Запостили фото с танкетками, якобы из Луганска. На самом деле оказалась Тула, но не в обмане дело.

 

Lugansk

 

Главное здесь то, что при всей взвившейся кострами между двумя странами ненависти, при всех истерических заклинаниях и причитаниях кретинов-пропагандистов на тему «никогда мы не будем братьями» (как будто биологию можно отменить согласно пропагандистским хотелкам), при всех усилиях алчных мерзавцев, урча раздирающих на куски некогда единый организм, — организм этот жив ещё.

 

Потому что отличить окраину Тулы от окраины Луганска неспециалисту оказалось не под силу без поиска по картинкам от Гугля. Как и окраину Луганска от окраины Киева. А окраину Киева от окраины Могилёва. И так далее. Одинаковы пейзажи, и одинаковы люди, при всех различиях, которые по-прежнему более региональные, чем непреодолимо-этнические, несмотря на прямо противоположные, враждебные типы зомбированности.

 

А вот если бы вам под видом луганской подсунули окраину Ливерпуля или Детройта, да что там, даже Нового Томысля — будьте уверены, вы бы подвох заметили мгновенно.

 

Вот почему глава израильского МИД, мудрый еврей из Кишинёва по фамилии Либерман, заявил, что русские с украинцами должны договариваться напрямую, безо всяких чужеродных меркелей и обам. Которые, от себя заметим, вовсе не беспристрастны в качестве самопровозглашённых посредников. Посему: «Я не считаю, что Киев и Москва нуждаются в посредниках. У них очень большой опыт взаимоотношений — им не нужны переводчики или посредники», — also sprach Lieberman.

 

Минск как площадка для переговоров — это правильно, это хорошее место, у Минска тоже окраины от данной сфотографированной не очень отличаются, и если кто и может здесь посредничать, так это одинаково переживающие и за украинцев, и за русских белорусы…

 

… В чём беда — так это в том, что т.н. «украинцы» представляют в большей степени Соединённые Штаты, чем уничтожаемую ими Неньку.

 

Владимир Мироненко