Ситуация на северо-востоке Мьянмы окончательно перестала быть внутренним конфликтом, и в последние дни становится очевидным, что Китаю не избежать участия в нем. Если еще месяц назад основным театром военных действий был штат Качин, то теперь война пришла в автономную область Коканг, населенную этническими китайцами. Резко возросла интенсивность конфликта — от отдельных стычек и авиаударов он перешел к настоящим боям. 12-го февраля, на День Федерации, правительственная армия потеряла 47 человек убитыми и более семидесяти ранеными. На днях Минобороны Мьянмы заявило о 130 погибших. 

 

китай2

 

Коканг — автономный район бирманского штата Шан, населенный китайцами, в котором только в начале 2010-х гг. правительству удалось закончить многолетнюю гражданскую войну, и несложно заметить, что ее возобновление совпало со сменой внешнеполитического курса Мьянмы. По сообщению СМИ КНР здесь проживает 140 тыс. этнических китайцев и около 300 тыс. нацменьшинств (качин, монпа, баи и др.), которые также проживают в сопредельной с Мьянмой провинции Юньнань. Территория Коканга входила в состав империи Цин, а нацменьшинства севера Мьянмы имеют многотысячелетнюю историю связей с Китаем. Ханьцы появились здесь около 150 лет назад, как раз во время Цин, а затем эти земли захватили британцы, которые присоединили их к своей колонии Бирма. В годы Второй мировой войны китайская армия воевала здесь против японцев и более 2 тыс. солдат отдали свои жизни. Таким образом, кокангский вопрос имеет длительную историю.

 

В 1894 г. на английских картах территория Коканга также отмечалась как китайская. В апреле 1948 г. после провозглашения независимости Мьянмы, Коканг был объявлен автономией, а проживавшие там китайцы объявлены «народом Коканга». Район стал полунезависимым, однако его население не имело ряда политических прав и экономических свобод, которыми обладало остальное население Мьянмы. Как следствие, регион стал тесно в культурном и экономическом отношениях интегрирован с Китаем, вплоть до того, что здесь работают операторы связи из КНР. Праздники и обычаи здесь также распространены те, что характерны для остальных ханьцев. Поэтому, отмечает пресса, Коканг, юридически являясь территорией Мьянмы, может называться китайской землей.

 

китай3

 

Рассматриваемые районы входят в так называемый «Золотой треугольник», а их население, действительно, активно занимается нелегальным бизнесом, в том числе, и производством опиатов. Местные нацменьшинства (заметим, что и в Юньнани тоже) зачастую подчиняются центральным властям лишь условно. Таким образом, этот район очень сложен в этническом и геополитическом отношениях. Например, 9-го февраля в Мьянму вернулся бывший руководитель китайской автономии Коканг Пэн Цишань, который в 2009 г. был обвинен местными властями в пособничестве наркобизнесу и изгнан из страны, после чего нашел убежище в Китае.

 

китай1

 

В нынешнем конфликте сводки о потерях зачастую неполны и противоречивы (особенно со стороны антиправительственных сил, не имеющих даже единого командования), но ряд фактов свидетельствует о том, что Вооруженным силам Мьянмы уже не под силу в одиночку затушить разгорающийся пожар войны.

 

По данным агентства «Синьхуа», в автономном районе введено чрезвычайное положения на срок 90 дней, а вся полнота власти передана армии. Проблеме Коканга была посвящена встреча министров иностранных дел двух стран, причем на этом фоне министр информации Мьянмы заявил, будто часть группировок повстанцев действует с территории китайской провинции Юньнань.

 

Вместе с тем, от конфликта на территории КНР уже укрывается около 30 тыс. беженцев, а также как минимум один раз территория Китая обстреливалась со стороны Мьянмы.

 

Myanmar conflicts in northern Shan State

 

В прессе отмечается, что повстанцы Коканга якобы связаны с прокитайской Коммунистической партией Бирмы, а само восстание — едва ли не попытка КНР занять территорию этого района по «крымскому сценарию». По сообщениям китайских СМИ, ссылающихся на доклады министерства обороны Мьянмы, войска этой станы овладели городом Лауккай (Лаоцзе), центром мятежной автономной области Коканг. Однако боестолкновения в его окрестностях не прекращаются. Бирманские военные сообщают, что на стороне сепаратистов сражаются граждане Китая из числа отставных военных.

 

Пока что Мьянма не обвиняет армию или центральное правительство Китая в поддержке мятежников, но обеспокоена тем, что лидер «сепаратистов» Пэн Цзяшэн укрывается на территории сопредельной с Мьянмой провинции Юньнань.

 

Однако, при этом забывается, что китайская община в стране появилась относительно недавно и ее основу составляют потомки беженцев — сторонников лидера Гоминьдана Чан Кайши, оставивших Поднебесную после его поражения в Гражданской войне со сторонниками Мао Цзедуна. Поэтому отношение к Пекину у местного населения двойственное, и лозунгов о воссоединении с Китаем не звучит.

 

Во-вторых, повстанцы, действующие в Коканге, называют себя «Армией демократического альянса Мьянмы» (интересно заметить, что центральное правительство этой страны официально считает себя «образцовой демократией»). Таким образом, у китайской границы воюют не коммунисты, и, в отличие от всех остальных группировок, повстанцы Коканга не организованы по этническому признаку.

 

В-третьих, никаких свидетельств помощи восставшим со стороны Китая до сих пор не представлено. При этом ранее в ходе конфликта в штате Качин создавалась угроза гражданам КНР, а эскалация боевых действий почти совпала с визитом Обамы в соседнюю Индию.

 

Myanmar conflicts in northern Shan State

 

Myanmar conflicts in northern Shan State

 

Одним из важнейших итогов этого визита стало совместное коммюнике о стратегическом партнерстве в Индийском и Тихом океанах, направленное на сдерживание КНР в регионе.

 

Последовавшая за этим операция войск Мьянмы в Качине поставила под сомнение реализацию совместного проекта в области гидроэнергетики, а сотни китайских граждан на несколько дней были заблокированы из-за боев в приграничной зоне.

 

Далее, как грибы после дождя, стали появляться новые «армии» среди нацменьшинств севера страны. Примечательно, что все они действуют в районе китайско-бирманской границы, тогда как племена, обитающие близ пределов Лаоса и Таиланда, сохраняют мир.

 

Очевидно, что спецслужбам США удалось найти самое слабое место на границе, с помощью которого можно втянуть КНР в войну. В случае дальнейшего роста интенсивности боевых действий Пекин не сможет бросить в беде десятки тысяч соотечественников.

 

Myanmar conflicts in northern Shan State

 

Myanmar conflicts in northern Shan State

 

Вместе с тем, поддержка кокангских ополченцев окончательно рассорит Китай и Мьянму, которые еще недавно были стратегическими партнерами. В связи с обострением внутриполитической ситуации, возникшим у южного соседа, премьер Госсовета КНР Ли Кэцян уже выбрал маршрут Нового Шёлкового пути через Лаос и Таиланд, а проект железной дороги из Юньнани к портам южной Мьянмы повис в воздухе.

 

Что же до сравнения с Крымом, то оно не совсем оправданно — в случае присоединения Коканга, КНР получит небольшую слаборазвитую территорию, с действующим там наркобизнесом, тогда как о кратчайшем пути к Индийскому океану придется забыть. В остальном ситуация сильно напоминает сценарий обострения отношений России и Украины.

 

Павел Мартынов

 

 

Метки по теме: