… Не для всех российских СМИ работа на Украине закрыта. На «той» стороне спокойно работают даже в зоне боевых действий коллеги из особо доверенных СМИ — «Коммерсант», «Новая газета», телеканал «Дождь». Их там рассматривают как «своих».

 

Дмитрий Стешин

 

Работа остальных наших СМИ практически заблокирована, коллеги вынуждены нанимать местных операторов, скрывать свою принадлежность к российской прессе. В принципе, мы могли бы поступить так же — разрешить работать в России пулу вменяемых, не ангажированных журналистов. Но таких там очень мало. И в первую очередь это связано с редакционной политикой их изданий — она жестко-антироссийская.

 

Думаю, разрешить работать в России всем украинским СМИ — это очень сильная позиция, говорящая о нашей правоте.

 

Как ни странно, в ДНР в последние два месяца стали работать украинские журналисты. Сложился целый пул коллег из Украины. Им спокойно выдают даже военные аккредитации. Я своими глазами увидел, как поменялось мировоззрение украинских коллег, оценки происходящего в Новороссии.

 

За считанные дни республика приобрела в украинской прессе если не друзей, то сочувствующих и объективных журналистов — точно. Что касается самой Украины – работа российских СМИ там фактически заблокирована с мая прошлого года, с тех пор, как появился первый «список СБУ» на розыск российских журналистов, и заработал запрет на въезд в страну граждан России от 16 до 60 лет. Я думаю, мы эту информационную блокаду в век информационных технологий переживем. Это не наши проблемы, это проблемы Украины.

 

Работая на Майдане в конце февраля, в марте и первых числах апреля 2014 года, мы уже не представлялись журналистами «Комсомольской правды», мы были «блогеры» или сотрудники частного кабельного оппозиционного канала. Мы не говорили по-русски, не писали стендапы в толпе.

 

Как показывает мой жизненный опыт, самое главное в случае ареста в подобных обстоятельствах — сообщить об этом в редакцию. Что было бы дальше — не знаю. Коллегу с одного центрального канала задержали в толпе и почти пять часов били палками и электрошокером в подвале киевской администрации. Потом отпустили. Телеканал не стал обнародовать этот дикий факт, рассудив, что «нам еще работать на Майдане». Вот и поработали.

 

Судя по общению с пленными из дебальцевского котла, украинской пропаганде можно противопоставить только полный слом и демонтаж нынешнего киевского режима. Какие-то дискуссии в информационном поле просто бессмысленны.

 

Думаю, работающая сейчас на Украине тотальная пропагандистская машина еще займет свое место в истории, и будет изучаться наравне с работой Министерства пропаганды доктора Геббельса.

 

Дмитрий Стешин, военный корреспондент «Комсомольской правды»