Это так, попутные мысли вслух. Агитация и Пропаганда. Сегодня.

 

Константин Семин

Метки по теме: