Киберактивист А.А. Навальный, отсидев 15 суток, вновь вернулся к политической борьбе, в ходе которой окончательно забросил чепец за мельницу. Если убийство Б.Е. Немцова, случившееся как раз во время пребывания А.А. Навального в изоляторе временного содержания, имело целью запугать оппозицию, то по крайней мере в случае с Навальным оно цели своей не достигло. Оппозиционер не устрашился, а наоборот, сделался еще более смелым.

 

Трусливые члены правительства. Максим Соколов

 

Смелость его выразилась даже не в том, что он предложил западным державам ввести новые массовые санкции — киберактивист предложил проскрибировать сразу тысячу знатных россиян. Хотя, конечно, тут есть революционный размах — число проскрибированных предлагается увеличить на порядок и распространить санкции также и на членов семей, чтобы сын за отца отвечал. Главное же — киберактивист предлагает иностранным правительствам поразить в правах каких-никаких, но своих сограждан, причем делает это не тайно, а вполне открыто, на страницах лондонской «Файненшиал Таймс».

 

Дело здесь не в том, что при этом он нимало не страшится мстительной власти. Власть при общении конкретно с А.А. Навальным давно уже избрала методу, называемую «великодушие смягчает сердца» — «Вонзил кинжал убийца нечестивый // В грудь Деларю. // Тот, шляпу сняв, сказал ему учтиво: // «Благодарю». // Тут в левый бок ему кинжал ужасный // Злодей вогнал, // А Деларю сказал: «Какой прекрасный // У вас кинжал!» // Тогда злодей, к нему зашедши справа, // Его пронзил, // А Деларю с улыбкою лукавой // Лишь погрозил».

 

Причина такого феноменального благодушия власти роковой нам неведома — то ли это ростки добра в ее душе, то ли коварный план по компрометации борца, то ли взаимно ломаемая комедь. Но в любом случае ябедничество по вашингтонскому, лондонскому и прочему иностранному начальству производит неоднозначный эффект. Кто-то горячо одобряет такую тактику борьбы — «Правильно, Камерон-батюшка, дави их, гадов!», а кто-то некстати вспоминает князя Глеба Рязанского, в 1237 году пошедшего в услужение хану Батыю. «Свои кобели грызутся — чужой не приставай» — это взгляд, конечно, очень варварский, но при этом в России еще довольно распространенный. Сохранит ли призыватель аглицкого кобеля благосклонность русского народа — это сложный вопрос.

 

Возможно, впрочем, снискание широкой народной благосклонности уже не рассматривается в качестве задачи — есть дела поважнее. Г.К. Каспаров тоже когда-то видел себя народным любимцем, а теперь перестал.

 

Но истинное забрасывание чепца проявляется в финале интервью британской газете, где киберактивист сообщает: «В правительстве много хороших людей, которые его (В.В. Путина. — М.С.) ненавидят и считают обузой, но они трусы. Все олигархи тоже его ненавидят, но при этом понимают, что им остается только молчать». Не будем даже задаваться вопросом, может ли лукавый раб быть хорошим человеком, — возможно, у А.А. Навального свои представления о том, какие люди хорошие.

 

Проблема в другом: каким образом оппозиционер узнал о ненависти министров и олигархов к президенту, притом сами они об этом в газетах не писали. Тогда остаются два пути к такому суждению.

 

Может быть, члены правительства и олигархи открывались в своей ненависти к В.В. Путину в частных беседах с киберактивистом, который выступал в роли наперсника. В этом случае он поступает неосмотрительно, раскрывая содержание сугубо частных бесед в многотиражной прессе. Тем более когда в этих беседах речь шла о жгучих тайнах.

 

Может быть, напротив, А.А. Навальный вовсе и не допущен в общество вельмож и богатых капиталистов, а выводы о снедающей их ненависти к В.В. Путину делает либо физиогномически, наблюдая вельмож по телевизору (с олигархами, правда, сложнее, их мало кажут по ТВ), либо прибегая к психологической проекции своего собственного эмоционального состояния — «Господа присяжные заседатели, да кто бы из вас не зарезал соперницу!». Все ж таки он адвокат и знает приемы судебного красноречия. Здесь он, правда, рискует получить от министров и олигархов решительную отповедь — Parlez pour vous, monsieur!

 

Отреагируют знатные люди нашей страны на такие рассказы про обуревающие их чувства или предпочтут презрительное молчание — на каждый чих не наздравствуешься, — мы это, очевидно, узнаем. Но киберактивисту надобно признать, что одно дело манипуляция креативным классом, другое дело — классом правящим. В первом случае сойдет всё, не выключая боевого призыва «Бараны, возлюбленные в рот!», во втором надо работать куда деликатнее, чего, похоже, А.А. Навальный совсем не умеет.

 

Максим Соколов

Метки по теме: