Сегодня пообщался с командиром батальона армии ДНР, который последний месяц ведет бои за Широкино. Бои там как в феврале начались, так до сих пор и не прекращались. Сам комбат приехал в Россию на несколько дней подлечиться после пулевого ранения в ногу полученного в ходе январского наступления ВСН. Скоро поедет назад, так как задач по Широкино никто не снимал. Воюет еще со Славянска, был проездом у «Бэтмена» (о котором очень хорошо отзывался), в целом — настоящий фронтовой комбат. Сейчас бегает на костылях, но уже в ближайшие дни будет командовать своими людьми под Широкино. Воюет в обыкновенных сапогах.

 

 

Само Широкино частично контролируется нашими, частично хунтой (напоминает ситуацию с Никишино). С той стороны на фронте раньше стоял «Азов», сейчас после ротации там отмечено присутствие «Днепр-1». ВСУшники в основном поддерживают артиллерией и танками. У комбата в подчинении помимо пехоты есть танковая рота, которая обеспечивает огневую поддержку. Всего со стороны противника в районе Широкино и прилегающих сел действует группировка до 2000 человек и около 50 единиц танков и САУ. Регулярно проводится ротация.

 

Ситуация под Широкино. Colonel Cassad

 

Основу обороны составляют позиции на высоте в районе Широкино, где противник возвел долговременные сооружения для обороны. Сама оборона противника основана на системе ротных опорных пунктов, которые образуют три линии обороны в направлении на Мариуполь вплоть до Бердянского. Противник готовится к обороне, возводит даже бетонные укрепления, ставит минные поля, совершенствует систему огня. Так же активно используются беспилотники, преимущественно иностранные. В полосе действий батальона зачастую отрабатывают беспилотники, порой до 4-5 штук. Один недавно смогли сбить. С нашей стороны тоже запускают, но поменьше (БПЛА как всегда не хватает).

 

В связи с действием перемирия, наши свою тяжелую артиллерию отвели в тыл, с той стороны отвода нет и в последние дни противник сильно отрабатывал по нашим позициям под Широкино. Наши естественно отвечают, артиллерию используют по согласованию, если противник уж слишком наглеет. В случае более серьезных событий, подогнать то что отвели не составит большого труда.

 

В батальоне в основном воюют местные, но есть и добровольцы из России, которые воюют еще с лета. Приходит и пополнение, так как зимой у батальона были достаточно серьезные потери убитыми и ранеными. До перемирия хорошо наваляли «Азову», часть мелькающих в СМИ сообщений о новых трупах карателей из «Азова», это их работа. Пехоту противника оценивают как среднюю по качеству, основные проблемы доставляет артиллерия противника.

 

В частях на передовой по прежнему острая нехватка формы и экипировки. В батальоне воюющем под Широкино не хватает до 200-250 комплектов формы и обуви, очень мало разгрузок, подавляющее число спецсредств (ночники, тепловизоры, коллиматоры, целеуказатели) — трофейные. Это же касается и бронежилетов и хороших касок. ВСУ по прежнему продолжают выступать одними из главных поставщиков снаряжения и техники для армии Новороссии. Некоторые бойцы в связи с нехваткой снабжения вынуждены воевать частично в гражданской одежде, а обувь покупать самостоятельно после получения зарплаты. В связи с нехваткой разгрузок, некоторые патроны носят в карманах. Как говорят, грузы в принципе приходят в Новороссию, но в связи с проблемами с логистикой и организацией снабжения, доходит непосредственно на фронт далеко не все или с задержками.

 

С точки зрения морали, люди вполне готовы воевать дальше и уверены, что хунта при возобновлении активных боевых действий неизбежно потерпит поражение. «Перемирие» считают фикцией, которая лишь обеспечивает краткосрочную передышку. Порядок в прифронтовой полосе поддерживается строго, но справедливо.

 

В самом Широкино очень сильные разрушения, местных жителей практически не осталось. Зато чуть дальше от фронта, масса людей продолжает жить так же, как и до войны. Война и обстрелы стали для людей рутиной, к которой уже привыкли. Население конечно сильно устало от происходящего, но главным виновником творящегося ужаса считает хунту, а ополченцев своими защитниками. По поводу России есть некоторое разочарование по поводу того, что помощь оказалась не такой, на которую рассчитывали весной 2014 года, но в целом есть понимание, что без помощи России, ДНР уже бы не существовало.

 

ОБСЕ катаются по району боев, но когда хунта ведет огонь, съемки не ведут, прикидываются шлангами. Зато пытаются выискивать моменты, когда ВСН отвечают огнем на огонь противника. Никакой объективностью там и не пахнет.

 

В целом, можно констатировать, что под Широкино идет своеобразная позиционная война средней интенсивности, причем обе стороны ожидают, что в обозримом будущем, боевые действия могут активизироваться.

 

Уже после общения с комбатом, я узнал, что 15 марта хунта перекрасив несколько танков в символику ДНР, пустила их на наши позиции под Широкино. В общем, война продолжается и моему собеседнику уже через несколько дней предстоит на месте командовать людьми и решать боевые задачи.

 

Colonel Cassad

Метки по теме: