Стремление «пристыдить» правительства других стран и подстрекательство оппозиции в их государствах – этот прием впервые применили большевики в 1917 году, пишет National Interest. А в последние десятилетия его взяли на вооружение Госдеп, USAID и другие организации, которые заведуют в США внешней политикой. Результаты этой практики особенно ярко видны по происходящему на Украине, отмечает автор статьи.

 

U.S. Assistant Secretary of State Victoria Nuland addresses a news conference at the U.S. embassy in Kiev

 

Еще три десятилетия назад известный американский историк и дипломат Джордж Кеннан опубликовал эссе о том, что занимающиеся американской внешней политикой упрямо считают: все мировые геополитические проблемы решаемы, и решать их должны власти Америки, пишет обозреватель National Interest. Именно Кеннан, напоминает автор статьи, разделял мысль о том, что для любого правительства, особенно американского, безрассудно пускаться в «напыщенное морализаторство».

 

Кеннан заявлял такие вещи, которые сегодня вызвали бы бурю протеста в Институте Джона Маккейна, Freedom House, USAID и прежде всего – в Государственном департаменте: «Демократия в американском понимании – не обязательно будущее всего человечества, и у США нет обязанности добиться того, чтобы она стала этим будущим». К сожалению, его слова оказали очень мало влияния, сетует автор.

 

«Теперь уже явно американской стала позиция о том, что у наших властей есть право, обязанность и мудрость для того, чтобы пренебречь обычными каналами межправительственных переговоров и обращаться напрямую к гражданам других стран, – пишет обозреватель.  Но немногие осознают, что восходит такая позиция неожиданно к совсем не американскому источнику». Это «Декрет о мире», который был выпущен вскоре после захвата власти большевиками в 1917 году, объясняет автор.

 

В документе было обращение ко всем народам и правительствам, участвовавшим в Первой мировой войне, с призывом немедленно начать переговоры о демократическом мире. Естественно, другие участники Антанты посчитали это недружественным шагом, тем более что правительства союзников не предупредили о выпуске этого декрета.

 

По мнению Джорджа Кеннана, это был первый случай применения так называемой «демонстративной дипломатии». Если обычная дипломатия нацелена на поиск добровольного соглашения, взаимовыгодного для правительств, то демонстративная дипломатия стремится «пристыдить другие правительства и разжечь оппозиционные настроения среди их народов». Яркий экземпляр подобной тактики сегодня – это действия Госдепа и USAID на Украине в последние десятилетия, считает автор National Interest.

 

Новейшим подобным примером издание называет предложения госсекретаря Джона Керри по бюджету. Он просит 639 миллионов долларов на «помощь нашим друзьям на Украине, в Грузии и Молдавии в их стремлении к укреплению демократии в своих странах, попыткам противостоять давлению России и теснее интегрироваться в Европу». Также Госдеп просит 2 миллиарда долларов на программы в сфере демократии, прав человека и управления.

 

Можно при этом заметить, что нигде не используется слово «дипломатия», ведь оно подразумевает переговоры между народами и стремление разрешить ситуацию, не вызывая враждебность. «То, на что просит денег Керри, на самом деле – противоположность дипломатии. Скорее уж это нечто вроде контрдипломатии», рассуждает обозреватель.

 

Соль в том, что тем идеям, которые сегодня вдохновляют сторонников гражданского общества, мы напрямую обязаны опыту большевиков. National Interest советует адептам таких практик временами думать над тем, по чьим стопам они сейчас идут.

 

иноTV