Есть такая форма анализа ведения боевых (и не только) действий: всё происходящее и его последствия делят на три части – происходящее в физическом, информационном и когнитивном пространстве. Называется «ФИК-модель».

 

Mariupol

 

Мы с вами иногда смеёмся, иногда офигеваем, как наша реальность не совпадает с майданной виртуальностью. А это как раз самая суть происходящего – вся эта майданная шушара никогда не ставила себе задачей изменение реальности, они почти поголовно заточены под информационные войны (это, кстати, одна из причин, почему они так быстро разваливают экономику – они не практики).

 

Подавляющее большинство из них – политики, общественные деятели, «громадськи активисты» – никогда толком не работало. Не строило, не проектировало, не создавало, да и не воевало. Для них важны не личные качества, умения и навыки, а имидж, не результат, а возможность попиариться.

 

Их девиз по жизни «Не быть, а казаться». Они и во время «революции гадости» месяцами считали более важным символические действия, декларации, ритуалы и обряды, чем захваты реальных объектов.

 

Вот и сейчас они не развивают экономику, а говорят заученные фразы про «привлечение инвестиций» и «повышение привлекательности для бизнеса». И не воюют, а создают медийную картинку (от этого гибнут солдаты, но мне их не особо жалко – только дебилы будут воевать за подобную мразь, так что это форма естественного отбора).

 

Итак, есть две стороны конфликта: ополчение и хунта, Новороссия и Украина. Цели ополченцев предельно приземлённые – защитить свою землю от вторжения, а свои дома – от разрушения. Цели «Украины» сугубо абстрактные – «единаукраина», «славанации» и прочий бред для развода хомячков.

 

Соответственно, и воюют они совершенно по-разному. Для ополченцев важен физический результат – контроль над стратегическими объектами, захват оружия и техники, уничтожение карателей, освобождение территории. Для хунты важно повесить тряпку на администрацию, поставить флажок на карте, поддерживать мифы о «гробиках» или о «российском вторжении».

 

Конкретный результат на конкретном блокпосту их при этом не интересует – захватили — так захватили, погибли солдаты — так погибли, новых наберут.

 

Руководство ополчения также думает больше в категориях снабжения. Им нужно накормить гражданских, одеть/обуть солдат, вооружить и обучить, и желательно никого не терять, потому что ресурсы ограничены, а людей жалко.

 

Руководство хунты озабочено мнением «мировой общественности» и общественным мнением внутри страны. Заниматься снабжением и управлением армией им нет времени. Им нужно поехать в Давос, попросить денег там, поехать на похороны саудовского диктатора, попросить денег там, поехать в Париж, помахать ручкой там. В общем, вы поняли принцип.

 

Ополчению было важно отбить аэропорт, чтобы помешать обстрелам жилых кварталов Донецка. Они это сделали. Хунте было важно создать миф о «киборгах» (на фоне массового бегства и дезертирства реальной карательной группировки в летне-осенний период). Они тоже это тщательно поддерживают. Удерживать при этом реальный аэропорт уже, мягко говоря, не важно. Для киевской хунты война всё больше смещается в виртуальное пространство.

 

Кстати, описываемые процессы прекрасно отображаются и освещением военных действий разными сторонами конфликта. Сторона ополчения заполнила интернет репортажами «от земли»: вот здесь трупы карателей, здесь разбитая техника, здесь трофеи, вот освобождённый посёлок. Сторона хунты сосредоточено воюет в фейсбуке: тымчуки-бутусовы, увлечённо пыхтя, уничтожают целые виртуальные армии. Не обходится и без «сопутствующих потерь»: пани Васильева между делом уничтожает футбольные команды, студентов техникумов и даже литературных персонажей.

 

Также недавно появился целый виртуальный «партизанский отряд» на стороне хунты. Он также, как и Тымчук, уничтожает целые вымышленные роты, десятки единиц придуманной техники и склады боеприпасов по координатам, где в реальности пустое поле. Если они также наводят украинскую артиллерию, то неудивительно, что она бьёт по жилым кварталам.

 

В реальности ополчение отбивает населённые пункты один за одним, а карательная группировка хунты деморализована и бежит целыми подразделениями. В виртуальности хунта одерживает перемогу за перемогой. Вон, недавно на МКС обезвредили злобного москальского космонавта, облучавшего планету зомбо-лучами. Вам смешно, а больные люди в это верят.

 

И чем дальше будет ополчение продвигаться вперёд в наступлении, тем больше будет становиться разрыв между реальностью ополчения и виртуальностью хунты. То же самое происходило в прошлый раз и с немецкими нацистами – к концу войны они настолько запутались, где реальность, а где вымысел, что возлагали надежды на вымышленные армии (или такие, которые уже перестали к тому моменту существовать).

 

И скоро уже Порошенко будет восклицать «Венк! Где мой верный Венк?». А ему в ответ «Мой фюрер, Тымчук не придёт, ему ватники перерезали кабель интернета».

 

Кстати, о «ватниках». Это искусственное понятие, которое внедрялось в когнитивное пространство, как и прочие ярлыки, чтобы манипулировать майданными зомби, отключая у них остатки самостоятельного мышления. «Злочинна влада», «титушки», «колорады», «ватники» – и можно не думать, за тебя уже подумал «5 канал» Порошенко.

 

Придумывается термин, к нему задаётся негативная коннотация, и вуаля – тысячи бездумных майданных зомби уже свято уверены, что убивать «колорадов» разрешено, морально и даже патриотично. В том числе и «личинок». Видите, как просто управлять бездумными зомби?

 

Впрочем, на сегодняшний день для миллионов людей понятие «ватник» уже приобрело позитивную коннотацию, и стало даже неким классовым противопоставлением бездельникам-креаклам с их шубами и кардиганами, равно как и символом сопротивления «западным ценностям».

 

Так что и на этом направлении хунта постепенно теряет позиции.

 

Но вернёмся к нашему противостоянию реальности с виртуальностью. И тут последние теракты с автобусом и обстрелом Мариуполя чётко укладываются в изложенную выше схему.

 

Ополчение заинтересовано в прекращении обстрелов и в расширении территории под своим контролем. Мариуполь для них – это стратегический порт, который в перспективе позволит предприятиям Донбасса торговать с внешним миром, реализуя свою продукцию на внешних рынках.

 

Поэтому ополчение будет осуществлять штурмы населённых пунктов, стремясь по максимуму сохранить их инфраструктуру – им же здесь дальше жить, им же, если что, и восстанавливать разрушенное.

 

Хунта заинтересована в медийной картинке, причём даже не столько для внутреннего потребления, как для внешнего создания из ополченцев образа «террористов». Пока в международном информационном пространстве создать такой образ не получается, хунта выглядит кровавой диктатурой (это видно по тому, как в Европе акциями протеста встречали Порошенко и Яценюка).

 

Для внутреннего потребителя информационного продукта также нужно создать связь «куда приходит Новороссия, там начинаются обстрелы». Это продолжение их собственной террористической тактики устрашения. Именно поэтому вчера батальон «Азов» и обстрелял Мариуполь, попытавшись выдать этот обстрел за действия ополченцев.

 

 

Для самих мариупольцев (как мы видим из вышеприведённого видео), как и для жителей Донецка, очевидно, что на самом деле все обстрелы – это дело рук карательной группировки хунты.

 

Впрочем, и ранее попытки делать вид, что «Мариуполь – цеукраина», выводя на акции несколько десятков преимущественно приезжих статистов, не были особенно успешны и убедительны. Все прекрасно помнят, как весной нацгвардейцы устроили в городе кровавую бойню, а такие вещи ещё очень долго не забываются и не прощаются. Так что жители Мариуполя, безусловно, будут встречать ополчение Новороссии с хлебом и солью, как и положено встречать освободителей.

 

Хотя медиа-проститутки хунты постараются создать в виртуальности другую картинку. Возможно даже с новыми «дочерьми портовых грузчиков, где не всё так однозначно».

 

Александр Роджерс специально для News Front

 

Rojers